09.03.2015, 11:43
Херсонский поход Джемилева
Херсонский поход ДжемилеваМеждународная военная политика
Чем угрожают России и Украине действия беглого руководства меджлиса Крыма?

Как заявил официальный представитель МИД России Александр Лукашевич, бежавший за пределы Крыма бывший председатель меджлиса крымско-татарского народа Мустафа Джемилев «стремится создать в Крыму опасный очаг сепаратизма». При этом, по словам Лукашевича, «некоторые наши партнеры (так с легкой руки Путина принято в последнее время называть лидеров стран Запада. – авт.) проводят линию на закрепление в международном общественном сознании статуса выразителя всех крымских татар именно Джемилева», к тому же его «провокационные действия на международных площадках осуществляются при поддержке западных спонсоров».

«В настоящее время, – отметил Лукашевич по поводу действий экс-главы меджлиса, – он пытается протолкнуть идею переселения крымских татар в Херсонскую область Украины и размещения там органов самоуправления властей Крыма в изгнании».

Подобная идея начала озвучиваться Джемилевым еще в мае, когда он стал советником свежеизбранного президента Порошенко по делам крымско-татарского народа. Проект, выдвинутый им на этом посту, был амбициозен – передать прилегающую к Азовскому морю степную часть Херсонской области с центром в Геническе в состав Автономной Республики Крым, создав тем самым «параллельную» полуострову реальность со своим проукраинским «правительством в изгнании». Это правительство могли бы признать – как в свое время Тайвань в пику КНР – западные державы. Из этой автономии можно было бы вести теле- и радиопропаганду на полуостров, а попутно – собирать здесь перебежчиков и формировать из них диверсионные группы или «армию» (на статус таковой претендует действующий в зоне «АТО» батальон «Крым», в октябре восстановившийся после почти что полного уничтожения в котле под Иловайском) для поддержки украинского реванша.

Как заявил 13 ноября 2014 года на пресс-конференции в Киеве Джемилев, он «обсудил с Петром Алексеевичем (Порошенко. – авт.) вопрос создания военного крымско-татарского объединения южного направления, потому что в Херсонской области весьма тревожная ситуация». Но реализовать пока что эту идею Джемилеву не удалось. Уж очень нагло велась кампания в поддержку его инициативы – например, с вывешиванием в соседнем с Геническим районом Мелитополе баннеров с портретом экс-главы меджлиса и надписью: «Мы крымско-татарский народ, который живет на своей земле». Мол, здесь мы тоже «у себя дома». Все-таки, явно не за то боролись на майдане, чтобы воссоздать в Приазовье аналог Крымского ханства по главе с Джемилевым.

Тем более, хорошо известно и то, что в ряды крымско-татарского батальона влилось немало радикальных исламистов, после поражения в февральских уличных боях 2014 года в Симферополе бежавших с полуострова. Например, это весьма многочисленные борцы за построение всемирного халифата.

Это подтвердил и советник президента Украины Юрий Бирюков, разместивший у себя в Facebook 6 сентября 2014 года восхищенный пост о том, как он уважает батальон «Крым» и «суровых дядек» в нем, после того как видел, как на донецких ополченцев «в атаку шли с криками «Аллаху Акбар» суровые дядьки ваххабитской наружности». Об этом же «Свободной Прессе» сообщил и руководитель информационно-аналитического центра «Юго-Восточный фронт» Константин Кнырик: «Батальон «Крым» полностью создан из исламистов, более того, многие из них с реальным боевым опытом – в Крыму была практика отправлять боевиков в Сирию, многие прошли школу так называемого «Исламского государства». Все же появление доморощенного «халифата» в Приазовье – дело опасное, как показывает пример Сирии, и даже в «незалежной» со всей ее антироссийской истерией это должны понимать.

Однако недавно Киев начал «заход на Крым» с другого конца. 27 февраля в журнале «Корреспондент» появилась статья уполномоченной Верховной Рады по правам человека Валерии Лутковской, утверждающей, что на полуострове происходит «скрытая, негласная депортация крымских татар». Выражение про «депортацию» повторяется в этой довольно неряшливо написанной публикации несколько раз, хотя не очень понятно, что под ней имеет в виду автор. Очевидно, вследствие этого редакторы журнала снабдили публикацию следующим введением: «Крымских татар… не сажают в теплушки, не вывозят насильно вглубь России, а вынуждают принять решение бросить всё и уехать, пишет Лутковская». Но разве как раз не подстрекательские заявления Джемилева о том, что в Украине для его соплеменников будет создана автономия и все условия для жизни, толкают людей уезжать с полуострова? Таких беженцев, заявляет Джемилев, около 20 тысяч.

«Крым покинули где-то 3 тысячи крымских татар, в большинстве своем это либо приближенные к крупным аферам Джемилева люди, либо представители радикальных организаций, которые поняли, что как при Украине их в Крыму никто терпеть не будет, да и финансировать тоже, – уточняет Кнырик. – Меджлис официально никогда об этом не говорил, но всегда был тесно связан с вопросами поддержки деятельности радикальных организаций нетрадиционного ислама в Крыму. Конечно, всех покинувших Крым объединяет нежелание жить в согласии с населением Крыма». Однако, Джемилев явно стремится расширить эту аудиторию за счет простых крымчан.

По сути, речь идет об умело скоординированной кампании. Ведь под «обустройство беженцев-татар» можно получить хорошие субсидии как с Запада, так и из мусульманских стран. Например, из той же Турции, где с XVIII-XIX веков существует крымско-татарская диаспора, достаточно многочисленная и богатая. Нетрудно понять, исходя из украинских реалий, что эти деньги будут быстро разворованы, а беженцы в итоге окажутся в прямом смысле слова в голой степи, без средств к существованию (работы на Украине не хватает и уже живущим там местным жителям, чего говорить о переселенцах).

Зато потом можно будет показать западным журналистам и правозащитникам «гуманитарную катастрофу» в Херсонской области и обвинить в ней… Россию! Ведь именно она, по словам нынешних киевских властей, якобы вынуждает татар «бросить все и уехать» с полуострова. В этой ситуации нельзя не вспомнить сделанное 2 марта заявление вице-премьера Крыма Руслана Бальбека о том, что «Джемилев готов пожертвовать своим народом, лишь бы чувствовать себя во главе процесса».

«Деятельность Джемилева и прочих беглецов зашла в тупик, - считает Кнырик. – Их никогда не интересовало реальное решение проблем крымских татар, им важен был процесс будирования таковых, приносивший личную прибыль за счет прибывавших на полуостров денег из иностранных фондов. Сегодня они вынуждены заниматься только популистскими заявлениями в духе призывов к блокаде Крыма и т.д. Джемилев оказался нужен только как попугай в Киеве, которой делает громкие и абсурдные заявления, которые, к слову, татары в Крыму не поддерживают и осуждают. Никаких серьезных заданий, а, соответственно, и должностей и финансирования беглым вождям меджлиса не дали и не дадут. Тему автономии в Херсоне бессмысленно даже обсуждать: во-первых, местному населению эти проблемы не нужны, во-вторых, беглых крымских татар единицы, хватит улицы в Киеве, причем не самой большой».

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.05.2017
В осложняющейся международной обстановке возрастает значение умения экспертного сообщества отличать реальную опасность от различного рода «разводок», преследующих цель дезориентировать общественность, вызвать паническое настроение и вынудить руководство России пойти на бессмысленные разорительные ресурсные траты для того, чтобы ослабить страну экономически и политически, подорвать возможность проводить активную политику на мировой арене.
Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).