24.12.2015, 20:09
«Каракурт» против «Буяна-М»
«Каракурт» против «Буяна-М»Международная военная политика
Не завершив строительство серии одних малых ракетных кораблей, Россия принялась за другую.

В четверг на судостроительном предприятии «Пелла» (Санкт-Петербург) были торжественно заложены два малых ракетных корабля (МРК) нового проекта 22800 «Каракурт». Главное достоинство этих весьма скромных по размерам, но достаточно мощных боевых единиц (водоизмещением всего в 800 тонн) — на каждом будет установлено по восемь высокоточных крылатых ракет большой дальности «Калибр-НК», уже успевших доказать свою эффективность в Сирии. Другой комплект оружия — для стольких же сверхзвуковых противокорабельных крылатых ракет «Оникс» (дальность стрельбы — до 500 километров).

Ракетным оружием боевой потенциал «Каракуртов» не исчерпывается. Еще на них будут 100-мм или 76-мм универсальные автоматические артиллерийские установки, зенитный ракетно-пушечный комплекс «Панцирь-М» или «Пальма». Длина каждого корабля — 60 метров, ширина — 9 метров, осадка — 4 метра. Скорость — до 30 узлов. Дальность плавания — до 2500 миль. Из чего следует, что перспективные МРК, как и их предшественников проекта 1234, предполагается использовать, главным образом, в ближней морской зоне.

Приказом главнокомандующего ВМФ оба будущих корабля уже получили грозные имена — «Тайфун» и «Ураган». Вполне в традициях наших знаменитых «дивизионов плохой погоды», основу которых в последние десятилетия составляли и составляют малые ракетные корабли прежнего поколения — «Туча», «Буря», «Мираж», «Накат», «Зыбь»…

«Тайфун» и «Ураган» в боевой состав Черноморского флота рассчитывают поочередно ввести в 2017 и 2018 годах. Всего запланировано строительство серии из десяти таких МРК. Кроме Черного моря, их ждут, как заявили в Главном штабе ВМФ, на Балтийском и Тихоокеанском флотах. Северного флота почему-то в этом перечне не оказалось. Возможно потому, что туда, в суровые условия Заполярья, собираются направить пополнение помощней и посолидней размерами.

Словом, казалось бы, во всех отношения приятная новость. Наши моряки давно заждались хоть какого-нибудь пополнения своих сильно устаревших соединений надводных кораблей. Но есть несколько обстоятельств, которые наводят на мысль, что с новыми российскими малыми ракетными кораблями не все так просто.

Десяток даже самых замечательных МРК «Каракурт» даже не на четыре, а всего на три российских флота — это очень мало. Всего по три, а где-то — четыре единицы на огромный морской театр военных действий. Что это, к примеру, для Тихого океана? Особенно, если учесть, что вдали от своих баз подобные небольшие корабли в одиночку вести боевые действия просто не в состоянии. Иначе с их не самой сильной системой ПВО на морском или океанском дне можно оказаться раньше, чем успеешь выстрелить собственными «Калибрами» или «Ониксами».

Безусловно, проблему понимают в Главном штабе ВМФ. И совсем недавно там строили совершенно иные планы. Во всяком случае, летом минувшего года главнокомандующий ВМФ России адмирал Виктор Чирков, отвечая на вопрос о размерах будущей серии «Каракуртов», ответил совершенно определенно: «Минимум 18 единиц».

Но дальше, видимо, вмешались строгие дяди из Минфина и принялись резать по живому кораблестроительную программу. С учетом свирепеющего экономического кризиса, хорошо, если они проделали это с «Каракуртами» в последний раз.

Второе. Одним из основных недостатков еще советского ВМФ всегда считалось разнотипье боевых кораблей, предназначенных для решения одних и тех же задач. Скажем, одно время у соседних причалов 7-й оперативной эскадры и 2-й дивизии ПЛО в Североморске стояли большие противолодочные корабли проектов 1134а, 1155, 57а, 61 и 1135 (только с начала 90-х годов последние два стали называться сторожевыми). Построенные в разное время, они имели совершенно разное оружие, радиолокационные и гидроакустические станции, множество иных приборов и механизмов. Что влекло за собой сложное штабное планирование, дорогостоящее и неповоротливое тыловое обеспечение, огромную номенклатуру горюче-смазочных материалов и ЗИПов, просто необъятную береговую учебную базу.

Наши вероятные противники так никогда не делали. В ВМС США если уж начинают серию крейсеров, эсминцев или фрегатов, то клепают их во множестве и «под копирку». Скажем, фрегатов «Оливер Перри» с 1977 по 1989 год американцами было построено 51. Эсминцев типа «Арли Берк» с 1988 года по нынешнее время изготовили 62 и собираются спустить на воду еще 13.

Мы в советские времена денег на Военно-Морской флот не жалели и не считали, поэтому могли себе позволить любое расточительство. Но сейчас-то? Сейчас-то зачем нам столько проектов тех же малых ракетных кораблей?

Ну ладно, выведем за скобки построенные еще в Советском Союзе МРК проекта 1234 «Овод» различных модификаций с противокорабельными крылатыми ракетами П-120. В конце концов, их время на исходе, в боевом составе на всех четырех наших флотах таких кораблей осталось всего двенадцать и им нужна замена.

Казалось, она на подходе в виде малых ракетных кораблей проекта 21631 «Буян-М». Тех самых, три из которых («Углич», «Град Свияжск» и «Великий Устюг») 7 октября впервые в истории из акватории Каспийского моря триумфально ударили крылатыми ракетами «Калибр-НК» по целям на территории Сирии. «Буяны-М» во всем мире немедленно были признаны очень удачными и современными: никто кроме нас пока не сумел втиснуть столь грозное (по сути — стратегическое!) оружие в столь тесные корабельные корпуса.

Кроме «Углича», «Града Свияжска» и «Великого Устюга», в Зеленодольске спущены на воду еще их собратья — малые ракетные корабли «Серпухов» и «Зеленый Дол». Оба отправлены в Севастополь, только что завершили испытания и вошли в боевой состав Черноморского флота. А от севастопольской Минной стенки по противнику в Сирии «Калибрами» пока не отстрелялись, видимо, только потому, что палить в таком случае пришлось бы через недружелюбную к нам с недавних пор турецкую территорию.

Но в Зеленодольске для черноморцев продолжают строить еще четыре «Буяна-М» — «Вышний Волочек», «Орехово-Зуево», «Ингушетию» и «Грайворон». Причем, «Ингушетию» по плану флот должен получить в 2017-м, а «Грайворон» — в 2018 году. То есть именно тогда, когда в Санкт-Петербурге собираются достроить заложенные там на этой неделе «Тайфун» и «Ураган». С теми же восемью крылатыми ракетами «Калибр-НК» или «Оникс» на каждом. Для той же 41-й бригады ракетных катеров ЧФ.

Снова наступаем на те же грабли? Может, все же стоит определиться, что нужнее Черноморскому флоту — «Буяны-М» или более мореходные, судя по исходным характеристикам, «Каракурты»? И строительство какой-нибудь серии для экономии средств прекратить? Ну, или сильно ограничить, вложив оставшиеся деньги в наиболее подходящие корабли? С учетом того, что «Буяны-М» изначально предназначались только для плавания в мелководных Волге и в Каспийском море. И снабжены для этого даже водометными движителями, которые никому бы в голову не пришло устанавливать на МРК, если бы кто-то заранее предполагал, что бороздить им придется бурные Черное и Средиземное моря, а не куда более ласковые Волгу и Каспий.

И еще одно обстоятельство. С чего мы вообще при наличии опробованных в боевых условиях и поразивших мир «Буянов-М» вдруг взялись еще и за «Каракурты»? Причем, взялись в авральном режиме? Ведь тот же Чирков всего несколько месяцев назад обещал закладку головного и первого серийного МРК этого проекта только в 2016 году. Инженеры и конструкторы с подготовкой, как стало сегодня понятно, вынуждены были уложиться, по крайней мере, на несколько месяцев раньше. С чего бы это?

Все дело в том, что, судя по всему, плохи наши дела со строительством шести фрегатов проекта 11356 (так называемой «адмиральской серии») на калининградском заводе «Янтарь». Санкции, введенные Украиной, привели к тому, что построенные в ее городе Николаеве газотурбинные двигатели получены только для половины из запланированных к спуску на воду кораблей («Адмирал Григорович», «Адмирал Эссен» и «Адмирал Макаров»). Еще на три фрегата («Адмирал Бутаков», «Адмирал Истомин» и «Адмирал Корнилов») придется ставить свои, отечественные. Которые нужно еще создать на почти голом месте. Ибо такие корабельные сложнейшие агрегаты в России не делали никогда.

Двигателестроители из Рыбинска и Санкт-Петербурга делают все возможное, но ранее 2020 года с заменой поспеть не обещают. Соответствующим образом задерживаются и последние три «адмирала». Вот их-то и решено как можно скорее заменить «Каракуртами». Малые ракетные корабли, в которых все до последней заклепки российское, довести до ума можно намного быстрей, чем фрегаты, водоизмещение которых вчетверо больше.

Собственно, об этом адмирал Чирков и говорил 1 июля нынешнего года: «Чтобы мы не отставали от темпов строительства кораблей, то на замену, к примеру, проекта 11356 приступаем к строительству новой серии — малых ракетных кораблей, корветов с крылатыми ракетами на борту — проекта 22800».

Отлично, но насколько полноценной получится замена? В какой мере малый боевой корабль ближней морской зоны вообще способен заменить крупный фрегат, построенный для океана? Ни по мореходности, ни по дальности и продолжительности плавания, ни по радиоэлектронному и зенитному вооружению они несопоставимы. Противолодочного оружия на «Каракуртах» не будет вообще. А на фрегатах оно есть. Есть даже противолодочный вертолет.

Схожее только одно: ракетное вооружение. Вот ради него все и делается.

На фрегате проекта 11356 ракет «Калибр-НК» ровно столько же, сколько на «Каракурте» или на «Буяне-М» — по восемь. А учитывая, что при максимальной дальности стрельбы в 2,5 тысячи километров практически любую цель в Европе или на Ближнем Востоке этими крылатыми ракетами можно поразить, не покидая Севастопольской бухты, мореходность, дальность плавания и прочие тактико-технические характеристики сильно нивелируются.

Так, может быть, чрезвычайно дорогостоящие крупные боевые корабли дальней океанской зоны нам теперь и вовсе ни к чему? Обойдемся «Каракуртами» и «Буянами»?

Не обойдемся. Хотя бы потому, что кроме Европы и Ближнего Востока на свете существует еще и Америка. Так что замена все равно получается временной.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.