17.12.2015, 18:39
Катар поддержит Турцию огнем
Катар поддержит Турцию огнемМеждународная военная политика
Анкара спешно ищет ресурсы для конфликта с Россией.

Анкара намерена создать военную базу в Катаре, чтобы защищаться от «общих врагов». Об этом 16 декабря сообщило агентство Reuters со ссылкой на посла Турецкой республики в Дохе Ахмета Демирока.

— Турция и Катар сталкиваются с общими проблемами, обе наших страны очень обеспокоены событиями в ближневосточном регионе. В такое время сотрудничество между нами критически важно, — отметил дипломат.

Открытие базы произойдет в рамках двустороннего соглашения о борьбе с «общими врагами», подписанного в 2014 году. Согласно договору, Катар также может разместить свою военную базу в Турции. По словам турецкого посла, на базе будут размещены 3 тыс. военнослужащих из состава сухопутных войск, подразделения ВВС и ВМС, военные инструкторы и спецназ. В Катаре уже находится 100 турецких военнослужащих, которые осуществляют обучение местных военных. Там также расположена крупнейшая американская база на Ближнем Востоке «Аль-Удейд», где дислоцируются 10 тыс. военнослужащих.

Отмечается, что Турция и Катар выступают против режима Башара Асада в Сирии, поддерживают движение «Братья-мусульмане», а также обеспокоены растущим влиянием шиитского Ирана в регионе.

Напомним, 15 декабря было объявлено, что под руководством Саудовской Аравии создана исламская военная коалиция якобы для борьбы с терроризмом. Цель объединения из 34 стран — координировать и поддерживать военные операции. Объединенный командный оперативный центр будет базироваться в Эр-Рияде. Тогда некоторые аналитики отмечали, что этот шаг, возможно, является не только декларацией о намерениях. Не исключено, что главные спонсоры мирового терроризма всерьез намерены начать сухопутную операцию, отправив подразделения в Сирию и Ирак. Понятно, что такой шаг однозначно не получит одобрения со стороны правительств Багдада и Дамаска, однако действий в рамках антитеррористической коалиции — это то прикрытие, которым активно пользуется тот же Запад.

Ведущий научный сотрудник отдела оборонной политики РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин считает, что пока речь идет только о политическом демарше со стороны Турции и Катара.

— Цели, на мой взгляд, следующие. Во-первых, показать России, что Анкара тоже не лыком шита, мол, вы в Сирии сделали свою военную базу (хотя руководство нашей страны постоянно подчеркивает, что эксплуатация аэродрома в Латакии носит временный характер), вот и у нас есть войска, и мы можем договариваться с союзниками. Во-вторых, база Турции на берегу Персидского залива — это, естественно, определенный противовес Ирану. В-третьих, такое военное сотрудничество Катара и Турции может быть некой демонстрацией того, что Доха не отказывается от своих намерений построить газопровод через Сирию и Турцию в Европу, несмотря на то, что режим Асада этому препятствует.

Арабист, старший преподаватель кафедры общей политологии НИУ «Высшая школа экономики» Леонид Исаев обращает внимание на то, что заявление о появлении в Катаре турецкой военной базы прозвучало после того, как было объявлено о создании исламской коалиции под эгидой Саудовской Аравии.

— С моей точки зрения это объединение из 34 стран было сформировано не для того, чтобы просто громко заявить о себе, а потому что ряд государств, в том числе и Турция, намерены перейти к активным действиям в Ираке и Сирии. Поскольку на протяжении всей войны турки, катарцы и саудиты активно вкладывались в группировки, сирийский вопрос стал для них главной внешнеполитической задачей. Поэтому отступать им уже некуда, надо любыми способами извлекать дивиденды. Во всей коалиции трудно найти более близкое Турции государство, чем Катар. То есть посредством Дохи Анкара в это объединение инкорпорируется.

Кроме того, военный объект в Катаре важен для турок не только с точки зрения контроля сирийского и иракского очагов противостояния с юга, но и как база в подбрюшье Ирана.

Турецкий посол прямо заявил, что Анкара и Доха сталкиваются с общими проблемами и врагами в ближневосточном регионе, замечает старший аналитик Центра изучения кризисного общества, эксперт РСМД и Института Ближнего Востока Сергей Балмасов.

— А мы прекрасно знаем, что отношения России как с Турцией, так и с Катаром довольно сложные, я бы сказал, недружественные. С Дохой мы серьезно конкурируем по газу. Катар — один из главных спонсоров джихадизма на территории Сирии и не только. Напомню, что на его территории часто скрывались видные представители чеченских сепаратистов. Однако понятно, что укрепление военного сотрудничества между Катаром и Турцией — это не только посыл в сторону России.

Появление турецкой военной базы в Катаре по соседству с американской «Аль-Удейд» ставит под вопрос и глубину американского влияния на Доху. А у Турции и Катара есть определенные трения с США. Известно, что американцы активно воздействуют на внутреннюю ситуацию в Катаре, пытаются заставить изменить подход руководства эмирата к миграционной политике, сделав его более мягким к мигрантам.

Также в последнее время прослеживается и антииранский крен Катара. Если прежний эмир в некоторых вопросах даже поддерживал Тегеран, то сейчас звучат заявления об обеспокоенности иранской экспансией. Неслучайно катарские силовики участвуют в операции в Йемене против проиранских сил, а также, по сути, сейчас катарцы воют против проиранских сил в той же Сирии.

В свою очередь, появление катарской базы в Турции было бы серьезным предлогом для усиления повстанческой и диверсионной деятельности на территории Сирии. Также это еще и гарантия того, что Катар не соскочит и не оставит Турцию наедине с возникающими проблемами, готов серьезно в нее вложиться и компенсировать издержки от конфликта с Россией.

Тот факт, что о намерениях создать базы было объявлено после того, как появилась информация о блоке из 34 стран под эгидой Саудовской Аравии, с одной стороны — это показатель дальнейшего сближения ключевых игроков по сирийскому кризису. С другой — учитывая, серьезные трения между Катаром и Саудовской Аравией в борьбе за влияние на том же Аравийском полуострове и в арабском мире в целом, активное сотрудничество с Турцией, обладающей, несмотря на реформы Эрдогана, одними из самых мощных ВС в арабском мире, дает катарскому эмиру серьезный козырь для дальнейшего проведения своей политики. Опираясь на турок, он может позволить себе меньше прислушиваться к американцам.

То есть, на мой взгляд, заявление о намерениях Катара и Турции создать базы — это сигнал РФ, США, Ирану и отчасти Саудовской Аравии.

Доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ Алексей Фененко считает, что такой шаг Анкара и Доха сделали именно с подачи Вашингтона, и он является закономерным продолжением американской политики.

— В октябре американцы начали активно твердить, что Россия выступает союзником шиитов, в частности является партнером шиитской коалиции в Сирии (сирийских алавитов, иранцев, «Хезболлы»). Вот теперь мы видим, что американцы через своих союзников — Саудовскую Аравию и Катар — пытаются создать подобие некой суннитской коалиции в качестве противовеса влиянию России и Ирана на Ближнем Востоке — то есть контр-блок. Пока же американцам (а также англичанам) удалось достичь российско-турецкого конфликта и присоединения Турции к исламской коалиции.

Понятно, что первой пробой сил такого суннитского блока была война в Йемене, которую, кстати, в Штатах с 22 марта стали называть войной аравийской коалиции. Вот теперь эта война аравийской коалиции начинает приобретать более осязаемую форму. Правда, я не думаю, что обсуждаемая коалиция решится на скорый ввод войск в Ирак и Сирию. Скорее, ее формирование, так же как и создание базы Турции в Катаре — это игра на перспективу. Сюда же укладываются и следующие шаги: попытки создать оппозиционное Асаду правительство, занижение цен на нефть, поставки вооружений повстанцам (ведь тут США вроде как формально чисты, они всегда могут сказать, что это делаем не мы, а саудиты и катарцы, с ними и разбирайтесь).

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).