19.08.2014, 22:42
Китай и Россия: братья по оружию
Китай и Россия: братья по оружиюМеждународная военная политика
Что стоит за масштабными военными учениями ШОС?

Во вторник, 19 августа, российский воинский контингент прибыл в Китай для участия в международных антитеррористических учениях «Мирная миссия-2014» под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Об этом сообщает пресс-служба Восточного военного округа (ВВО) России.

Всего на полигон «Чжужихэ» (Внутренняя Монголия, Китай) – один из самых крупных общевойсковых полигонов в Центральной Азии – в четырех эшелонах было переброшено около 1000 военнослужащих мотострелкового соединения ВВО, дислоцированного в городе Борзя Забайкальского края. Кроме того, на военный аэродром в районе «Чжужихэ» прибыли восемь вертолетов Ми-8 АМТШ авиабазы ВВО, дислоцированной в Приморском крае.

По официальной версии, целью маневров, которые пройдут с 24 по 29 августа, является «дальнейшее укрепление слаженности между странами-участниками ШОС, расширение влияния ШОС на мировой арене, углубление сотрудничества и взаимодействия в сфере обороны, особенно в сфере по противодействию терроризму и региональным угрозам». В учениях примут участие органы управления и войсковые контингенты пяти стран ШОС — России, Казахстана, Киргизии, Китая и Таджикистана. Всего в миссии будут задействованы более семи тысяч военнослужащих.

Надо отметить, что хотя учения плановые – о том, что они пройдут в Китае, глава российского МИДа Сергей Лавров заявил еще в апреле текущего года, – они поневоле проецируются на ситуацию вокруг Украины, и на попытки Москвы расширить сотрудничество с Пекином из-за антироссийских санкций со стороны Запада.

В этом контексте, совместные военные учения Китая и России воспринимаются, скорее, как дополнительный сигнал о развороте России на Восток – не только в экономической, но и в военно-политической сфере.

Что на деле стоит за «Мирной миссией-2014», означает ли она, что русский с китайцем снова братья навек – в том числе, по оружию?

– Военные учения, в которых принимают участие Россия и Китай, всегда носят характер символический, – считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Федор Лукьянов. – Надо понимать: мы с Китаем не собираемся вести реальные совместные боевые действия: угрозы и потенциальные театры военных действий у нас совершенно разные. Для России они лежат, скорее, к западу, для Китая – к югу. Не случайно все российско-китайские учения проходят по сценарным планам не предотвращения каких-то реальных угроз, а довольно абстрактной борьбы с терроризмом.

Тем не менее, в нынешней ситуации, связанной с событиями вокруг Украины, любые российско-китайские учения действительно воспринимаются как сигнал Западу. И ни Китай, ни Россия не стараются этого впечатления развеять. Это в интересах обеих государств – чтобы на Западе думали, что между Россией и Китаем возможно военно-политическое сближение.

— Такое сближение действительно происходит?

– На практике, думаю, нет. Китай принципиально не вступает в военно-политические альянсы. Его линия в этом смысле идентична российской: не ограничивать свой суверенитет и свободу рук вступлением в какие-либо обязывающее отношения.

Кроме того, именно сейчас Китай занимает довольно хитрую позицию. Он не поддерживает антироссийскую кампанию, не поддерживает санкции против РФ, – но при этом не поддерживает и Россию. Пекин ограничивается тем, что молчаливо следит за действиями Москвы – сначала в Крыму, теперь в ситуации вокруг Донбасса. Этот факт, на мой взгляд, лишний раз доказывает, что реального военно-политического взаимодействия у нас с КНР нет, и вряд ли оно в ближайшее время появится.

— Военное сближение с Китаем для нас потенциально опасно?

– Нам, скорее, опасно слишком тесное экономическое сближение с КНР – в плане экономики мы совершенно не равновесны. В военном же отношении Россия точно не слабее Китая, а по ряду позиций сильнее.

Опасности в военном сближении, повторюсь, нет. Другие дело, что Китаю сейчас такого сближения не нужно. В противном случае получится, что Пекин бросает вызов США, а это не в его интересах.

— Запад расценит нынешние учения ШОС как угрозу?

– Это неизбежно. Такие учения даже в стабильной международной обстановке вызывают волну рассуждений, что Россия и Китай сближаются. Я, честно говоря, особой беды в этом не вижу. В конце концов, возможно, хотя бы такие рассуждения заставят Запад всерьез задуматься, куда он своей политикой толкает Москву.

Объективно, Запад толкает нас к повороту на Восток. А в условиях, когда из-за западного давления Москва вынуждена быстро искать альтернативу, – это в первую очередь поворот к Китаю. В этом смысле, американская администрация действует очень странно. Азы политической стратегии на международной арене заключаются в том, что нельзя содействовать сближению друг с другом потенциальных оппонентов. США сейчас поступают ровно наоборот…

– Запад не слишком опасается наших тесных военно-политических связей с Китаем, – уверен военный эксперт Анатолий Эль-Мюрид. – Геополитические интересы КНР связаны, в первую очередь, со своим регионом. Сейчас на его границах Япония начинает создавать армию качественно более высокого уровня, и это Пекин заботит в первую очередь.

Недавно, напомню, Токио обошел ограничение конституции, согласно которой японская армия считается исключительно оборонительной. С моей точки зрения, очевидно, что Япония последовательно идет к тому, чтобы с кем-то немного повоевать.

Статус страны, побежденной во Второй мировой, сработал против Японии после аварии на Фукусиме. Японское правительство попыталось тогда обналичить имеющиеся у него казначейские обязательства США, поскольку испытывало острую нужду в «живых» деньгах, однако Штаты не дали японцам этого сделать. В результате, Токио был вынужден запустить собственный мобилизационный сценарий выхода из кризиса. Этот сценарий включает в себя, наряду с экономическим блоком, и небольшую победу над достаточно серьезным противником – Россией, Кореей или Китаем.

В такой ситуации мы заинтересованы в том, чтобы Япония выбрала в качестве противника Китай, а не Россию. Думаю, на Дальнем Востоке в течение ближайших нескольких лет будет разворачиваться трехсторонняя игра между Москвой, Токио и Пекином, на кого именно натравить японцев.

Американцы все это прекрасно понимают, и именно они, в конечном счете, конструируют этот конфликт. Поэтому, на мой взгляд, сами США не дадут возможности для тесного союза между Пекином и Москвой.

— А нам самим Китай в качестве партнера в военной области интересен?

– Китай – самостоятельно – до сих пор не одерживал ни одной значимой военной победы – в XX веке китайские победы достигались в партнерстве с Советским Союзом. Единственную более-менее серьезную войну, которую Пекин проводил самостоятельно, – в 1979 году с Вьетнамом, – он стратегически проиграл. Поэтому у России нет оснований – пока, по крайней мере,– считать Китай серьезным военным партнером.

Китайцы, конечно, заняты сейчас строительством сильного военного блока, в частности, они активно ведут работы над созданием истребителя пятого поколения. Но насколько боеспособной будет модернизированная китайская армия – вопрос по-прежнему открытый.

Пока тесное военное партнерство с Китаем для нас даже опасно. У Пекина может возникнуть иллюзия, что он сможет прикрыться нами в случае масштабного военного конфликта. Поэтому, заигрывая в военном отношении с КНР, нам нужно быть предельно аккуратными…

– С точки зрения геополитики, учения стран-членов ШОС, и особенно учения России и Китая, демонстрируют, что в военном отношении Россия и Китай держатся вместе, и это сигнал – как США, так и Западу в целом, – отмечает академик Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов. – Напомню, что в нынешнем году уже состоялись двусторонние военно-морские учения КНР и РФ. Это говорит о том, что евразийский вектор в геополитике становится для Москвы основным и главным. Он показывает, что Россия именно в партнерстве со странами ШОС готова защищать свои интересы.

— Учения стран ШОС приобретают особую значимость из-за событий на Украине?

– Нынешние учения были запланированы еще до украинских событий, и напрямую с ситуацией на Юго-Востоке не связаны. Но в нынешнем политическом контексте они – дополнительный сигнал, что Россия уходит с Запада, и делает ставку на Восток.

— Как выглядят перспективы нашего военного сотрудничества с Китаем?

– Военное сотрудничество в рамках ШОС сейчас явно активизируется. И наиболее масштабное сотрудничество, естественно, идет по линии Москва - Пекин. Речь не просто о поставках КНР российского оружия – обозначаются и проекты совместных оружейных производств, а также производств военной техники.

В связи с тем, что Запад вводит санкции против предприятий российской оборонки, это направление сотрудничества будет только расширяться. Уверен, в ближайшее время будет налажен и более тесный контакт между министерствами обороны Китая и России, и обучение китайских военнослужащих в российских вузах, и политические консультации по военным вопросам…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.02.2017
Первенство в создании самолёта пятого поколения осталось за Америкой. Россия лишь вторая. Что удалось нашим авиаконструкторам извлечь из этого проигрыша и есть ли в "кармане" у ПАК ФА козыри, способные удивить американского "хищника"? Первым быть почётно, первых помнят, о них говорят. Первый человек в космосе, первый на Луне. Попроси вспомнить второго, и собеседник начинает мяться и судорожно вспоминать то, что не задержалось в голове и на минуту. Да, США действительно первые создали истребитель пятого поколения. И тут уже ничего не поделать. В 1997 году первый "хищник" F-22 Raptor уже взмыл в демократическое небо Америки, в то время как до начала работ по Т-50 — истребителю пятого поколения (боевому авиационному комплексу нового поколения И-21) — оставалось ещё два года.
Мировой ВПК  24.02.2017
Недавно французское издание Air&Cosmos опубликовало схемы якобы перспективного российского легкого истребителя пятого поколения, разработкой которого занимается самолетостроительная корпорация «МиГ». Издание также привело краткие характеристики, которыми, по его мнению, будет обладать новый боевой самолет. Мы решили разобраться, почему не стоит доверять французским изображениям российского истребителя, что такое российская школа проектирования боевых самолетов и на какой летательный аппарат все же может быть похожа новая разработка «МиГа».
Мировой ВПК  20.02.2017
Приближение разведывательного корабля «Виктор Леонов» к побережью США – признак слабости России, а не силы, пишут американские СМИ, ссылаясь на свои источники в разведке. Источники попались с юмором, за «Виктора Леонова», охарактеризованного словом «бесполезный», даже становится обидно. Дело, однако, в том, что эти комментарии – непростительная чушь.
Мировой ВПК  20.02.2017
На англоязычном военном форуме Realitymod.com появилась информация, что некие западные компании решили создать так называемые «умные снаряды» против российского танка Т-14. Их назначение — не только обмануть активную защиту, но и поразить машину в уязвимых местах. И через несколько лет стальной кулак Путина потеряет угрожающую мощь.
Конфликты  17.02.2017
Российская система С-400 «Триумф» оказалась бессильна перед истребителем F-35: ЗРС не смогла ни остановить, ни распознать израильский истребитель пятого поколения в сирийской провинции Дамаск. В итоге самолет беспрепятственно поразил цели и «махнул русским крылом». Такая оценка С-400 сейчас активно раскручивается в Сети и педалируется некоторыми СМИ со ссылкой на авторитетное американское издание Defense News.
Конфликты  16.02.2017
Американское командование прорабатывает план начала сухопутной операции в Сирии. Ряд экспертов полагает, что если проект удастся провести через Конгресс, идея «маленькой победоносной войны» может заинтересовать Трампа. Как в случае начала «работы на земле» американцы будут выстраивать взаимодействие с многочисленными сторонами сирийского конфликта?
Конфликты  16.02.2017
Военнослужащие морской пехоты ВСУ, дислоцирующиеся в Широкино, всерьез ожидают наступления ополченцев ДНР на Мариуполь по льду Азовского моря. Об этом они рассказали в интервью Военному телевидению Украины. Насколько реально может быть в принципе такое наступление?