26.11.2015, 14:36
Конец имперских амбиций Эрдогана
Конец имперских амбиций ЭрдоганаМеждународная военная политика
Турции не позволят стать ведущей региональной державой.

Решение сбить российский Су-24М дискредитировало президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в глазах союзников по НАТО. Об этом говорится в материале, опубликованном в среду, 25 ноября, на сайте телекомпании CNN.

«Партнеры Эрдогана по НАТО теперь могут считать его только ненадежным человеком, вносящим нестабильность в такой ситуации, когда легко может произойти взрыв. Не верным партнером, способным сохранять хладнокровие, которое и позволило Североатлантическому альянсу существовать до конца холодной войны», — подчеркивает CNN.

На деле, проблема для Эрдогана гораздо глубже. Из-за действий Анкары, надо думать, Запад поставил под сомнение главное: стоит ли позволять Турции превращаться в ведущую региональную державу. А ведь именно этого жаждал Эрдоган — трансформации Турции в новую Османскую империю.

Ради этой цели турецкий президент разогнал главные оппозиционные телеканалы и газеты, а также провел массовые чистки в армии, служившей реальной гарантией светского характера турецкого государства. Ради этого Анкара активно искала рычаги влияния на бывших территориях Османской империи, фокусируясь на мусульманских странах Ближнего Востока и Северной Африки. Эрдоган не скрывал планов восстановить турецкое влияние как минимум в мусульманском Средиземноморье, и делал все, чтобы убрать с дороги региональных соперников.

В 2011 году, когда в Сирии уже вовсю шла война, тогдашний премьер Эрдоган назвал происходящее «внутриполитическим вопросом» для Турции, разорвал дружественные отношения с Башаром Асадом, и моментально превратился в ярого его противника. Осенью того же года Эрдоган направился в Египет, где к тому времени произошла революция и на смену авторитарному Хосни Мубараку пришли «Братья-мусульмане». И в Каире тысячи сторонников египетской революции приветствовали Эрдогана как лидера всего мусульманского мира.

Напомним: еще в начале 1990-х в Турции существовал проект «Великий Туран» или «Пояс Турана». Сразу после распада СССР, тогдашний турецкий премьер Тургут Озал бросил лозунг «Великий Туркестан от Средиземного моря до Китайской стены». По мнению Озала, во главе нового союза должна была встать Турция, а под ее патронатом — ряд государств с тюркским населением: Азербайджан, республики Средней Азии, а также отдельные регионы, такие как Крым. Но только при Эрдогане «неоосманизм» фактически стал внешнеполитической доктриной Турции.

Имперские устремления Эрдогана и прежде вызывали вопросы на Западе. Самый серьезный раскол в отношениях Анкары и Брюсселя наметился в 2013 году, когда турецкие власти отдали распоряжение о жестком разгоне гражданских протестов в Стамбуле. Но тогда Эрдоган в глазах европейского сообщества превратился в авторитарного лидера — и только.

Инцидент с Су-24М чреват куда более серьезными издержками. По сути, Эрдоган показал, что ради своих целей способен не только поставить под удар создание единой антитеррористической коалиции против «Исламского государства», но и спровоцировать полномасштабный конфликт Москвы с Западом. Делать ставку на такого партнера в геополитической игре — по меньшей мере, неумно.

Значит ли это, что российский самолет похоронил под своими обломками и имперские амбиции Эрдогана?

— Турция имела шанс стать ведущей региональной державой в «нулевые» годы, когда в основу ее внешнеполитической доктрины легла концепция, разработанная тогдашним министром иностранных дел, а ныне премьером Ахметом Давутоглу, — отмечает директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Эта концепция получила название «ноль проблем с соседями», и провозглашала необходимость укреплять партнерские связи со всеми близлежащими государствами — вплоть до нормализации отношений с такими проблемными, с точки зрения Анкары, странами, как Греция и Армения.

Именно в тот период наблюдался прорыв в российско-турецких отношениях — были подписаны важные энергетические контракты. Турция развивала выгодное для себя торговое сотрудничество с соседними арабскими странами — Ливией, Ираном, Египтом. Доходы Анкары исчислялись миллиардами долларов. Наполнение турецкого бюджета реально заработанными, а не спекулятивными деньгами буквально преобразило страну.

Но в тот же момент у турок проявились амбиции. В частности, они стали говорить о «неоосманизме». В конце 2009 года Давутоглу открыто заявил в одном из выступлений: «Нас называют неоосманами — да, мы и есть неоосманы, мы вынуждены заниматься соседними странами, и пойдем даже в Африку». Эта политика, в конце концов, привела Анкару к активному участию в «арабской весне», в ходе которой Эрдоган совершил массу ошибок. Наконец, турки споткнулись о сирийский плацдарм.

По сути, Эрдоган пытался создать конфедерацию в границах Османской империи, а получил гражданскую войну с курдами, конфликт на сирийской границе, и осложненные отношения с США.

В этой ситуации альянс с Владимиром Путиным давал турецкому президенту свободу маневра в общении с Западом. Но инцидент с Су-24М лишил Эрдогана такой возможности.

На мой взгляд, теперь турецкий лидер оказался в чрезвычайно сложной ситуации. Над Турцией всерьез нависла угроза утраты территориальной целостности из-за проблем с курдами. Вместе с тем, ситуация вокруг страны, к созданию которой Анкара приложила руку, стабильности не способствует. Афганистан, Ливия, Ирак — государства-развалины. И еще неизвестно, какой выйдет из войны Сирия.

Дело, напомню, идет к реализации американцами проекта «Независимый Курдистан». Курды, возможно, получат в Сирии автономию, а в Ираке они ее уже имеют. На очереди — Турция.

Эрдоган оказался в клещах, и единственный человек, который мог бы выступить гарантом сохранения территориальной целостности Турции — был Путин. Мы, напомню, очень осторожно относились к курдскому вопросу, и только в последнее время российский МИД стал называть курдов партнерами по сирийскому урегулированию. Но после инцидента с Су-24М ситуация кардинально изменилась: Путин предупредил, что мы разрываем все военные контакты с Анкарой, и будем бить по целям, которые представляют потенциальную угрозу.

Запад теперь действительно не видит Анкару в роли ключевого регионального игрока?

— Нет, конечно. Сейчас Запад, очевидно, делает ставку на Иран. Неслучайно Тегеран выводят из международной изоляции, хотя американцы десятилетиями держали Ближний Восток в подвешенном состоянии — так сказать, на иранском шампуре. А Иран — это очень серьезно.

В Турции, по большому счету, нет ничего, кроме хорошего воздуха и моря. А Иран — страна с гигантскими запасами энергоресурсов, которая занимает третье место в мире по запасам нефти и второе место по запасам газа. Думаю, геополитическое значение Турции отныне будет неуклонно падать — именно из-за ошибок, допущенных турецким руководством.

— В чем причина этих ошибок?

— Эрдоган и его соратники остались провинциальными политиками. Они думали, что если будут играть по своим провинциальным правилам — лицемерить, придерживаться двойных стандартов — то смогут «въехать» в Европу и договориться с Россией. Турки думали, что самые умные и всех, грубо говоря, надурят — а надурили самих себя.

— Эрдоган действительно потерял возможность реализовать имперские амбиции в том виде, в котором он планировал это сделать в партнерстве с Катаром, Саудовской Аравией, и при беспардонном использовании США и ЕС в качестве прикрытия, — считает политолог, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Эрдоган наглядно продемонстрировал, как он реализует эти амбиции в ходе «арабской весны». И удар в спину, который получила группировка ВКС России в Сирии, просто расставил точки над «i». Мы-то полагали, что в лице Анкары имеем дело пусть с плохим, но союзником в борьбе с ИГИЛ, а оказалось, что Турция — союзник радикальных исламистов.

Понятно, что Россия ответит на сбитый самолет. Думаю, как только на авиабазе «Хмеймим» встанут на боевое дежурство зенитно-ракетные комплексы С-400, мышь не проскочит — ни по воздуху, ни по земле — через границу с турецкой стороны. Больше из-за турецкой границы не пройдут ни боевики, ни турецкие самолеты, чтобы бомбить курдов.

Ведь то, что сейчас пытается делать Эрдоган — это попытка перекроить Сирию. С чего, спрашивается, турки ударили по нашему самолету? На мой взгляд, это попытка де-факто поставить ситуацию под контроль, и выкроить плацдарм — те самые 98 километров сирийской границы, где проживают туркоманы, которые открыто поддерживают Турцию и воюют с войсками Асада. Анкара планировала создать там буферную зону, ввести семитысячный контингент войск, нагнать туда беженцев, и под прикрытием лагерей беженцев тренировать боевиков.

А дальше — потихоньку оттяпывать территории в Северной Сирии, вплоть до Алеппо включительно. Потому что в турецком понимании тот же Алеппо — это исконный вилайет Османской империи. Это как если бы Россия сейчас отбирала бы территории Финляндии и Польши со словами «чего такого, это все наше было во времена Российской империи!»

Но с Су-24М Эрдоган перегнул палку. Он поступил как малолетний хулиган, который плюет вам в лицо, а потом убегает за угол, где его должны ждать старшие товарищи. Но в данном случае «старшие товарищи» по НАТО покрутили пальцем у виска, и в поддержке турецкому лидеру отказали.

На мой взгляд, Эрдоган совершил стратегическую ошибку. Такой выходки от турецкого президента никто не ждал. И, конечно, теперь Запад на Турцию точно ставить не будет…

— Турция продолжает оставаться членом НАТО и союзником США — на турецкой территории масса американских военных объектов, — напоминает бывший замначальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны РФ, старший вице-президент ПИР-Центра, генерал-лейтенант Евгений Бужинский. — Другое дело, что для Эрдогана главное Асад и курды — все остальное несущественно. Но США это не смущает. Думаю, Эрдогану инцидент с российским бомбардировщиком сойдет с рук, и Запад не станет вычеркивать Турцию из числа надежных союзников. Что касается имперских амбиций — у Эрдогана еще есть шансы их реализовать. С точки зрения Запада, Иран и Турция имеют практически равные возможности стать главным игроком региона…

Категория: Конфликты



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb