14.01.2015, 19:42
Китай наращивает военную мощь
Китай наращивает военную мощьМеждународная военная политика
Китай за последние 5 лет оказался на почетном втором месте по темпам роста военных расходов, уступая лишь России. Однако по абсолютному значению Москве вряд ли удастся догнать Пекин в ближайшей перспективе – объем военных расходов Китая, учитывая фактор покупательской способности, приближается к показателю США, которые еще 3 года назад тратили на военные нужды больше, чем все остальные страны, вместе взятые.

За последние какие-то несколько лет ситуация изменилась коренным образом. Америке приходится умерять свои оборонные аппетиты – с 2010 по 2015 год бюджет Пентагона «сдулся» с 713 до 502 млрд долларов. За тот же период Китай наоборот нарастил свои военные расходы с 78 до 131,3 млрд, а учитывая скрытые статьи расходов и фактор паритета покупательской способности, до 302 млрд. Эффективность этих расходов по разработке собственных технологий, импортозамещению и строительству собственных индустриальных компетенций в экономике можно назвать одной из самых высоких в мире. Индекс промышленного производства в сегменте отраслей ВПК в 2014 году достиг беспрецедентной величины – 123,2%. Наиболее успешны оказались те отрасли, которые получили больший начальный импульс от передачи советских и российских технологий – ракетостроение и авиастроение. Специалисты отмечают, что после того как в прошлом году на фоне кризиса в отношениях между РФ и Западом Москва открыла для Пекина перспективные военные технологии первого уровня в ближайшие годы рост китайского ВПК существенно ускорится.


Скрытый дракон

В 2011 году бюджет НОАК составлял $ 91,5 млрд, что на 12,7 процента больше, чем в 2010 году ($ 78 миллиардов). В 2012 году расходы на оборону выросли до 95,4 млрд долларов, а в 2013 до 670 млрд. юаней, что эквивалентно 106 млрд. долларов. В 2014 военный бюджет вырос еще на 11 млрд. – до 117 млрд долларов. В 2015 году расходы на оборону в КНР, в соответствии с постановлением ЦК, должны вырасти на 12,2% - до 808 млрд юаней, или до 131,3 млрд долларов. Эта цифра уже ставит Китай на второе место в мире по суверенным военным расходам.

Однако она все же не отражает настоящий масштаб милитаризации страны, поскольку не учитывает бюджеты программ по модернизации ВПК и некоторые отрасли промышленности и науки, которые официально не отнесены к военным, но де-факто работают на нужды армии и ВПК. Например, космическая программа, около 2/3 статей расходов по которой засекречено и направлено на цели либо военной разведки, либо на создание вооружения космического базирования. Так, госпрограмма освоения Луны предполагает размещение на ее поверхности инерциальных ракетных комплексов, в том числе носителей ядерных зарядов. Если посчитать все эти скрытые расходы, то получится, что военный бюджет Китая на 2015 год превысит сумму в 202 млрд долларов. Это по самым скромным подсчетам. Близкую к этой сумму называли и аналитики АНБ в своем докладе в декабре 2014 года – 205-210 млрд. Это около 40% от вновь сокращенного военного бюджета США на 2015 финансовый год (502 млрд долларов). Для сравнения: в 2010 году соотношение было 1 к 10 – 78 млрд против 713 млрд долларов.

Однако и эти цифры нельзя назвать адекватно отражающими реальный военно-экономический потенциал Китая, поскольку китайская экономика резко отличается по паритету покупательской способности. Себестоимость производства одного и того же экземпляра продукции ВПК на территории КНР значительно ниже, чем в США. Аналитики Пентагона оценивают эту разницу коэффициентом 0,67, т.е. чтобы, например, произвести танк с определенными ТТХ американцы тратят на это 1 миллион, а китайцы лишь 670 тысяч. По большинству остальных статей расходов военных ведомств, таких как строительство жилой и инженерной инфраструктуры, обмундирование, питание и т.д. коэффициент еще меньше – 0,45-0,57. Поэтому реальный платежный ресурс Минобороны Китая соответствует показателю от 303 до 360 млрд долларов в американском платежном эквиваленте. А это уже от 60 до 70% от расходов Пентагона. По прогнозу Стокгольмского института проблем мира, к 2018 году, при сохранении существующей динамики (сокращение военного бюджета в США и роста в Китае), военно-финансовый ресурс Пекина превысит американский на 10-15%.

Теперь рассмотрим, насколько эффективны затраты Поднебесной, для чего проведем мониторинг реализации ключевых военных проектов последних лет. Весь спектр отраслей военно-промышленного комплекса рассматривать в рамках одного текста смысла не имеет, поэтому в качестве примера подвергнем анализу наиболее чувствительный сегмент, имеющий особое значение для военно-стратегической безопасности страны на долгосрочную перспективу – ракетные технологии.


Дунфэн-41 – ракета, способная преодолеть американскую глобальную ПРО

В 2009 году стартовала программа НОАК под грифом 41Н, в которой были задействованы 156 НИИ и промышленных предприятий и на которую за 5 лет существования, по оценке японских независимых аналитиков, было истрачено 1,1 млрд долларов. В результате в 2014 году мир облетела новость о том, что Пекин успешно испытал новую сверхскоростную ракету, способную преодолеть систему противовоздушной обороны США. Таким образом, Китай стал третьей страной после России и США, имеющей вооружения такого типа. Это межконтинентальная баллистическая ракета "Дунфэн-41" (DF-41), оснащенная разделяющейся головной частью и достигающая скорости в 6 махов. Военные специалисты, даже американские, признали, что она способна преодолеть американские системы ПРО - THAAD и ЗРК Patriot. Ракета может поражать цели на расстоянии до 15 тысяч километров и нести боезаряд из 12 ядерных боеголовок. По данным Kyodo, испытание, зафиксированное американскими военными, состоялось 2 декабря на западе КНР. Пекин намерен принять новые ракеты на вооружение до 2020 года. Сравним: американская Trident III, схожая по ТТХ с китайской, создавалась 12 лет и на ее разработку и испытания было потрачено 16 млрд долларов. 


DF-21D - Первая в мире противокорабельная баллистическая ракета 

В 2010 году Комитет по вооружению КПК поставил предприятиям ВПК задачу по разработке перспективной противокорабольной ракетной системы, способной маневрировать с перегрузками до 4,5G и преодолевать системы ПРО ближней и средней дальности морского базирования. Уже в прошлом году была успешно испытана ракета DF-21D - первая и единственная в мире противокорабельная баллистическая ракета. DF-21 также может использоваться как носитель для противоспутникового/противоракетного оружия. Дальность ее стрельбы – 900 миль. Китайским создателям ракетной техники придется решить еще множество трудных проблем, прежде чем DF-21D, известная также под обозначением CSS-5 Mod-4, поступит на вооружение, но уже сегодня американские генералы признают ее потенциальную опасность для ВМС США. Так, министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что ракета DF-21D способна подорвать свободу мореплавания и «сократить стратегические возможности США». Начальник военно-морских операций, то есть главком ВМС США, адмирал Гэри Рафхед отметил: «Ракета DF-21 является достойным внимания оружием. Обнадеживает, что наши авианосцы способны маневрировать и у нас есть системы, способные такому оружию противостоять». Что касается эффективности: данных о стоимости работ по проекту нам найти не удалось, но сам по себе срок 4 года от постановки задачи до успешных испытаний впечатляет.

А вот явный успех в подводной составляющей китайской ядерной триады, который удалось держать в тайне до самого испытания. КНР создало свой вариант российской «Булавы», только с чуть меньшими возможностями по маневрированию и естественно с не такими большими ресурсами по корректировке курса (Китай пока не обладает полноценной спутниковой группировкой целеуказания, как Россия и США). Ракету назвали Цзюйлан-2 или JL-2, буквально: «Большая волна-2», по классификации МО США — CSS-N-4. Это двухступенчатая твердотопливная баллистическая ракета, размещаемая на подводных лодках проекта 094 «Цзинь», которые, кстати, во многом копируют российский «Борей» проекта 955А. Она создана на базе межконтинентальной ракеты Дунфэн-31 (DF-31), но адаптирована к подводному базированию. На ракете, помимо моноблочной, может устанавливаться разделяющаяся ГЧ с 3-4 боевыми блоками, дальность полёта 8-12 тыс. километров. По данным японской разведки, Пекину понадобилось всего 2,5 года для реализации проекта, начиная от постановления Комитета по вооружениям в августе 2009 года и заканчивая успешным испытательным пуском в марте 2012.


Растущие амбиции

Если аккумулировать отчеты последних лет разведывательных служб крупнейших военных держав мира - США, России, Германии, Израиля, Индии – можно прийти к выводу, что наращивание Китаем военной мощи воспринимается ими как основная угроза национальной безопасности на ближайшие 20-30 лет. При этом все аналитики едины во мнении о том, что модернизация вооружений и строительство самого ВПК в Китае является высокоэффективным и показывающим самую высокую динамику среди всех стран мира. Они указывают на факт копирования технологий в большинстве современных разработок для китайской армии, однако признают с каждым годом рост собственных разработок китайских институтов и предприятий. Кроме ракетных систем всего спектра базирования и дальности специалисты отмечают успех в создании малозаметных истребителей 5-го поколения J-20 и J-31, а также успех в достройке советского авианосца (вплоть до момента ходовых испытаний никто из экспертов не верил в то, что Китаю удастся в разумный срок достроить и оснастить корабль).

Амбиции китайского дракона теперь стали распространяться даже на дальний космос, у Пекина появилась собственная глобальная программа «Звездных войн». В прошлом году Китайское национальное космическое управление обнародовало проект по разработке стратегических ядерных ракет лунного базирования и создания на Луне полноценной военной базы. Как гласит обоснование к проекту, уже утвержденному Центральным комитетом партии, «Луна может быть использована как место запуска ракет по любым целям на поверхности Земли». Кроме того, рассматривается вариант создания на Луне полигонов для испытания оружия, а также базы для отправки аппаратов в дальний космос.

Западная пресса, комментируя сообщения, писала, что китайцы собираются сделать из Луны "Звезду смерти" - так называлась боевая космическая станция в киносаге Джорджа Лукаса "Звездные войны". Лунная программа Китая стартовала несколько лет назад. В 2007 году был запущен лунный орбитальный зонд "Чанъэ-1", в 2010-м - "Чанъэ-2". В результате китайские специалисты составили трехмерную карту поверхности Луны с высоким разрешением, чего, кстати, до сих пор не удавалось ни США, ни России. В конце прошлого года Пекин запустил зонд "Чанъэ-3", который доставил на поверхность Луны самоходный аппарат "Юйту" ("Нефритовый заяц"), в задачи которого входит, кроме исследовательских миссий, поиск подходящего по структуре грунта для размещения шахт стартовых ракетных комплексов.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Мировой ВПК  20.03.2017
На ремонт авианесущего крейсера предполагается истратить не менее 65 млрд рублей. Но правоохранительные органы могут способствовать уменьшению этой суммы. Ремонт авианосца «Адмирал Кузнецов» может быть отложен до следующего года, сообщило агентство «Интерфакс» со ссылкой на информированный источник в Москве. «Пока решения о сроках ремонта нет. Есть вероятность, что он начнется в 2018 году», - сообщает издание.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.