22.12.2014, 17:57
Китай подставляет плечо
Китай подставляет плечоМеждународная военная политика
Но готова ли Россия принять помощь с Востока?

Министр иностранных дел Китая Ван И 22 декабря во время общения с журналистами заявил, что Пекин готов оказать России поддержку в преодолении экономических трудностей. «Если российской стороне потребуется, мы обеспечим необходимую помощь в рамках наших возможностей», - сказал министр, добавив, что в КНР верят, что «Россия имеет способность и мудрость, чтобы преодолеть существующие трудности в экономической ситуации».

Ранее, 18 декабря, официальный представитель китайского МИДа Цинь Ган напомнил, что Россия и Китай имеют огромный потенциал для сотрудничества в экономической сфере. «Правительства и компании обеих стран мыслят и действуют одинаково активно, когда речь идет о расширении сотрудничества в торговле и инвестициях. Мы полны уверенности в перспективах российско-китайского сотрудничества», – сказал он.

Научный сотрудник Китайской академии социальных наук Ли Цзяньминь в комментарии изданию China Daily предположил, что помощь может предоставляться через такие механизмы, как Шанхайская организация сотрудничества и БРИКС.

Напомним, в октябре Банк России и Народный банк Китая заключили соглашение о проведении валютных свопов. Оно предполагает возможность экспортных расчетов между сторонами в рублях и юанях в обход доллара. Объем своп-линии составляет 150 миллиардов юаней (около 24,5 млрд. долл.) Соглашение заключено сроком на три года и может быть продлено с согласия обеих сторон. По мнению китайских экспертов, Россия может обратиться к соглашению, которое поможет поддержать ликвидность рубля.

Одно только заявление китайского министра Ван И привело к росту курса рубля на 1,7% в первые минуты торгов на бирже и заставило на время замолчать тех, кто смотрит на российский «разворот на Восток» со скепсисом. Хотя пока не ясно, какую помощь и в каких масштабах имел в виду министр.

В то же время, Соединенные Штаты Америки остаются главным торговым партнером Китая, и пока не ясно, насколько Пекин готов сближаться с Москвой, если это грозит ухудшением отношений с Вашингтоном. Американские политики уже не раз высказывали надежду, что КНР присоединится к санкциями. И если благодаря Пекину западные санкции потеряют свое значение, это вряд ли вызовет благодушную реакцию Белого дома.

Но есть и другой вопрос – насколько российское руководство готово к сближению с Китаем?

- Несмотря на разговоры о сближении и кредитных линиях, насколько я знаю, мы не очень хотели «завязываться» на Китай, - говорит заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский. - Сегодня, даже в условиях китайского предложения, неясно, насколько наше руководство готово укреплять отношения с Пекином.

К примеру, чтобы развивать российский Дальний Восток, инфраструктуру, строить мосты, дороги и аэродромы нам, безусловно, нужна помощь Китая. Это касается не только Дальнего Востока, но даже Крыма, например, строительства моста через Керченский пролив. У КНР есть богатый опыт реализации такого рода проектов на основе государственно-частного партнерства. Но, насколько я помню, Китай и в прошлом предлагал свое участие в различных мероприятиях, например, в строительстве олимпийских объектов в Сочи, в возведении моста на остров Русский. Но китайским компаниям регулярно отказывали.

КНР может нам помочь и в других областях. Взять хотя бы научно-техническое сотрудничество – нам есть, чему поучиться у китайцев. Но, скажу прямо, на протяжении многих лет уровень нашего торгово-экономического сотрудничества оставляет желать лучшего. Мы не хотим учиться у китайцев развивать экономику. В 80-е годы мы говорили, что китайцы ревизионисты и отклоняются от марксистско-ленинской модели экономики, допускают у себя рынок и частную собственность. В 90-е после распада СССР, когда, казалось бы, имело смысл обратиться к примеру Китая, стали говорить, что нам нечему у них учиться, так как там слабое развитие производительных сил и вообще коммунисты у власти. И до сих пор в области экономики мы никак не можем найти с Китаем общий язык. Объемы внешней торговли у нас незначительные по мировым меркам - всего-то 89 миллиардов долларов. Мы занимаем девятое место в торговых связях КНР, уступая даже Австралии, со 160 миллиардами. И это при том, что у нас с Китаем общая граница - четыре с лишним тысячи километров.

— Получается, недостаточно быстрое развитие наших отношений с КНР связано не только с тем, что Пекин не хочет портить отношения с США, но и с нашими сомнениями в их целесообразности?

- Наша элита опасается Китая не меньше, чем Запад, и могу объяснить, почему. Потому что мы очень мало знаем о Китае. К примеру, вчера в передаче «Воскресный вечер» Соловьева выступали депутаты Госдумы высокого уровня, специалисты. И там, например, прозвучало заявление, что в КНР нет пенсий. Но это же неправда. Для рабочих в Китае пенсии были введены еще в 1952 году, и сегодня пенсия в городе – это 70% от последней зарплаты. Действительно, деревня полностью не охвачена системой социального страхования, но люди, которые уходят на пенсию в 60 лет пользуются пенсионными льготами. Если у нас такой недостаток информации, то недоверие к этой стране вполне естественно.

— Но теперь, в условиях санкций, у наших отношений появились новые перспективы?

- Как только мы начнем активно развивать сотрудничество с Китаем, мы будем сводить на нет западные санкции. Запад потом вообще не сможет войти на наш рынок, поскольку он будет занят Китаем и другими странами, которые не пошли на санкции, той же Турцией. Для США это не так страшно, а вот для стран Западной Европы - очень сильный удар.

— Но готов ли Китай идти против тех же США, которые призывают всех присоединяться к санкциям?

- Если верить заявлению министра иностранных дел Ван И, Китай, то готов. Вопрос в том, как мы отреагируем на это заявление. Например, мы давно говорим, что необходимо перевести наши торгово-экономические отношения на расчеты в рублях и юанях, но до сих пор взаиморасчеты происходят в валютах третьих стран, прежде всего, доллара. Что нам мешает продавать Китаю нефть и газ за рубли?

Сегодня США вводят одни санкции за другими, втаскивают в их фарватер и Европейский Союз. Естественно, в этих условиях разумно развивать торгово-экономические отношения со странами, которые не поддались на давление Вашингтона. Мы должны показать Западу, что обойдемся и без него. Но у нас, судя по всему, рассчитывают, что через какое-то время США санкции отменят. Что очень наивно, если вспомнить историю с поправкой Джексона-Вэника, которая была введена в конце 70-х и отменена только в 2012 году.

Мы должны четко определиться и понять, чего хотим от сотрудничества с Китаем. Хотим ли мы поучаствовать в проекте создания экономического пояса Великого шелкового пути? Хотим ли, чтобы Китай помог нам в освоении Дальнего Востока и модернизации Крыма? Пока что мы даже не смогли осуществить совместный проект по строительству комплекса «Парк Хуамина» в Москве, так как тогдашний мэр Лужков был против.

Заведующий Центром Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании в Институте востоковедения РАН Дмитрий Мосяков считает, что совместные с Россией инфраструктурные проекты настолько важны для КНР, что они готовы пойти на некоторое охлаждение отношений с США.

- Это очень важное заявление, которое подтверждает то, во что многие не верили, указывая, что политика Китая построена, в первую очередь, на собственных интересах. Но эта позиция лишний раз подчеркивает, что за последнее время российско-китайские отношения перешли на новый уровень доверия и сотрудничества. Нас связывают очень серьезные и масштабные проекты, которые важны не только для России, но и для Китая. Их успех напрямую зависит от того, какие процессы происходят в России.

Пекин максимально заинтересован в том, чтобы российская экономика и наши отношения стабильно развивались и эти планы были претворены в жизнь. Экономический кризис может отодвинуть сроки их реализации, чего в Пекине совсем не хотят. Мы говорим о таких больших и затратных проектах, как транспортный коридор «Европа-Западный Китай» или газопровод «Сила Сибири», которые требуют больших вложений и ресурсов. Думаю, в первую очередь Китай готов оказать содействие именно в сфере финансирования этих предприятий, расширения своего участия, открытия кредитных линий, чтобы они как можно быстрее двигались вперед. Важно и то, что КНР демонстрирует желание поддержать в трудный момент Россию.

— Но если Китай начнет оказывать России существенную поддержку, он неизбежно столкнется с давлением США…

- Похоже, давление США оказалось для Китая не самым важным моментом. В КНР реалистично оценивают всю сумму отношений, как со Штатами, так и с Россией. Они тщательно анализируют возможные последствия своих шагов. И в данной ситуации для Пекина чрезвычайно важна успешная реализация этих проектов, которые в значительной степени помогут превратить Китай в свободную от иностранных рынков экономику. Это первоочередные задачи, которые дадут новый толчок китайскому экономическому росту и будут способствовать поддержанию социально стабильности.

Видимо, они взвесили на одной чаше весов какие-то угрозы и заявления со стороны американцев, требования присоединиться к санкциям, а на другой – свои реальные интересы. И пришли к выводу, что хотя США усиливают санкции, их политика – это не политика Китая, и она им не выгодна. Еще на первом этапе введения санкций американская делегация ездила в Пекин и убеждала присоединиться к ним, и уже тогда Китай отказал. А сегодняшнее заявление - это логичное продолжение независимой и прагматичной политики КНР.

— Часть экспертного сообщества опасается, что сближение с Китаем может быть более опасно, чем конфронтация с Западом, так ли это?

- Естественно, есть разные точки зрения. Есть «западники», люди, которые полагают, что будущее России – исключительно на Западе, это наша Мекка, к которой мы должны стремиться. У них своя позиция в отношении укрепления и развития наших отношений на Востоке. Но лично мне кажется, что чем более многосторонней, открытой и свободной будет наша политика и на Западе, и на Востоке, и на Юге, чем больше возможностей будет у России для сотрудничества, тем лучше. Нам ни в коем случае нельзя зацикливаться только на одном направлении. Нужна сбалансированная и прагматичная политика, основанная на наших национальных интересах и существующих реалиях. С этой точки зрения я не вижу угроз в предложении Пекина оказать Москве помощь. У нас есть проекты, которые одинаково выгодны Китаю и России.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.02.2017
Глава Минпромторга России Денис Мантуров сообщил, что проходящая в ОАЭ выставка вооружения и военной техники IDEX-2017 принесла успех российским производителям танков. Представители одной из ближневосточных стран заявили о намерении заключить крупный контракт на приобретение танков Т-90МС. При этом страна, решившая усилить свои сухопутные силы российской бронетехникой, не называется.
Мировой ВПК  27.02.2017
Первенство в создании самолёта пятого поколения осталось за Америкой. Россия лишь вторая. Что удалось нашим авиаконструкторам извлечь из этого проигрыша и есть ли в "кармане" у ПАК ФА козыри, способные удивить американского "хищника"? Первым быть почётно, первых помнят, о них говорят. Первый человек в космосе, первый на Луне. Попроси вспомнить второго, и собеседник начинает мяться и судорожно вспоминать то, что не задержалось в голове и на минуту. Да, США действительно первые создали истребитель пятого поколения. И тут уже ничего не поделать. В 1997 году первый "хищник" F-22 Raptor уже взмыл в демократическое небо Америки, в то время как до начала работ по Т-50 — истребителю пятого поколения (боевому авиационному комплексу нового поколения И-21) — оставалось ещё два года.
Мировой ВПК  24.02.2017
Недавно французское издание Air&Cosmos опубликовало схемы якобы перспективного российского легкого истребителя пятого поколения, разработкой которого занимается самолетостроительная корпорация «МиГ». Издание также привело краткие характеристики, которыми, по его мнению, будет обладать новый боевой самолет. Мы решили разобраться, почему не стоит доверять французским изображениям российского истребителя, что такое российская школа проектирования боевых самолетов и на какой летательный аппарат все же может быть похожа новая разработка «МиГа».
Мировой ВПК  20.02.2017
Приближение разведывательного корабля «Виктор Леонов» к побережью США – признак слабости России, а не силы, пишут американские СМИ, ссылаясь на свои источники в разведке. Источники попались с юмором, за «Виктора Леонова», охарактеризованного словом «бесполезный», даже становится обидно. Дело, однако, в том, что эти комментарии – непростительная чушь.
Конфликты  27.02.2017
В середине февраля информационные агентства облетела новость: писатель Захар Прилепин собрал в ДНР свой батальон и получил от лидера республики Александра Захарченко погоны майора. Сам Прилепин сообщил, что он служит в должности замкомбата по работе с личным составом – проще говоря, «замполита» или «политрука».
Конфликты  17.02.2017
Российская система С-400 «Триумф» оказалась бессильна перед истребителем F-35: ЗРС не смогла ни остановить, ни распознать израильский истребитель пятого поколения в сирийской провинции Дамаск. В итоге самолет беспрепятственно поразил цели и «махнул русским крылом». Такая оценка С-400 сейчас активно раскручивается в Сети и педалируется некоторыми СМИ со ссылкой на авторитетное американское издание Defense News.
Конфликты  16.02.2017
Американское командование прорабатывает план начала сухопутной операции в Сирии. Ряд экспертов полагает, что если проект удастся провести через Конгресс, идея «маленькой победоносной войны» может заинтересовать Трампа. Как в случае начала «работы на земле» американцы будут выстраивать взаимодействие с многочисленными сторонами сирийского конфликта?