01.09.2015, 08:58
Китай принимает вызов Америки
Китай принимает вызов АмерикиМеждународная военная политика
США начали полномасштабное наступление на Поднебесную.

Администрация Барака Обамы готовит пакет экономических санкций против ряда китайских компаний и предпринимателей. Как пишет американское издание The Washington Post, вопрос об этом решится в течение ближайших двух недель. Политики США объясняют санкционный план кибератаками в начале июня этого года, когда хакеры получили доступ к данным 25 миллионов американских граждан, в том числе действующих и бывших госслужащих. В то же время, ряд обстоятельств указывает, что кибератаки — лишь повод для начала полномасштабного давления Вашингтона на Пекин.

О росте конфликтного потенциала между США и Поднебесной пишут последние несколько лет все ведущие мировые издания и даже открыто говорят американские политики. В начале октября прошлого года зам. главы Пентагона Роберт Уоркс заявил, что Штаты дадут «военный ответ» Китаю в случае обострения его отношений с Японией по поводу островов Сенкаку. Вскоре американские военные самолеты совершили демонстративный полет вблизи спорных территорий.

На нынешний август пришлось несколько событий, которые могут быть взаимосвязаны. 4 августа Пекин получил от зависимого от США Международного валютного фонда ответ, в котором говорилось, что заявка Китая на включение юаня в список мировых резервных валют рассматриваться не будет. Значение и возможные последствия такого ответа, надо думать, оценили и в Вашингтоне и в Пекине. 11 августа Народный банк Китая объявил о самой масштабной за последние пять лет девальвации юаня. Многие в мире восприняли это, как начало «валютной войны».

12 августа прогремели взрывы на складе химических веществ в китайском портовом городе Тяньцзине, в результате 147 человек погибли и 26 числятся без вести пропавшими. В тот же день Пекин еще раз девальвировал свою валюту.

Через десять дней, 22 августа, случился мощный взрыв на химическом заводе города Цзыбо провинции Шаньдун. На следующий день, 23 августа, произошла еще серия взрывов, но уже на американской военной базе в японском городе Сагамихара. Одновременно у самых границ КНР чуть не привели к новой войне противоречия между Южной и Северной Кореей. Никаких доказательств, что события близки по времени не случайно, пока нет. Но интересно, что сразу после взрывов на американской базе японский премьер Синдзо Абэ отказался ехать в Пекин на празднование 70-летия окончания Второй мировой войны. Зато ранее, в июле, был принят закон о расширении прав Сил самообороны (фактически армии, которую Японии запрещено иметь после поражения 1945 года). Правда, массовые митинги против закона в Японии начались только сейчас, их организовала Коммунистическая партии Японии.

24 августа индекс Шанхайской биржи упал на 8%, потянув за собой индексы не только Азии, но и США. Правда, Китай предыдущие две недели не терял времени даром и успел распродать американских активов на 106 млрд. долларов, ровно столько же, сколько продал с января по июль текущего года. А вот американские компании серьезно потеряли в капитализации. Интересно, что нынешние валютные резервы Китая составляют примерно 130% от рекомендуемого уровня, а это значит, что практически без потерь Китай может выбросить на рынок около 900 млрд. долларов. Фиксированный курс юаня дает Китаю беспрецедентные экспортные преимущества, а вот ослабший доллар сильно снизит стоимость западных активов.

Видимо, Китай готов к серьезной борьбе. В стране уже началась кампания по сплачиванию нации. О необходимости быть готовым к испытаниям и выдержать все трудности заявил на совещании Госсовета КНР 28 августа премьер Ли Кэцян, призвав при этом все руководящие кадры четко координировать свои действия. Показательно, что на параде 3 сентября в Пекине примут участие ветераны войны с Японией, которые состояли в партии Гоминьдан, то есть были врагами коммунистов в гражданской войне.

Одновременно, усиливается борьба с проявлениями паники. Как сообщает китайское агентство «Синьхуа», в стране уже наказаны 197 человек, которые в Интернете сеяли слухи о большем, чем в официальных сводках, количестве погибших в Тяньцзине или скором обрушении китайской экономики. Как сообщает «Синьхуа», многие задержанные уже признались и раскаялись. Интернет-провайдеры получили жесткое указание выявлять «паникеров».

Западные политики неоднократно говорили, что мечтают об ослаблении и даже развале России. Но каков будет результат борьбы, если против Запада в схватку активно включается Китай? Обращает на себя внимание, что в «черный понедельник» мировой торговли, 24 августа, глава МИД России Сергей Лавров сделал весьма двусмысленное заявление: «Заканчивается эпоха доминирования исторического Запада, это продолжалось сотни лет»…

— Вашингтон сейчас решил просто надавить на Пекин, используя предлог кибератак, — уверен руководитель школы Востоковедения Высшей школы экономики Алексей Маслов. — Обращает на себя внимание, что атаки были еще в июне, а о санкциях заговорили только теперь. Тем более, нет никаких доказательств, что виноваты китайские хакеры. По крайней мере, нет официальных публикаций, что заход хакеры делали с китайских IP-адресов. Есть только подозрения, что это Китай, мол, больше некому.

Дело в том, что США сильно напуганы развитием китайских технологий. Речь идет не только о продвижении китайских брендов мобильных телефонов и компьютеров, но и о мощнейших китайских комплексах, которые совершают прорыв в целом в компьютерной технике. Чтобы сохранить технологическое лидерство, США могут прибегнуть к одному из средств торможения китайских технологий — введению санкций.

Какие могут быть санкции? Прежде всего, сворачивание совместных разработок. К примеру, есть совместные проекты MTI (Массачусетского технологического института) с крупнейшим китайским университетом Цинхуа и рядом крупнейших университетов в Шанхае. Во-вторых, можно наложить санкции на поставки в США китайских электронных компонентов, которые, как предполагается, могут следить за американскими гражданами. Несколько лет назад уже была ограничена поставка ряда видеоплат, в которые, как утверждали американцы, были встроены системы слежения за действиями компьютерных пользователей. В-третьих, США могут остановить передачу технологий в области компьютерной техники.

Но санкции — это «палка о двух концах». Действительно хакерские атаки из Китая происходят, более того, в КНР создают новые компьютерные вирусы. Но если Вашингтон будет ограничивать себя от китайского проникновения, то это еще больше закроет Китай от внешнего влияния. В Китае и так закрыт доступ к ряду ресурсов, таких как Facebook, Twitter. Кстати, Россия и Китай в этом году подписали соглашение о том, что не будут предпринимать действия друг против друга в области кибербезопасности.

Сегодняшнее обсуждение санкций — это реакция не технологического, а политического свойства. Обама хочет показать, что Америка реагирует на выпады Китая. Ведь реальная защита от кибератак лежит исключительно в плоскости технологических решений.

Можно ли сказать, что обсуждаемые санкции — часть общей стратегии США по сдерживанию Китая?

— В этом нет сомнений. США рассматривали Китай как крупнейший и едва ли не основной рынок сбыта для своей продукции. Но из-за развития китайских технологий, американские компании оказываются далеко не на первых ролях. Скажем, Apple на китайском рынке была первой, а сейчас ее по продажам обогнали две китайские компании. Это серьезная потеря, учитывая объем рынка КНР.

Более того, Америка рассматривала Китай как рынок для своих программных продуктов. Но китайские учреждения и ведомства перешли целиком на использование собственных программ. КНР уже несколько лет назад обеспечила себе независимость, что не может нравиться США, которые привыкли через свой софт контролировать целый ряд государств.

— Обращает на себя внимание совпадение по времени взрывов в Китае, в Японии и ситуация на финансовых рынках.

— Я думаю, что большинство событий просто совпали, если, конечно, не брать отказ рассматривать юань в качестве мировой резервной валюты. Подавляющее большинство проблем КНР объясняются грубейшими ошибками китайского руководства, и о них предупреждали все специалисты.

Но США воспользовались ситуацией. В Китае нет опыта решения проблем на биржах, а в Вашингтоне прекрасно знают, что делать в случае обвала на фондовых рынках.

Взрыв в Тяньцзине, видимо, вызван грубейшим нарушением техники безопасности. Последние несколько лет в Китае постоянно происходят техногенные катастрофы. Пекин активно это скрывает, пытается замять все скандалы, и внешней публике сейчас кажется, что произошло что-то необычное. Но это один из перекосов китайской экономики — удешевление всего, вплоть до систем безопасности.

Конечно, США будут активно использовать все проблемы Китая, чтобы не дать ему выйти на уровень мирового финансового лидерства, то есть оставить его в пределах Азии.

— Готов ли Китай к усилению давления со стороны Штатов?

— Китай вообще готов жить в условиях давления. Государству сейчас очень важно продемонстрировать слою своих средних менеджеров (главам компаний и провинциальным руководителям), что Китай не свернет с пути реформ. Китай будет усиливать стабилизацию своей экономики и достаточно жесткими методами. Действия США лишь подстегивают КНР.

Китай будет продолжать прямые и косвенные валютные интервенции на свой рынок. Во-вторых, он будет защищать свою экономику от присутствия американских товаров. В-третьих, ни одна техногенная катастрофа не останется без внимания правительства. То есть, государство будет усиливать присутствие в экономике.

— Возможно ли заставить китайское руководство пойти на попятную?

— Очевидно, что Китай не пойдет на попятную, ведь для страны это будет означать полную потерю имиджа. Обращу внимание, что и рычаги Соединенных Штатов ограничены. Интересно, что США не ведут активной антикитайской риторики, к примеру, давно сняли вопрос о нарушении прав человека. Китай и США сильно зависят друг от друга, никому не нужно обрушение другой стороны, необходимо только ослабление. Америка и Западная Европа будут оставаться крупным рынком сбыта для Китая, и любой кризис на Западе отразится на КНР.

— Могут ли США для ослабления Китая использовать военно-политические методы?

— США в Восточной и Юго-Восточной Азии всегда действуют таким образом. Конфликтность в Южно-Китайском море стимулируется Штатами. Вашингтон подталкивает к активным действиям Японию, Филиппины, ведет сепаратные переговоры с Индией. США создают новые экономические блоки, скажем, Трансатлантическое и Транстихоокеанское партнерства. Штаты будут дестабилизировать Китай на внешних подступах. Нельзя сделать так, чтобы Китай не был лидером в Азии, но можно серьезно ограничить его влияние.

Одновременно Штаты заинтересованы в подъеме экономик Филиппин, Индонезии, чтобы они были конкурентами Китая в регионе.

Думаю, в ближайшие два-три годы мы станем свидетелями дестабилизации обстановки.

— Готов ли Китай активно наступать?

— Наступление — единственная возможность для Китая сохранить статус-кво. Он в такой ситуации, что ему надо очень быстро идти, чтобы оставаться на месте. В китайской экономике есть целый ряд проблем, которые неразрешимы в ближайшее время. Это слишком большая роль государства в экономике, это замедление темпов роста внутреннего рынка, это повышение стоимости производства. Ни одна из этих проблем не решается внутренними мерами, значит, Китай должен развивать внешнюю торговлю и идти в наступление.

Сейчас Китай будет частично сбрасывать американские активы, чтобы отвязаться от них. Во-вторых, он будет предлагать крупные инвестиционные проекты в Европе, Африке, Латинской Америке, дабы занять там лидирующие позиции в качестве модератора всех крупных поставок и перевозок. В-третьих, Китай будет создавать экономические блоки. Это усиление БРИКС и создание финансовых структур, не связанных с США, как Новый банк развития БРИКС и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций.

Основная идея Пекина — отстранить США от управления финансовыми ресурсами. И эта тенденция будет усиливаться. Китай хочет отодвинуть в сторону идеологию и опираться только на экономическую конкуренцию. При этом военные конфликты Китаю не нужны, так как, в отличие от Вашингтона, он не умеет их регулировать.

— Но США будут противодействовать Китаю.

— У Китая есть ряд своих рычагов влияния. Во-первых, есть контроль над значительной частью американских ценных бумаг. Во-вторых, есть большое количество союзников в Европе и Азии. В частности, Россия занимает по многим вопросам схожую позицию. В-третьих, предпринимаются попытки вытеснить доллар из международной торговли. В-четвертых, китайские технологии могут во многих сферах уже заменить американские и японские. Китай уже не догоняет, а пытается обойти.

Сейчас Китай начал борьбу за Европу. Он предлагает Старому Свету инвестиционные проекты и кредиты. Пекин вкладывает средства в компании Великобритании, основного союзника США. В течение этого года инвестиции могут составить 20 млрд. фунтов стерлингов. Китай предлагает покупку проблемных активов европейских компаний, и хотя в Европе идет активная дискуссия по этому вопросу, важен сам факт китайского предложения. Уже сегодня работают совместно китайские и европейские университеты, к примеру, в Китае активно работает британский Ноттингемский университет. То есть, речь не только об экономике, но и подготовке кадров. Продукция китайских производителей Lenovo, Xiaomi всё более массово продается на европейском рынке. Европейских компаний электроники не так много, все раньше пользовались в основном американской и японской продукцией, теперь Китай стремится занять лидирующие позиции.

— Как может измениться мировой расклад в ближайшее время?

— Общий баланс сил не изменится, ведь стороны активно действуют друг против друга. Из-за внутренних проблем рост Китая ограничится, но его активность, наоборот, будет возрастать. Китай делает ставку на проект Шелкового пути и предлагает его, как вообще новую модель экономики для мира, этакой трансграничной экономики. Но пока многие опасаются проекта из-за слишком большого китайского фактора, то есть открытия своих рынков для китайских товаров. Пекин сейчас попытается сделать проект таким, чтобы всем понравился.

Скорее всего, Китай натолкнется на те же проблемы, с которыми столкнулись США. В 1970−80-е годы вкладывали большие деньги в Юго-Восточную Азию, но среди прочего Штаты получили недовольство слишком большим вмешательством в национальные экономики. Этим воспользовался Китай для контрмер, но однажды он тоже может столкнуться с недовольством.

— Что делать России в условиях нарастания конкуренции между США и Китаем?

— В стороне нам никто не позволит остаться. Китай крайне нуждается в политической поддержке России. Россия — единственный крупный партнер вне азиатского мира, который поддерживает КНР.

Для нас невозможен в течение десятилетий возврат на прошлые позиции в западном мире. В то же время Россия никогда не станет в полной мере азиатской страной.

Единственный выход — формировать свой центр силы и выступать в качестве самостоятельного игрока, вступающего в альянсы с другими странами. К сожалению, пока наша мощь не позволяет нам быть равноценным игроком с США, Китаем или Европой. Но в наших силах сделать политику более гибкой, чем сегодня. Не податливой, а именно гибкой.

Один из возможных путей развития — расширение контактов с государствами Юго-Восточной Азии, АСЕАН, взаимодействие с Индией, переналаживание отношений с Японией, поиск партнеров в арабском мире. То есть, нам надо формировать собственную «зону комфорта».

Сейчас многие представляют, что у России всего два пути: вернуться к Западу, или стать «хвостом» китайской политики. И то и другое для России неприемлемо психологически и невыгодно экономически.

— Может быть так, что Китай воспользуется нашей поддержкой в ООН и военными технологиями, а потом захочет видеть нас в подчиненной роли?

— Сегодня есть такая опасность. И дело не в желании Китая что-то сделать с Россией, а в отсутствии возможностей дать адекватный ответ. У нас нет собственного развитого промышленного производства, своих инновационных технологий. Отсутствие точек роста и делает Россию крайне уязвимой.

Китай действует так, как положено крупной азиатской державе. Не нарушая территориальных статусов, он настраивает лояльно к себе окружающие страны, но так, чтобы они не имели голоса при решения крупных международных проблем.

Сегодня мы видим уникальную конструкцию. Россия поддерживает Китай, но не стала сферой применения его азиатской политики. Нам надо воспользоваться ситуацией и нарастить собственный промышленный потенциал. Но это упирается не в китайскую политику, а в наши внутренние проблемы.

— Китай сейчас активно включается в игру, — считает вице-президент Академии геополитических проблем Константин Соколов. — Нынешнее обострение я связываю с тем, что благодаря поддержке Китая не случилось обострение ситуации на Украине в мае. Мы увидели, что включились новые союзники России по ШОС, ЕАЭС, БРИКС. Естественно, США начинают давить на Китай. Началась экономическая война, скоро мы увидим давление в информационной сфере, в целом, все признаки «гибридной» войны. Важно, что альтернативный Западу центр силы сложился.

— Имеет ли шанс на развитие союз Китая и России, учитывая разницу в культурах?

— В политике, когда начинаются масштабные события, стороны объединяются по принципу «против кого дружим». Своими санкциями Запад оттолкнул Россию от себя. Одновременно Запад выдавливал Китай из Северной Африки, с Ближнего Востока и из других регионов. Интрига в том, что у России и Китая есть все необходимые ресурсы, промышленность, научные кадры, а Запад привык жить за счет других. Естественно, что Москва и Пекин объединяют усилия.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.