12.10.2015, 19:18
Хуже, чем холодная война
Хуже, чем холодная войнаМеждународная военная политика
Генсек ОБСЕ заявил о глубоком расколе между Россией и Западом.

12 октября генсек ОБСЕ Ламберто Заньер принял участие в заседании Постоянного совета ОДКБ по вопросам обеспечения безопасности в Евразии в Москве. Заньер обсудил со своими коллегами широкий круг вопросов от украинского урегулирования до проблемы Нагорного Карабаха и президентских выборов в Белоруссии. Кроме того, Заньер провел двустороннюю встречу с министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, на которой дипломаты обсудили не только Украину, но и дальнейшую судьбу самой Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Вопрос реформирования ОБСЕ уже давно поднимается Россией, которая предлагает усилить роль организации в обеспечении европейской безопасности. Украинский кризис продемонстрировал, что ОБСЕ может выполнять более важные функции, чем наблюдение за выборами или мониторинг прав человека. В то же время, эта ситуация вывела на первый план противоречия внутри самой организации, которые не позволяют ей эффективно работать.

На пресс-конференции Заньер признал, что таких политических разногласий между странами-членами ОБСЕ не было с самого окончания холодной войны. «С политической точки зрения мы видим значительный раскол в политическом контексте в рамках нашей организации. Эти расколы значительны. Мы их не видели со времен холодной войны», — заявил итальянский дипломат.

Он также признал, что новые вызовы вроде роста радикализма, террористической угрозы и миграции стали серьезной проблемой для ОБСЕ. Но, похоже, вместо того, чтобы эффективно решать эти проблемы, западные страны больше заняты конфронтацией с Россией. Такая ситуация несет угрозы не только для европейской, но и для мировой безопасности.

Кто виноват в том, что ОБСЕ вернулась во времена холодной войны и возможно ли конструктивное сотрудничество между Россией и европейскими странами?

— Во время холодной войны ОБСЕ была площадкой для обмена мнениями и поиска компромиссных решений между Востоком и Западом, — говорит заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелев. — Между ними был принципиальный раскол, который удалось преодолеть только к концу 80-х годов. Потом СССР распался, и ОБСЕ потеряла свое значение, как площадка переговоров между двумя антагонистическими блоками.

Организация сосредоточилась на урегулировании конфликтов в постсоциалистическом мире. Например, пыталась найти свое место в решении балканского кризиса, хотя значительную роль не сыграла. ОБСЕ занималась и урегулированием конфликтов на постсоветском пространстве — в Нагорном Карабахе, во внутригрузинском конфликте, связанном с Южной Осетией и Абхазией, в Приднестровском конфликте.

Уже в этот период выявились существенные расхождения между Россией и другими странами-членами ОБСЕ. Сейчас ситуация существенно ухудшилась и обострилась. Мы видим глубокий раскол в ОБСЕ, который отражает реальную политическую ситуацию в Европе. В первую очередь, это конфликт между Россией и европейскими странами, связанный с украинским кризисом. Подходы сторон принципиально различаются. По существу, ОБСЕ работает в условиях новой холодной войны в Европе. Преодоление раскола связано с преодолением конфронтации между Россией и западными странами. А этот вопрос увязывается с путями урегулирования украинского кризиса.

То есть, проблема кризиса ОБСЕ только в отношениях России и Запада?

— Не только, есть и другие проблема. Например, в последнее время обострились отношения между ОБСЕ и Азербайджаном. Критика со стороны ОБСЕ внутренней политики Алиева, нарушения прав человека, принципов проведения выборов встречает со стороны Баку резкую отповедь. Это тоже накладывает отпечаток на деятельность ОБСЕ и требует поисков ответов.

Не сказал бы, что ОБСЕ переживает кризис, но очевидно, что для того, чтобы она была более дееспособной структурой, важным институтом для обеспечения европейской безопасности, она должна модернизироваться и соответствовать новым реалиями.

— А каким образом она может трансформироваться?

— Министр иностранных дел Сергей Лавров подробно рассказал о видении России места ОБСЕ в обеспечении европейской безопасности. Во-первых, это принятие устава организации, которого до сих пор нет. Во-вторых, на основании устава могут быть организованы новые подразделения и структуры в рамках ОБСЕ с соответствующими полномочиями.

Речь о том, чтобы на территории стран-членов сама организация могла организовывать миротворческие акции. Для этого необходимо создать военные структуры в рамках ОБСЕ, чтобы можно было решать вопросы по предотвращению конфликтов, поддержанию или даже по принуждению к миру. Это не значит, что ОБСЕ должна дублировать Совбез ООН, но на своей территории в рамках санкционированных полномочий она могла бы действовать гораздо более эффективно.

Сегодня роль ОБСЕ размыта и существенного значения в обеспечении европейской безопасности не несет. Возможно, стоит создать своеобразный европейский совбез. Но для этого нужно найти консенсус во взаимоотношениях с Россией, договориться с ней, найти баланс интересов. В общем, отказаться от санкций и давления на РФ и начать искать пути для трансформации ОБСЕ.

— Возможно ли это?

— За 40 лет Европа принципиальным образом изменилась, методы и задачи ОБСЕ устарели. Время диктует необходимость реформации ОБСЕ, и этот процесс не только назрел, но и перезрел. Может быть, пришло время воплотить старую задумку России и превратить ОБСЕ в центральный элемент обеспечения европейской безопасности.

Сегодня эти вопросы на европейском пространстве решают НАТО и ЕС. Но эти структуры не включают в себя Россию и многие постсоветские государства. Более того, попытки Запада создать систему безопасности только путем расширения НАТО встречают со стороны России жесткое сопротивление. Европе нужно проявить гибкость и попытаться создать общую систему безопасности. В рамках того же ОБСЕ можно наладить контакт между НАТО и ОДКБ, между ЕС и ЕЭС. Непонятно, почему Запад так жестко упирается и даже слышать ни о чем подобном не хочет. Это ошибочная политика. В рамках ОБСЕ можно было бы решить эту проблему. Такой широкий подход к вопросам безопасности подарил бы этой организации второе дыхание.

— Раскол в ОБСЕ возник не сегодня и не вчера, — убежден ведущий научный сотрудник Института общественных наук ФГУ РАНХиГС Сергей Беспалов. — Сегодня ведутся дискуссии о реформировании Совета безопасности ООН, где у пяти постоянных членов есть право вето, которое часто делает невозможным принятие каких-то решений. Что же говорить об ОБСЕ, организации, в которой 57 членов, и каждый из них имеет право наложить вето на политические решения?

С одной стороны, такие правила игры были созданы в свое время как раз для того, чтобы не допускать раскола и попыток одной группы стран навязывать свою волю остальным. Но с другой, очевидно, что с таким механизмом принятия решений рассчитывать на высокую эффективность организации не приходится.

— В чем корень нынешнего раскола ОБСЕ? Только в ситуации вокруг Украины?

— Я бы так не сказал. Изначально, когда в 1975 году подписывался знаменитый Хельсинский акт и создавалась СБСЕ, было заложено три «корзины», то есть три направления деятельности этой структуры. Это военно-политическое, экономическое и гуманитарное направления. Россия и некоторые ее союзники всегда выступали за то, чтобы эти три корзины оставались равнозначны. Это вполне понятно, ведь для России ОБСЕ — единственная общеевропейская организация, в которой она представлена и могла бы институционально влиять на европейские дела.

Но после окончания холодной войны на Западе сложилось представление, что военными вопросами в Европе должно заниматься НАТО, экономическими — Европейский союз, а для ОБСЕ пускай остается только третья гуманитарная корзина. Причем эта деятельность преимущественно направлена на страны Восточной Европы, которые претендуют на вступление в НАТО или ЕС. А даже если не претендуют, их все равно нужно «цивилизовать» и приобщать к «европейским ценностям».

Россию такой подход не устраивал. Поэтому принципиальные разногласия по поводу роли ОБСЕ между Россией и большей частью западных государств сформировались еще в 90-е годы, а сейчас стали более очевидны. Весьма характерный признак давних противоречий — то, что саммиты ОБСЕ стали проводиться крайне редко. Последний состоялся в Астане еще в 2010, а до этого они не проводились более 10 лет. Странно, что генсек ОБСЕ заговорил о кризисе только сейчас.

— Насколько сейчас эффективна ОБСЕ в том, что делает?

— Даже если говорить о направлениях, которыми эта организация занимается — мониторинг за правами человека, проведением выборов и так далее — получается, что в наблюдательных миссиях представлены одни и те же страны. Это США, Канада, группа западноевропейских стран. Во многом это связано с тем, что в ОБСЕ своеобразный финансовый механизм. Бюджет организации достаточно скромен, поэтому страны, которые желают поучаствовать в той или иной миссии за счет собственных средств направляют туда своих представителей.

Понятно, у кого сегодня большего всего денег и кто в большей степени склонен продвигать свои интересы с помощью ОБСЕ. Это все та же группа западных стран. Поэтому наблюдательные миссии ОБСЕ носили и носят достаточно однобокий характер. Знаменитое Бюро по демократическим институтам и правам человека давно превратилась в небеспристрастную структуру.

При этом, на уровне не политической, а технической деятельности ОБСЕ, очень многое зависит от фигуры действующего председателя. Страна-председатель меняется каждый год, и ее министр иностранных дел во многом направляет деятельность организации. Благодаря тому, что в этом году председателем ОБСЕ оказалась Сербия, страна, достаточно близкая к России, организация проявила себя достаточно эффективно в ходе мониторинга за соблюдением Минских соглашений на Украине.

По большому счету, деятельность ОБСЕ на Украине — едва ли не главный успех этой организации. Хотя претензии есть у всех сторон, они в целом не выступают против деятельности ОБСЕ. Во многом благодаря участию представителей организации в работе контактных групп удается добиться какого-то прогресса. Так что успехи тоже можно найти, хоть они и редки.

— Есть ли шанс, что будут реализованы предложения России по реформированию организации?

— Рассчитывать на принципиальные изменения функций ОБСЕ не приходится. Тут генсек прав, когда сравнивает ситуацию с холодной войной. Вот только во время холодной войны два лагеря все-таки с некоторым уважением относились друг у другу. Хельсинский процесс изначально был построен на том, что без взаимного уважения и соблюдения правил игры, человечество окажется на грани катастрофы. Каждая из сторон признавал другую равноправным партнером по диалогу.

Сейчас у стран Запада в отношении России такого подхода не наблюдается. Нет даже готовности выслушивать Москву и принимать во внимание ее интересы. Зато есть стремление представить изгоем и отщепенцем, выпадающим из общеевропейского консенсуса. При таком подходе, который пытаются протолкнуть и через деятельность ОБСЕ, говорить об оптимистических перспективах организации сложно.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Мировой ВПК  15.11.2017
У меня нет иллюзий относительно способности тех, кто еще смотрит ящик идиота, выйти из летаргического ступора благодаря предупреждениям Пола Крэга Робертса, Уильяма Энгдаля, Дмитрия Орлова, Андрея Мартьянова и моим. Но мы должны продолжать делать это потому, что партия войны (Единая Партия Неоконов), кажется, старается изо всех сил разжечь конфликт с Россией. Поэтому я и предлагаю объединить понятия «война с Россией» и «неотвратимые личные страдания», показав, что если на Россию нападут, два наиболее святых символа США — авианосцы и сам американский материк — будут немедленно атакованы и уничтожены.
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.