27.11.2015, 19:32
«Халифат» выходит в море
«Халифат» выходит в мореМеждународная военная политика
ИГИЛ мобилизует сомалийских пиратов для войны в Сирии.

Террористы из «Исламского государства» и «Аль-Каиды» ведут борьбу за влияние на боевиков сомалийской террористической группировки «Аш-Шабаб». Об этом 26 ноября сообщило британское издание The Telegraph.

По данным издания, боевики ИГ неоднократно посылали членам «Аш-Шабаб» видеоролики, в которых призывали их присоединиться к организации и рассказывали о том, как молодые сомалийцы воюют на стороне «халифата». Усилия не оказались безрезультатными, и недавно два старших командира из «Аш-Шабаб» объявили о своей верности ИГ. По мнению президента Сомали Хасана Шейх Махмуда, это говорит о том, что сомалийская группировка «сбилась с пути». Президент призвал бойцов воспользоваться правительственной амнистией.

Как пишет The Telegraph, весной этого года ИГ уже удалось перетянуть на свою сторону нигерийскую группировку «Боко Харам». Однако тогда лидеры «Аш-Шабаб» заявили, что «не хотят отрываться» от «Аль-Каиды», поскольку она предоставляет им финансирование. Они считают, что союз с ИГ отвлечет их от внутренних националистических целей.

Отметим, что в 2012 году лидер «Аль-Каиды» Айман аль-Заварихи призывал мусульман всего мира оказать поддержку терпящим поражение от войск «Африканского союза» исламистам из группировки «Аш-Шабаб» в Сомали. По данным американских спецслужб, руководство «Аль-Каиды» еще пять лет назад выбрало эту страну в качестве «оперативного центра» на африканском континенте. Так, среди боевиков «Аш-Шабаб» в свое время был замечен организатор взрывов в американских посольствах в Кении и Танзании в 1998 году Фазул Абдулла Мохаммед.

Среди экспертов есть мнение, что группировка «Аш-Шабаб» на территории Сомали во многом является африканским аналогом «Талибана» (на саудовские деньги), причем многие командиры «Аш-Шабаб» в свое время прошли «боевую обкатку» в Афганистане и Пакистане.

Может ли Сомали стать «вилаятом» группировки «Исламское государство»? Как это отразится на международной безопасности, и в частности — на ситуации в Ираке и Сирии?

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин обращает внимание на то, что, если верить The Telegraph, то «Аль-Каида» и «Исламское государство» сами заинтересованы во взаимодействии с сомалийскими боевиками, а не сомалийцы ищут у них поддержки.

— Все дело в удачном стратегическом положеним Сомали на побережье Аденского залива — вблизи крупных мировых нефтетранспортных маршрутов. Это — повод «реанимации» пиратства под исламским знаменем. Плюс подобные регионы важны как источники «пушечного мяса». Причем оттуда людей можно перебрасывать куда угодно и в довольно больших количествах, в том числе — в Ирак и Сирию.

Директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов отмечает: хотя в Сомали широко распространен ислам суннитского толка, однако это государство сильно отличается от любых других мусульманских стран.

— В основе традиционного сомалийского общества лежит клановая система, которая чрезвычайно сложна и запутана. Сомалийцы разделены на шесть клановых семей или союзов, называемых также часто племенами — дир, хавийе, исаак, дарод, дигил и раханвейн. Клановые союзы состоят из кланов, которые дробятся на подкланы и так далее вплоть до отдельных семей. Вражда, уходящая корнями в древние времена борьбы за источники воды и пастбища — одна из главных характеристик межклановых взаимоотношений. Поэтому все попытки политического ислама брать там ситуацию под контроль всегда проваливались. В итоге все упиралось в межклановое противостояние.

История недолгого существования Союза исламских судов (СИС) ярко характеризует ситуацию: он в какой-то момент взял под контроль большую часть Сомали, но в итоге был разбит эфиопскими войсками, которые поддерживали как раз клановые полевые командиры, воевавшие между собой.

Группировка «Аш-Шабаб» хотя и признала себя крылом «Аль-Каиды», но, тем не менее, она решает свои задачи. Говорить о том, что сомалийские боевики могут сказать какое-то веское слово в исламистском интернационале, нельзя.

Что касается соперничества между ИГ и «Аль-Каидой». Они хотя и периодически на отдельных участках сирийского фронта воюют вместе против войск Башара Асада, однако их цели разные. ИГ создает, вернее, воссоздает «халифат», а «Аль-Каида» ведет политическую борьбу с западным миром. Именно из-за того, что у ИГ более понятные цели, группировка более привлекательна для исламистов.

Но в Сомали их соперничество к победе какой-либо стороны не приведет. Сомалийцы все равно в итоге разделятся в своем выборе, а некоторые вообще будут поддерживать федеральное правительство, которое мало что там контролирует. Сомалийцы по определению не хотят никому подчиняться — их устраивает жизнь в клане, в общине. А два квазигосударства внутри Сомали — Сомалиленд и Пунтленд, созданные северными кланами, устоялись именно из-за этой клановой однородности. На всей остальной территории Сомали союзы сильно перемешаны между собой.

Доцент РГГУ, эксперт Института Ближнего Востока Сергей Серёгичев замечает: когда та или иная радикальная организация в мире приносит присягу лидеру ИГ Аль-Багдади, провозглашает себя аффилированной с «халифатом» структурой, надо понимать, что ни до ни после присоединения она не будет координировать свои действия с центром, например, в сирийском городе Эр-Ракка или иракском Мосуле.

— Раскрученный бренд берется для того, чтобы найти спонсоров и заманить людей. При этом любая организация под флагом известной группировки будет преследовать свои цели и действовать на своей территории.

И если сомалийские боевики присягнут ИГ, то после они вряд ли изменят своей тактике и продолжат нападать на суда. Но маловероятно, что они попытаются взорвать какой-нибудь танкер, потому что в этом случае их аккуратно «зачистят» вместе с мирным населением на побережье, а западные СМИ этого просто не заметят. Просто за счет новых источников финансирования сомалийские исламисты смогут качественнее проводить теракты. Правда, в этом случае на них начнется более ожесточенная охота.

Пока ИГ на слуху, количество желающих встать под его знамена будет расти. Не исключено, что если основные отряды группировки в Сирии и Ираке будут разбиты, исламисты побегут в другие «горячие точки» — в Йемен, Сомали и т. д. Но пока в Сомали хватает своих головорезов. Фактически там идет борьба за рынок нападений на суда. Правда, сейчас активность пиратов сильно поубавилась, поскольку в Аденском заливе идет плотное патрулирование и, возможно, даже проводятся отдельные наземные рейды. Поэтому вряд ли в Сомали ИГ сможет открыть новый фронт.

Но на месте спецслужб я бы обратил пристальное внимание на сам факт соперничества «Аль-Каиды» и ИГ. В мире радикального исламизма нет места двум первым номерам. Сейчас лидерство принадлежит «халифату» (несмотря на то, что когда-то будущее ИГ было филиалом «Аль-Каиды»), поэтому «Аль-Каида» может провести некий ребрендинг и устроить пару громких терактов, чтобы вернуть себе любовь и уважение со стороны всех радикально настроенных мусульман. А «Аль-Каида» — на минуточку — обладает весьма разветвленной сетью по всему миру. До сих много ее ячеек в Европе не вскрыто. И они могут ответить.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и