24.12.2015, 20:09
«Каракурт» против «Буяна-М»
«Каракурт» против «Буяна-М»Международная военная политика
Не завершив строительство серии одних малых ракетных кораблей, Россия принялась за другую.

В четверг на судостроительном предприятии «Пелла» (Санкт-Петербург) были торжественно заложены два малых ракетных корабля (МРК) нового проекта 22800 «Каракурт». Главное достоинство этих весьма скромных по размерам, но достаточно мощных боевых единиц (водоизмещением всего в 800 тонн) — на каждом будет установлено по восемь высокоточных крылатых ракет большой дальности «Калибр-НК», уже успевших доказать свою эффективность в Сирии. Другой комплект оружия — для стольких же сверхзвуковых противокорабельных крылатых ракет «Оникс» (дальность стрельбы — до 500 километров).

Ракетным оружием боевой потенциал «Каракуртов» не исчерпывается. Еще на них будут 100-мм или 76-мм универсальные автоматические артиллерийские установки, зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-М» или «Пальма». Длина каждого корабля — 60 метров, ширина — 9 метров, осадка — 4 метра. Скорость — до 30 узлов. Дальность плавания — до 2500 миль. Из чего следует, что перспективные МРК, как и их предшественников проекта 1234, предполагается использовать, главным образом, в ближней морской зоне.

Приказом главнокомандующего ВМФ оба будущих корабля уже получили грозные имена — «Тайфун» и «Ураган». Вполне в традициях наших знаменитых «дивизионов плохой погоды», основу которых в последние десятилетия составляли и составляют малые ракетные корабли прежнего поколения — «Туча», «Буря», «Мираж», «Накат», «Зыбь»…

«Тайфун» и «Ураган» в боевой состав Черноморского флота рассчитывают поочередно ввести в 2017 и 2018 годах. Всего запланировано строительство серии из десяти таких МРК. Кроме Черного моря, их ждут, как заявили в Главном штабе ВМФ, на Балтийском и Тихоокеанском флотах. Северного флота почему-то в этом перечне не оказалось. Возможно потому, что туда, в суровые условия Заполярья, собираются направить пополнение помощней и посолидней размерами.

Словом, казалось бы, во всех отношения приятная новость. Наши моряки давно заждались хоть какого-нибудь пополнения своих сильно устаревших соединений надводных кораблей. Но есть несколько обстоятельств, которые наводят на мысль, что с новыми российскими малыми ракетными кораблями не все так просто.

Десяток даже самых замечательных МРК «Каракурт» даже не на четыре, а всего на три российских флота — это очень мало. Всего по три, а где-то — четыре единицы на огромный морской театр военных действий. Что это, к примеру, для Тихого океана? Особенно, если учесть, что вдали от своих баз подобные небольшие корабли в одиночку вести боевые действия просто не в состоянии. Иначе с их не самой сильной системой ПВО на морском или океанском дне можно оказаться раньше, чем успеешь выстрелить собственными «Калибрами» или «Ониксами».

Безусловно, проблему понимают в Главном штабе ВМФ. И совсем недавно там строили совершенно иные планы. Во всяком случае, летом минувшего года главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков, отвечая на вопрос о размерах будущей серии «Каракуртов», ответил совершенно определенно: «Минимум 18 единиц».

Но дальше, видимо, вмешались строгие дяди из Минфина и принялись резать по живому кораблестроительную программу. С учетом свирепеющего экономического кризиса, хорошо, если они проделали это с «Каракуртами» в последний раз.

Второе. Одним из основных недостатков еще советского ВМФ всегда считалось разнотипье боевых кораблей, предназначенных для решения одних и тех же задач. Скажем, одно время у соседних причалов 7-й оперативной эскадры и 2-й дивизии ПЛО в Североморске стояли большие противолодочные корабли проектов 1134а, 1155, 57а, 61 и 1135 (только с начала 90-х годов последние два стали называться сторожевыми). Построенные в разное время, они имели совершенно разное оружие, радиолокационные и гидроакустические станции, множество иных приборов и механизмов. Что влекло за собой сложное штабное планирование, дорогостоящее и неповоротливое тыловое обеспечение, огромную номенклатуру горюче-смазочных материалов и ЗИПов, просто необъятную береговую учебную базу.

Наши вероятные противники так никогда не делали. В ВМС США если уж начинают серию крейсеров, эсминцев или фрегатов, то клепают их во множестве и «под копирку». Скажем, фрегатов «Оливер Перри» с 1977 по 1989 год американцами было построено 51. Эсминцев типа «Арли Берк» с 1988 года по нынешнее время изготовили 62 и собираются спустить на воду еще 13.

Мы в советские времена денег на Военно-Морской флот не жалели и не считали, поэтому могли себе позволить любое расточительство. Но сейчас-то? Сейчас-то зачем нам столько проектов тех же малых ракетных кораблей?

Ну ладно, выведем за скобки построенные еще в Советском Союзе МРК проекта 1234 «Овод» различных модификаций с противокорабельными крылатыми ракетами П-120. В конце концов, их время на исходе, в боевом составе на всех четырех наших флотах таких кораблей осталось всего двенадцать и им нужна замена.

Казалось, она на подходе в виде малых ракетных кораблей проекта 21631 «Буян-М». Тех самых, три из которых («Углич», «Град Свияжск» и «Великий Устюг») 7 октября впервые в истории из акватории Каспийского моря триумфально ударили крылатыми ракетами «Калибр-НК» по целям на территории Сирии. «Буяны-М» во всем мире немедленно были признаны очень удачными и современными: никто кроме нас пока не сумел втиснуть столь грозное (по сути — стратегическое!) оружие в столь тесные корабельные корпуса.

Кроме «Углича», «Града Свияжска» и «Великого Устюга», в Зеленодольске спущены на воду еще их собратья — малые ракетные корабли «Серпухов» и «Зеленый Дол». Оба отправлены в Севастополь, только что завершили испытания и вошли в боевой состав Черноморского флота. А от севастопольской Минной стенки по противнику в Сирии «Калибрами» пока не отстрелялись, видимо, только потому, что палить в таком случае пришлось бы через недружелюбную к нам с недавних пор турецкую территорию.

Но в Зеленодольске для черноморцев продолжают строить еще четыре «Буяна-М» — «Вышний Волочек», «Орехово-Зуево», «Ингушетию» и «Грайворон». Причем, «Ингушетию» по плану флот должен получить в 2017-м, а «Грайворон» — в 2018 году. То есть именно тогда, когда в Санкт-Петербурге собираются достроить заложенные там на этой неделе «Тайфун» и «Ураган». С теми же восемью крылатыми ракетами «Калибр-НК» или «Оникс» на каждом. Для той же 41-й бригады ракетных катеров ЧФ.

Снова наступаем на те же грабли? Может, все же стоит определиться, что нужнее Черноморскому флоту — «Буяны-М» или более мореходные, судя по исходным характеристикам, «Каракурты»? И строительство какой-нибудь серии для экономии средств прекратить? Ну, или сильно ограничить, вложив оставшиеся деньги в наиболее подходящие корабли? С учетом того, что «Буяны-М» изначально предназначались только для плавания в мелководных Волге и в Каспийском море. И снабжены для этого даже водометными движителями, которые никому бы в голову не пришло устанавливать на МРК, если бы кто-то заранее предполагал, что бороздить им придется бурные Черное и Средиземное моря, а не куда более ласковые Волгу и Каспий.

И еще одно обстоятельство. С чего мы вообще при наличии опробованных в боевых условиях и поразивших мир «Буянов-М» вдруг взялись еще и за «Каракурты»? Причем, взялись в авральном режиме? Ведь тот же Чирков всего несколько месяцев назад обещал закладку головного и первого серийного МРК этого проекта только в 2016 году. Инженеры и конструкторы с подготовкой, как стало сегодня понятно, вынуждены были уложиться, по крайней мере, на несколько месяцев раньше. С чего бы это?

Все дело в том, что, судя по всему, плохи наши дела со строительством шести фрегатов проекта 11356 (так называемой «адмиральской серии») на калининградском заводе «Янтарь». Санкции, введенные Украиной, привели к тому, что построенные в ее городе Николаеве газотурбинные двигатели получены только для половины из запланированных к спуску на воду кораблей («Адмирал Григорович», «Адмирал Эссен» и «Адмирал Макаров»). Еще на три фрегата («Адмирал Бутаков», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов») придется ставить свои, отечественные. Которые нужно еще создать на почти голом месте. Ибо такие корабельные сложнейшие агрегаты в России не делали никогда.

Двигателестроители из Рыбинска и Санкт-Петербурга делают все возможное, но ранее 2020 года с заменой поспеть не обещают. Соответствующим образом задерживаются и последние три «адмирала». Вот их-то и решено как можно скорее заменить «Каракуртами». Малые ракетные корабли, в которых все до последней заклепки российское, довести до ума можно намного быстрей, чем фрегаты, водоизмещение которых вчетверо больше.

Собственно, об этом адмирал Чирков и говорил 1 июля нынешнего года: «Чтобы мы не отставали от темпов строительства кораблей, то на замену, к примеру, проекта 11356 приступаем к строительству новой серии — малых ракетных кораблей, корветов с крылатыми ракетами на борту — проекта 22800».

Отлично, но насколько полноценной получится замена? В какой мере малый боевой корабль ближней морской зоны вообще способен заменить крупный фрегат, построенный для океана? Ни по мореходности, ни по дальности и продолжительности плавания, ни по радиоэлектронному и зенитному вооружению они несопоставимы. Противолодочного оружия на «Каракуртах» не будет вообще. А на фрегатах оно есть. Есть даже противолодочный вертолет.

Схожее только одно: ракетное вооружение. Вот ради него все и делается.

На фрегате проекта 11356 ракет «Калибр-НК» ровно столько же, сколько на «Каракурте» или на «Буяне-М» — по восемь. А учитывая, что при максимальной дальности стрельбы в 2,5 тысячи километров практически любую цель в Европе или на Ближнем Востоке этими крылатыми ракетами можно поразить, не покидая Севастопольской бухты, мореходность, дальность плавания и прочие тактико-технические характеристики сильно нивелируются.

Так, может быть, чрезвычайно дорогостоящие крупные боевые корабли дальней океанской зоны нам теперь и вовсе ни к чему? Обойдемся «Каракуртами» и «Буянами»?

Не обойдемся. Хотя бы потому, что кроме Европы и Ближнего Востока на свете существует еще и Америка. Так что замена все равно получается временной.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».