25.09.2014, 11:31
Халифат уничтожит США
Халифат уничтожит СШАМеждународная военная политика
На чьей стороне Россия в глобальном конфликте двух цивилизаций?

США начали новую войну на Ближнем Востоке. Тот факт, что Штаты называют свои действия «войной с терроризмом», не должен вводить в заблуждение – в этом столетии все свои удары США маркируют антитеррористической риторикой. Россия не может, да и не должна быть простым наблюдателем – в войне англосаксонской империи и халифата у нас есть свои интересы и цели.

Спустя год после неудачи своего похода на Дамаск Барак Обама все-таки начал бомбардировку Сирии – в этот раз под предлогом борьбы с террористической угрозой, якобы исходящей от «Исламского государства» (халифата), провозглашенного этим летом на части территории Ирака и Сирии.

«Наша цель ясна: мы полностью уничтожим «Исламское государство» через комплексную и продолжительную стратегию по борьбе с терроризмом», – заявил американский президент, пообещавший соотечественникам, что в этот раз США возглавят «широкую международную коалицию». В Пентагоне говорят о том, что война продлится минимум три года, при этом США даже не пытались получить добро от Совбеза ООН, понимая, что Россия и Китай не дадут санкции на боевые действия, а просто уведомили ООН, что действуют на основании Статьи 51 устава этой организации, то есть права на самооборону.

Да, в англосаксонском мире получается, что халифат напал на США, а не наоборот. Объяснения американцев сводятся к тому, что государство имеет право на самозащиту или коллективную самозащиту перед лицом не только нападения, но и «реальной угрозы вооруженного нападения». В данном случае эта угроза исходит из страны, которая не может предотвратить использование своей территории для подобных нападений – то есть Ирака. Правительство Ирака, говорят американцы, неоднократно обращалось к США с просьбой «возглавить международные усилия» по разгрому «Исламского государства», как на своей территории, так и в Сирии. А так как халифат представляет «угрозу не только для Ирака, но и для многих других стран, включая Соединенные Штаты и их партнеров в регионе и за его пределами», то у Вашингтона не было другого выхода, как воспользоваться правом на самооборону.

Вот такая «американская реальность», которая имеет мало общего с происходящим. Ведь Ирак как государство был фактически уничтожен в результате американской агрессии в 2003 году – правящий режим был свергнут, страна оккупирована, у власти поставлено марионеточное правительство, основные рычаги власти отобраны у суннитов и отданы шиитам, фактически отделился иракский Курдистан. С точки зрения обычного иракца послесаддамовский Ирак уже не имел ничего общего с независимым государством, да и не являлся таковым.

Распад страны, борьба с оккупантами и коллаборационистами, религиозная вражда – все это привело к обнулению легитимности иракского государства, созданного менее ста лет назад англичанами. Рост радикального исламизма среди местных суннитов неминуемо должен был привести к их попытке выделиться из лишь формально существующего «единого Ирака», а гражданская война в соседней Сирии, в разжигании которой внешние силы, и в первую очередь Запад, сыграли главную роль, лишь ускорила этот процесс, переведя его сразу в надгосударственную форму – так появился халифат, то есть всемирное государство всех мусульман.

То, что именно Ирак и Сирия стали его базой, – заслуга США, разбивших Ирак и существенно ослабивших Сирию. Раз возникший (точнее возродившийся – формально халифат, возникший при пророке Магомете в 7 веке и процветавший до 15 века, прекратил существование с гибелью Оттоманской империи сто лет назад) халифат уже невозможно отменить – США могут только пытаться замедлить скорость его расползания по Большому Ближнему Востоку.

Сделать это им будет очень сложно – как потому, что религиозная основа идеи халифата делает его привлекательным для все большего количества мусульман, разочаровавшихся в собственных правящих элитах, европеизированных и глобализированных, так и потому, что именно США сначала десятилетиями поддерживали Израиль в конфликте с арабами, а теперь сделали все для уничтожения сильных светских режимов в регионе, то есть воспринимаются и арабской улицей, и местными элитами как враг и вредитель.

Для самих исламистов нынешние военные действия США – не что иное, как очередной крестовый поход Запада против ислама, и именно так его будут воспринимать все большее количество мусульман на Большом Ближнем Востоке. Участие в войне на стороне Америки правительств целого ряда арабских стран ничего не меняет – правители Саудовской Аравии, точно так же, как и Сирии или Ирака, воспринимаются исламистами как продажные, отступившие от ислама люди. Учитывая, что Исламский халифат уже признали радикальные подпольные вооруженные группировки от Нигерии до Йемена, война становится общерегиональной: халифат – это лишь центр сопротивления антизападных сил (хотя и немаленький – размером с Бельгию и населением в несколько миллионов).

Террористической она станет лишь в том случае, если халифату удастся перенести ее на территорию США и Европы – устроить там теракты, призванные запугать местное население и вынудить его потребовать от западных правительств прекращения участия в войне на Ближнем Востоке. В любом случае цель халифата – освободить свою территорию от Запада: как от американских войск, так и от союзников и вассалов США в странах арабского (и шире – мусульманского) мира, убрать все светские конструкции, которые принес Запад в исламский мир. Тот факт, что эта освободительная борьба идет в том числе и террористическими методами (хотя, и это важно, пока лишь на своей территории), не отменяет восприятия ее самими участниками как справедливой и единственно правильной. Огромное неравенство в военной мощи всегда можно было преодолеть несимметричными ударами – так действовали все порабощенные народы.

Конечно, война в Сирии и Ираке имеет множество нюансов – в ней переплетены как сиюминутные интересы самых разных региональных сил, так и стратегические расчеты глобальных игроков, но для геополитического анализа важно вычленить главную, основную тенденцию, иначе за деревьями можно не увидеть леса. Главное, что сейчас происходит на Ближнем Востоке, – это война цивилизаций: англосаксонской, претендующей на глобализм, и исламской, претендующей на данном этапе на освобождение собственной территории. Война идет на мусульманской земле, то есть Запад наступает, а Восток обороняется и контратакует. Большая война Запада и Востока, воинствующего ветхозаветного мессианства США и бурного возрождающегося исламского халифата, битва уходящей империи глобализма и нарождающейся арабской реконкисты – где здесь место России?

Для того чтобы определиться с положением России в этой битве, нужно четко обозначить наши главные геополитические интересы.

Первое. Россия заинтересована в ликвидации американской мировой гегемонии, как военной, так и финансовой – значит, России выгодно поражение США на Ближнем Востоке. Поражение в этом регионе лишит американскую империю возможностей даже претендовать на глобальное господство и сильно ослабит ее позиции перед «последним и решительным боем», который она собирается дать Китаю в Тихоокеанском регионе.

Второе. Россия заинтересована в построении многополярного мира, основанного на балансе сил и интересов основных мировых цивилизаций, в котором каждая из них получит возможности максимального развития и сохранения собственных традиций и культур, сотрудничая с другими, а не пытаясь подчинить их себе или навязать им свою модель как обязательную к применению. Исламская цивилизация (в том числе и ее арабская составляющая), несомненно, является одной из пяти самых сильных и самобытных на Земле – наряду с китайской, индийской, европейской и русской.

Освобождение арабов от англосаксонских пут – вопрос времени, причем по историческим меркам ближайшего. От того, как именно будет происходить этот процесс, во многом зависят и будущие отношения мусульманской цивилизации с остальными великими цивилизациями, которые все являются ее соседями. Халифат, то есть религиозная основа будущего единого исламского государства, является наиболее перспективной и близкой самим мусульманам формой его существования, притом что нынешний халифат, конечно же, является лишь первым наброском будущего, рожденным в горниле идущей на Востоке одновременно гражданской и освободительной войны.

Будущий халифат, конечно же, будет устроен по федеративному принципу, потому что иначе невозможно будет собрать вместе арабов, персов и народы Юго-Восточной Азии, шиитов и суннитов. В едином исламском мире нет ничего невозможного – достаточно вспомнить, что до начала 19 века большая часть арабов жила в едином государстве под властью халифа.

Значит, России стратегически выгодно возрождение как минимум арабского халифата и не выгодно поддерживать никакие «крестовые походы» латинян против агарян (тем более учитывая, что поход против мусульман Запад не раз использовал как прикрытие для своего нападения на православных – как было, например, с разграблением Константинополя в начале 13 века).

Третье. Россия заинтересована в безопасности и стабильности на своих южных границах – даже не нынешних, а исторических, учитывая, что реинтеграция постсоветского пространства является нашей приоритетной геополитической задачей. Южные границы – это Кавказ и Средняя Азия, то есть регионы, где проживает мусульманское население. В Чечне и Таджикистане уже была война, но она была следствием распада СССР и не имела серьезной религиозной подоплеки. Российские мусульмане, что в Поволжье, что на Северном Кавказе, конечно же, подвергаются влиянию радикальных исламистов, но уникальный многовековой опыт взаимодействия русской цивилизации с «мусульманами Святой Руси» (теми же татарами и башкирами), как и крайне необходимая серьезная работа по поддержке именно традиционных для России течений ислама, дают все больше возможностей для недопущения отпадания мусульман от русского государства и цивилизации.

Тем более что главное недовольство у нашей исламской уммы в постсоветский период вызывала именно либеральная глобализация, уклонение России от собственных цивилизационных традиций, от семейных и общественных ценностей, которые составляют суть русского цивилизационного кода. Их неизбежное восстановление вернет взаимное доверие и ослабит межнациональные противоречия. В Средней Азии возвращение русского влияния также укрепит те местные национальные силы, которые понимают всю выгоду от союза с Россией. Проблемы пограничных с Афганистаном государств Средней Азии носят в большей степени национальный (за счет того, что один и тот же народ живет по обе стороны границы), чем религиозный характер. Для сильной России исламский халифат на юге не опасен, а слабая погибнет под ударами Запада и безо всякой «угрозы с юга».

Четвертое. Россия заинтересована в борьбе с терроризмом. Нас все время пугают тем, что радикальный исламизм, хуже того, исламский терроризм перекинется на нашу территорию – и значит, мы должны вместе со всем «цивилизованным миром» бороться с ним везде, где только можно: сейчас нужно это делать в Афганистане и Ираке. Но что такое «исламский» терроризм? Это форма протеста против западной экспансии, как военной, так и цивилизационной, против оккупации и слома культурного кода.

У нас в Чечне тоже пытались закрепиться приезжие радикальные исламисты, поддерживая террористические методы в рядах чеченского вооруженного подполья. Но Россия не только беспощадно уничтожает террористов, но и не угрожает ни вере, ни укладу жизни чеченцев, и в итоге чеченцы в своем большинстве сами сделали выбор в пользу России, а не халифата (не говоря уже о том, что за «радикальными исламистами» в Чечне часто стояли англосаксонские спецслужбы). Попытки радикальных исламистов (в том числе и из числа чеченцев), воюющих сейчас в Сирии и Ираке, угрожать России тут же вызвали гневную отповедь Рамзана Кадырова.

Значит, России нужно бороться с терроризмом у себя дома и с теми, кто угрожает России, находясь за нашими пределами, но не подыгрывать США в их желании называть «терроризмом» любое проявление национально-освободительной борьбы.

Понятно, что англосаксы не оставят попыток использовать против России «радикальный ислам», но чем больше Запад залезает в войну в исламском мире (сейчас американцы убивают исламистов в десятке мусульманских стран – от Ливии до Йемена), тем смешнее будут выглядеть его попытки выдать Россию за «главного врага мусульман».

Россия в любом случае не является врагом для ислама – как по причине многомиллионного мусульманского населения, так и уникального характера нашей православной цивилизации, не стремящейся аннигилировать народы, присоединившиеся к ней (в отличие от глобального англосаксонского проекта, нивелирующего все нации, попадающие под его влияние). Точно так же и мусульманская цивилизация, находящаяся на пассионарном подъеме, умеет различать своих врагов и друзей.

Десятилетия войны США на Ближнем Востоке, ставшие апогеем столетней западной экспансии в этом регионе, неизбежно закончатся их поражением и бегством – дай Бог, чтобы в результате краха США как сверхдержавы, а не ядерной войны в этом регионе, которую они, сами того не понимая, фактически провоцируют своей агрессией. Миллионы убитых и беженцев, разрушенные города и разоренные страны, гражданские войны и катастрофы – вот что оставляют за собой любые глобализаторы. Россия испытала на себе всю мощь агрессии Запада в прошлом веке, но сумела отстоять свою цивилизацию. Сейчас жертвой глобальной агрессии Запада стали арабы, которые разъединены, которых разобщают и стравливают. Но они все равно победят. Победит даже не халифат – а арабское, мусульманское стремление к самостоятельности и достоинству, к жизни своим умом и своей верой. Самодержавная Россия им в этом поможет.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.09.2016
Борьба с международным терроризмом и операция «Несокрушимая свобода» в Афганистане были для США лишь предлогом для входа в Среднюю Азию. Об этом 15 сентября заявил бывший президент Киргизии (1990−2005) Аскар Акаев в интервью РИА «Новости». Напомним, в 2001 году, перед началом операции в Афганистане, США создали военные базы в Киргизии и Узбекистане. Но, по мнению Акаева, американцы преследовали одновременно несколько целей — помимо собственно борьбы терроризмом, США собирались закрепиться в стратегически важном регионе.
Мировой ВПК  15.09.2016
НИИ Точных приборов (НИИТП), входящий в холдинг «Российские космические системы», представил на форме «Армия-2016» макет антенного модуля для космического радиолокатора нового поколения «Касатка-Р». Опытный образец модуля собран и готов к проведению испытаний. Радиолокатор предназначен для работы в составе группировки спутников дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) «Обзор-Р», которые созданы в самарском Ракетно-космическом центре «Прогресс». Группировка начнет разворачиваться в 2019 году.
Мировой ВПК  14.09.2016
В Америке приступили к разработке нового оперативно-тактического ракетного комплекса «земля-земля», способного соперничать с российским ОТРК «Искандер». Согласно заявленным характеристикам, Long Range Precision Fires Missile (LRPF) сможет поражать цели на расстоянии до 500 километров. Система предназначена для замены устаревших MGM-140 Army Tactical Missile System (ATACMS), разработанных еще в 80-е годы и способных поражать цели на дальности не более 160 километров, и должна быть передана войскам к 2027 году. Об этом недавно сообщили российские СМИ со ссылкой на американское издание The National Interest.
Геополитика  14.09.2016
В конце сентября в Москве пройдет вторая конференция «Диалог наций. Право народов на самоопределение и строительство многополярного мира». Конференция призвана «объединить представителей партий и движений, выступающих за самоопределение и независимость своих регионов и борющихся против идеологии мирового господства и экономической эксплуатации», сказано в заявлении общественной организацией «Антиглобалистское движение России» (АДР), организующей мероприятие.


Конфликты  13.09.2016
Утверждения сирийских военных о сбитом ими самолете израильских ВВС не соответствуют действительности. Об этом 13 сентября заявили в командовании Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ). Как сообщает газета The Jerusalem Post, в командовании пояснили, что сирийские правительственные войска действительно попытались сбить самолет, однако попытка не увенчалась успехом. Так, в сторону одного из летательных аппаратов ВВС Израиля, возвращавшегося с задания в сирийском воздушном пространстве, были выпущены две ракеты класса «земля-воздух», однако обе ракеты пролетели мимо.
Конфликты  12.09.2016
В понедельник, 12 сентября, в Сирии вступает в силу режим прекращения огня. Соответствующей договоренности достигли в ночь на 10 сентября министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и госсекретарь США Джон Керри. «Я редко видел такую реальную российско-американскую решимость разрешать проблемы, которые их объединяют: борьбу с группировкой „Исламское государство" * и завершение сирийской войны, несмотря на разногласия по поводу будущей политической структуры Сирии», — заявил спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура.
Конфликты  10.09.2016
Военная операция Турции, направленная на выдавливание курдов на левый берег Евфрата продолжается — полностью взята под контроль граница между Азазом и Евфратом с сирийской стороны. Первый этап операции «Щит Евфрата» завершён — создана буферная зона с целью не допустить на эту территорию курдов. Планируется создание на севере Сирии «пояса безопасности» под контролем протурецких «умеренных» боевиков. Более того, Турция даже выступила с предложением о введении бесполетной зоны в Северном Алеппо. Сообщается, что занятие территорий прошло почти без боёв, а боевики ИГИЛ, ранее контролировавшие их, ушли оттуда, очевидно, по договорённости.