14.01.2015, 19:42
Китай наращивает военную мощь
Китай наращивает военную мощьМеждународная военная политика
Китай за последние 5 лет оказался на почетном втором месте по темпам роста военных расходов, уступая лишь России. Однако по абсолютному значению Москве вряд ли удастся догнать Пекин в ближайшей перспективе – объем военных расходов Китая, учитывая фактор покупательской способности, приближается к показателю США, которые еще 3 года назад тратили на военные нужды больше, чем все остальные страны, вместе взятые.

За последние какие-то несколько лет ситуация изменилась коренным образом. Америке приходится умерять свои оборонные аппетиты – с 2010 по 2015 год бюджет Пентагона «сдулся» с 713 до 502 млрд долларов. За тот же период Китай наоборот нарастил свои военные расходы с 78 до 131,3 млрд, а учитывая скрытые статьи расходов и фактор паритета покупательской способности, до 302 млрд. Эффективность этих расходов по разработке собственных технологий, импортозамещению и строительству собственных индустриальных компетенций в экономике можно назвать одной из самых высоких в мире. Индекс промышленного производства в сегменте отраслей ВПК в 2014 году достиг беспрецедентной величины – 123,2%. Наиболее успешны оказались те отрасли, которые получили больший начальный импульс от передачи советских и российских технологий – ракетостроение и авиастроение. Специалисты отмечают, что после того как в прошлом году на фоне кризиса в отношениях между РФ и Западом Москва открыла для Пекина перспективные военные технологии первого уровня в ближайшие годы рост китайского ВПК существенно ускорится.


Скрытый дракон

В 2011 году бюджет НОАК составлял $ 91,5 млрд, что на 12,7 процента больше, чем в 2010 году ($ 78 миллиардов). В 2012 году расходы на оборону выросли до 95,4 млрд долларов, а в 2013 до 670 млрд. юаней, что эквивалентно 106 млрд. долларов. В 2014 военный бюджет вырос еще на 11 млрд. – до 117 млрд долларов. В 2015 году расходы на оборону в КНР, в соответствии с постановлением ЦК, должны вырасти на 12,2% - до 808 млрд юаней, или до 131,3 млрд долларов. Эта цифра уже ставит Китай на второе место в мире по суверенным военным расходам.

Однако она все же не отражает настоящий масштаб милитаризации страны, поскольку не учитывает бюджеты программ по модернизации ВПК и некоторые отрасли промышленности и науки, которые официально не отнесены к военным, но де-факто работают на нужды армии и ВПК. Например, космическая программа, около 2/3 статей расходов по которой засекречено и направлено на цели либо военной разведки, либо на создание вооружения космического базирования. Так, госпрограмма освоения Луны предполагает размещение на ее поверхности инерциальных ракетных комплексов, в том числе носителей ядерных зарядов. Если посчитать все эти скрытые расходы, то получится, что военный бюджет Китая на 2015 год превысит сумму в 202 млрд долларов. Это по самым скромным подсчетам. Близкую к этой сумму называли и аналитики АНБ в своем докладе в декабре 2014 года – 205-210 млрд. Это около 40% от вновь сокращенного военного бюджета США на 2015 финансовый год (502 млрд долларов). Для сравнения: в 2010 году соотношение было 1 к 10 – 78 млрд против 713 млрд долларов.

Однако и эти цифры нельзя назвать адекватно отражающими реальный военно-экономический потенциал Китая, поскольку китайская экономика резко отличается по паритету покупательской способности. Себестоимость производства одного и того же экземпляра продукции ВПК на территории КНР значительно ниже, чем в США. Аналитики Пентагона оценивают эту разницу коэффициентом 0,67, т.е. чтобы, например, произвести танк с определенными ТТХ американцы тратят на это 1 миллион, а китайцы лишь 670 тысяч. По большинству остальных статей расходов военных ведомств, таких как строительство жилой и инженерной инфраструктуры, обмундирование, питание и т.д. коэффициент еще меньше – 0,45-0,57. Поэтому реальный платежный ресурс Минобороны Китая соответствует показателю от 303 до 360 млрд долларов в американском платежном эквиваленте. А это уже от 60 до 70% от расходов Пентагона. По прогнозу Стокгольмского института проблем мира, к 2018 году, при сохранении существующей динамики (сокращение военного бюджета в США и роста в Китае), военно-финансовый ресурс Пекина превысит американский на 10-15%.

Теперь рассмотрим, насколько эффективны затраты Поднебесной, для чего проведем мониторинг реализации ключевых военных проектов последних лет. Весь спектр отраслей военно-промышленного комплекса рассматривать в рамках одного текста смысла не имеет, поэтому в качестве примера подвергнем анализу наиболее чувствительный сегмент, имеющий особое значение для военно-стратегической безопасности страны на долгосрочную перспективу – ракетные технологии.


Дунфэн-41 – ракета, способная преодолеть американскую глобальную ПРО

В 2009 году стартовала программа НОАК под грифом 41Н, в которой были задействованы 156 НИИ и промышленных предприятий и на которую за 5 лет существования, по оценке японских независимых аналитиков, было истрачено 1,1 млрд долларов. В результате в 2014 году мир облетела новость о том, что Пекин успешно испытал новую сверхскоростную ракету, способную преодолеть систему противовоздушной обороны США. Таким образом, Китай стал третьей страной после России и США, имеющей вооружения такого типа. Это межконтинентальная баллистическая ракета "Дунфэн-41" (DF-41), оснащенная разделяющейся головной частью и достигающая скорости в 6 махов. Военные специалисты, даже американские, признали, что она способна преодолеть американские системы ПРО - THAAD и ЗРК Patriot. Ракета может поражать цели на расстоянии до 15 тысяч километров и нести боезаряд из 12 ядерных боеголовок. По данным Kyodo, испытание, зафиксированное американскими военными, состоялось 2 декабря на западе КНР. Пекин намерен принять новые ракеты на вооружение до 2020 года. Сравним: американская Trident III, схожая по ТТХ с китайской, создавалась 12 лет и на ее разработку и испытания было потрачено 16 млрд долларов. 


DF-21D - Первая в мире противокорабельная баллистическая ракета 

В 2010 году Комитет по вооружению КПК поставил предприятиям ВПК задачу по разработке перспективной противокорабольной ракетной системы, способной маневрировать с перегрузками до 4,5G и преодолевать системы ПРО ближней и средней дальности морского базирования. Уже в прошлом году была успешно испытана ракета DF-21D - первая и единственная в мире противокорабельная баллистическая ракета. DF-21 также может использоваться как носитель для противоспутникового/противоракетного оружия. Дальность ее стрельбы – 900 миль. Китайским создателям ракетной техники придется решить еще множество трудных проблем, прежде чем DF-21D, известная также под обозначением CSS-5 Mod-4, поступит на вооружение, но уже сегодня американские генералы признают ее потенциальную опасность для ВМС США. Так, министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что ракета DF-21D способна подорвать свободу мореплавания и «сократить стратегические возможности США». Начальник военно-морских операций, то есть главком ВМС США, адмирал Гэри Рафхед отметил: «Ракета DF-21 является достойным внимания оружием. Обнадеживает, что наши авианосцы способны маневрировать и у нас есть системы, способные такому оружию противостоять». Что касается эффективности: данных о стоимости работ по проекту нам найти не удалось, но сам по себе срок 4 года от постановки задачи до успешных испытаний впечатляет.

А вот явный успех в подводной составляющей китайской ядерной триады, который удалось держать в тайне до самого испытания. КНР создало свой вариант российской «Булавы», только с чуть меньшими возможностями по маневрированию и естественно с не такими большими ресурсами по корректировке курса (Китай пока не обладает полноценной спутниковой группировкой целеуказания, как Россия и США). Ракету назвали Цзюйлан-2 или JL-2, буквально: «Большая волна-2», по классификации МО США — CSS-N-4. Это двухступенчатая твердотопливная баллистическая ракета, размещаемая на подводных лодках проекта 094 «Цзинь», которые, кстати, во многом копируют российский «Борей» проекта 955А. Она создана на базе межконтинентальной ракеты Дунфэн-31 (DF-31), но адаптирована к подводному базированию. На ракете, помимо моноблочной, может устанавливаться разделяющаяся ГЧ с 3-4 боевыми блоками, дальность полёта 8-12 тыс. километров. По данным японской разведки, Пекину понадобилось всего 2,5 года для реализации проекта, начиная от постановления Комитета по вооружениям в августе 2009 года и заканчивая успешным испытательным пуском в марте 2012.


Растущие амбиции

Если аккумулировать отчеты последних лет разведывательных служб крупнейших военных держав мира - США, России, Германии, Израиля, Индии – можно прийти к выводу, что наращивание Китаем военной мощи воспринимается ими как основная угроза национальной безопасности на ближайшие 20-30 лет. При этом все аналитики едины во мнении о том, что модернизация вооружений и строительство самого ВПК в Китае является высокоэффективным и показывающим самую высокую динамику среди всех стран мира. Они указывают на факт копирования технологий в большинстве современных разработок для китайской армии, однако признают с каждым годом рост собственных разработок китайских институтов и предприятий. Кроме ракетных систем всего спектра базирования и дальности специалисты отмечают успех в создании малозаметных истребителей 5-го поколения J-20 и J-31, а также успех в достройке советского авианосца (вплоть до момента ходовых испытаний никто из экспертов не верил в то, что Китаю удастся в разумный срок достроить и оснастить корабль).

Амбиции китайского дракона теперь стали распространяться даже на дальний космос, у Пекина появилась собственная глобальная программа «Звездных войн». В прошлом году Китайское национальное космическое управление обнародовало проект по разработке стратегических ядерных ракет лунного базирования и создания на Луне полноценной военной базы. Как гласит обоснование к проекту, уже утвержденному Центральным комитетом партии, «Луна может быть использована как место запуска ракет по любым целям на поверхности Земли». Кроме того, рассматривается вариант создания на Луне полигонов для испытания оружия, а также базы для отправки аппаратов в дальний космос.

Западная пресса, комментируя сообщения, писала, что китайцы собираются сделать из Луны "Звезду смерти" - так называлась боевая космическая станция в киносаге Джорджа Лукаса "Звездные войны". Лунная программа Китая стартовала несколько лет назад. В 2007 году был запущен лунный орбитальный зонд "Чанъэ-1", в 2010-м - "Чанъэ-2". В результате китайские специалисты составили трехмерную карту поверхности Луны с высоким разрешением, чего, кстати, до сих пор не удавалось ни США, ни России. В конце прошлого года Пекин запустил зонд "Чанъэ-3", который доставил на поверхность Луны самоходный аппарат "Юйту" ("Нефритовый заяц"), в задачи которого входит, кроме исследовательских миссий, поиск подходящего по структуре грунта для размещения шахт стартовых ракетных комплексов.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.