19.08.2014, 22:42
Китай и Россия: братья по оружию
Китай и Россия: братья по оружиюМеждународная военная политика
Что стоит за масштабными военными учениями ШОС?

Во вторник, 19 августа, российский воинский контингент прибыл в Китай для участия в международных антитеррористических учениях «Мирная миссия-2014» под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Об этом сообщает пресс-служба Восточного военного округа (ВВО) России.

Всего на полигон «Чжужихэ» (Внутренняя Монголия, Китай) – один из самых крупных общевойсковых полигонов в Центральной Азии – в четырех эшелонах было переброшено около 1000 военнослужащих мотострелкового соединения ВВО, дислоцированного в городе Борзя Забайкальского края. Кроме того, на военный аэродром в районе «Чжужихэ» прибыли восемь вертолетов Ми-8 АМТШ авиабазы ВВО, дислоцированной в Приморском крае.

По официальной версии, целью маневров, которые пройдут с 24 по 29 августа, является «дальнейшее укрепление слаженности между странами-участниками ШОС, расширение влияния ШОС на мировой арене, углубление сотрудничества и взаимодействия в сфере обороны, особенно в сфере по противодействию терроризму и региональным угрозам». В учениях примут участие органы управления и войсковые контингенты пяти стран ШОС — России, Казахстана, Киргизии, Китая и Таджикистана. Всего в миссии будут задействованы более семи тысяч военнослужащих.

Надо отметить, что хотя учения плановые – о том, что они пройдут в Китае, глава российского МИДа Сергей Лавров заявил еще в апреле текущего года, – они поневоле проецируются на ситуацию вокруг Украины, и на попытки Москвы расширить сотрудничество с Пекином из-за антироссийских санкций со стороны Запада.

В этом контексте, совместные военные учения Китая и России воспринимаются, скорее, как дополнительный сигнал о развороте России на Восток – не только в экономической, но и в военно-политической сфере.

Что на деле стоит за «Мирной миссией-2014», означает ли она, что русский с китайцем снова братья навек – в том числе, по оружию?

– Военные учения, в которых принимают участие Россия и Китай, всегда носят характер символический, – считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Федор Лукьянов. – Надо понимать: мы с Китаем не собираемся вести реальные совместные боевые действия: угрозы и потенциальные театры военных действий у нас совершенно разные. Для России они лежат, скорее, к западу, для Китая – к югу. Не случайно все российско-китайские учения проходят по сценарным планам не предотвращения каких-то реальных угроз, а довольно абстрактной борьбы с терроризмом.

Тем не менее, в нынешней ситуации, связанной с событиями вокруг Украины, любые российско-китайские учения действительно воспринимаются как сигнал Западу. И ни Китай, ни Россия не стараются этого впечатления развеять. Это в интересах обеих государств – чтобы на Западе думали, что между Россией и Китаем возможно военно-политическое сближение.

— Такое сближение действительно происходит?

– На практике, думаю, нет. Китай принципиально не вступает в военно-политические альянсы. Его линия в этом смысле идентична российской: не ограничивать свой суверенитет и свободу рук вступлением в какие-либо обязывающее отношения.

Кроме того, именно сейчас Китай занимает довольно хитрую позицию. Он не поддерживает антироссийскую кампанию, не поддерживает санкции против РФ, – но при этом не поддерживает и Россию. Пекин ограничивается тем, что молчаливо следит за действиями Москвы – сначала в Крыму, теперь в ситуации вокруг Донбасса. Этот факт, на мой взгляд, лишний раз доказывает, что реального военно-политического взаимодействия у нас с КНР нет, и вряд ли оно в ближайшее время появится.

— Военное сближение с Китаем для нас потенциально опасно?

– Нам, скорее, опасно слишком тесное экономическое сближение с КНР – в плане экономики мы совершенно не равновесны. В военном же отношении Россия точно не слабее Китая, а по ряду позиций сильнее.

Опасности в военном сближении, повторюсь, нет. Другие дело, что Китаю сейчас такого сближения не нужно. В противном случае получится, что Пекин бросает вызов США, а это не в его интересах.

— Запад расценит нынешние учения ШОС как угрозу?

– Это неизбежно. Такие учения даже в стабильной международной обстановке вызывают волну рассуждений, что Россия и Китай сближаются. Я, честно говоря, особой беды в этом не вижу. В конце концов, возможно, хотя бы такие рассуждения заставят Запад всерьез задуматься, куда он своей политикой толкает Москву.

Объективно, Запад толкает нас к повороту на Восток. А в условиях, когда из-за западного давления Москва вынуждена быстро искать альтернативу, – это в первую очередь поворот к Китаю. В этом смысле, американская администрация действует очень странно. Азы политической стратегии на международной арене заключаются в том, что нельзя содействовать сближению друг с другом потенциальных оппонентов. США сейчас поступают ровно наоборот…

– Запад не слишком опасается наших тесных военно-политических связей с Китаем, – уверен военный эксперт Анатолий Эль-Мюрид. – Геополитические интересы КНР связаны, в первую очередь, со своим регионом. Сейчас на его границах Япония начинает создавать армию качественно более высокого уровня, и это Пекин заботит в первую очередь.

Недавно, напомню, Токио обошел ограничение конституции, согласно которой японская армия считается исключительно оборонительной. С моей точки зрения, очевидно, что Япония последовательно идет к тому, чтобы с кем-то немного повоевать.

Статус страны, побежденной во Второй мировой, сработал против Японии после аварии на Фукусиме. Японское правительство попыталось тогда обналичить имеющиеся у него казначейские обязательства США, поскольку испытывало острую нужду в «живых» деньгах, однако Штаты не дали японцам этого сделать. В результате, Токио был вынужден запустить собственный мобилизационный сценарий выхода из кризиса. Этот сценарий включает в себя, наряду с экономическим блоком, и небольшую победу над достаточно серьезным противником – Россией, Кореей или Китаем.

В такой ситуации мы заинтересованы в том, чтобы Япония выбрала в качестве противника Китай, а не Россию. Думаю, на Дальнем Востоке в течение ближайших нескольких лет будет разворачиваться трехсторонняя игра между Москвой, Токио и Пекином, на кого именно натравить японцев.

Американцы все это прекрасно понимают, и именно они, в конечном счете, конструируют этот конфликт. Поэтому, на мой взгляд, сами США не дадут возможности для тесного союза между Пекином и Москвой.

— А нам самим Китай в качестве партнера в военной области интересен?

– Китай – самостоятельно – до сих пор не одерживал ни одной значимой военной победы – в XX веке китайские победы достигались в партнерстве с Советским Союзом. Единственную более-менее серьезную войну, которую Пекин проводил самостоятельно, – в 1979 году с Вьетнамом, – он стратегически проиграл. Поэтому у России нет оснований – пока, по крайней мере,– считать Китай серьезным военным партнером.

Китайцы, конечно, заняты сейчас строительством сильного военного блока, в частности, они активно ведут работы над созданием истребителя пятого поколения. Но насколько боеспособной будет модернизированная китайская армия – вопрос по-прежнему открытый.

Пока тесное военное партнерство с Китаем для нас даже опасно. У Пекина может возникнуть иллюзия, что он сможет прикрыться нами в случае масштабного военного конфликта. Поэтому, заигрывая в военном отношении с КНР, нам нужно быть предельно аккуратными…

– С точки зрения геополитики, учения стран-членов ШОС, и особенно учения России и Китая, демонстрируют, что в военном отношении Россия и Китай держатся вместе, и это сигнал – как США, так и Западу в целом, – отмечает академик Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов. – Напомню, что в нынешнем году уже состоялись двусторонние военно-морские учения КНР и РФ. Это говорит о том, что евразийский вектор в геополитике становится для Москвы основным и главным. Он показывает, что Россия именно в партнерстве со странами ШОС готова защищать свои интересы.

— Учения стран ШОС приобретают особую значимость из-за событий на Украине?

– Нынешние учения были запланированы еще до украинских событий, и напрямую с ситуацией на Юго-Востоке не связаны. Но в нынешнем политическом контексте они – дополнительный сигнал, что Россия уходит с Запада, и делает ставку на Восток.

— Как выглядят перспективы нашего военного сотрудничества с Китаем?

– Военное сотрудничество в рамках ШОС сейчас явно активизируется. И наиболее масштабное сотрудничество, естественно, идет по линии Москва - Пекин. Речь не просто о поставках КНР российского оружия – обозначаются и проекты совместных оружейных производств, а также производств военной техники.

В связи с тем, что Запад вводит санкции против предприятий российской оборонки, это направление сотрудничества будет только расширяться. Уверен, в ближайшее время будет налажен и более тесный контакт между министерствами обороны Китая и России, и обучение китайских военнослужащих в российских вузах, и политические консультации по военным вопросам…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Мировой ВПК  05.12.2016
Вторую подряд небоевую потерю понесла за последний месяц Морская авиация России. Истребитель Су-33 упал в воду при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов», выполняющий задачи у берегов Сирии. Бесценный опыт нарабатывается дорогой ценой, и некоторые подробности аварии выглядят крайне показательными с точки зрения расследования причин инцидента. Минобороны в понедельник сообщило о том, что накануне в Средиземном море во время посадки на авианосец «Адмирал Кузнецов» потерян истребитель Су-33.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?