31.05.2016, 09:41
«Калибры» берут Польшу на мушку
«Калибры» берут Польшу на мушкуМеждународная военная политика
До поляков запоздало дошло, что элементы американской ПРО делают их мишенью для ударных российских вооружений. Такой вывод можно сделать из вопроса польского агентства PAP, адресованного главе польского МИД Витольду Ващиковскому: как он расценивает слова президента РФ Владимира Путина об ответных мерах на установку систем ПРО в Румынии и Польше?

«Президент Путин должен знать и прекрасно знает, что система противоракетной обороны в Польше никак не угрожает безопасности России. Эта система должна защищать Европу от ракетной атаки с Ближнего Востока», — предсказуемо ответил Ващиковский.

Надо думать, что и Вашиковский должен знать: соглашение между Ираном и странами «шестерки» (Россия, США, Китай, Великобритания, Франция и Германия) обязывает Тегеран не производить ядерное оружие. А без ядерного оснащения ракеты, которые изредка испытывает Иран, не представляют никакой угрозы.

Но Вашиковский следует не логике, а установкам главного патрона Польши — США. Так, 12 мая, генсек НАТО Йенс Столтенберг в ходе церемонии постановки на боевое дежурство американского комплекса ПРО системы Aegis Ashore на румынской военной базе Девеселу, заявил, что «система, которую мы создаем, исключительно оборонительная». А присутствующий там замглавы Пентагона Роберт Уорк пояснил, что «пока Иран продолжит разрабатывать баллистические ракеты, США будут работать со своими партнерами над защитой НАТО и всех наших союзников против этой угрозы».

Однако в положении американцев и поляков есть существенная разница. США, размещая ПРО за океаном, ничем не рискуют. А вот поляки послушно подставляют голову под российский обух.

Путин, напомним, стазу после церемонии в Румынии предупредил: заявления об отсутствии угрозы со стороны систем ПРО не соответствуют действительности, и что Россия будет «вынуждена на это отреагировать».

Видимо, жить в перекрестье прицела не слишком приятно, но Варшава все же на это идет. И прежде всего потому, что уповает на военное присутствие США и международных сил НАТО. Как подчеркнул Ващиковский, на прошлой встрече министров иностранных дел альянса в Брюсселе было принято решение об усилении восточного фланга за счет физического присутствия союзных сил. Другими словами, дал понять, что Польша под надежной защитой.

В каких ситуациях Москва может нанести удар по объектам ПРО в Польше, что ждет поляков при таком сценарии?

— С появлением в Европе объектов Aegis Ashore, наверняка — с гарантией 100% - на них будут нацелены российские ударные средства, — считает член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ, главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. — Один из вариантов таких средств продемонстрировали в Сирии — это крылатые ракеты средней дальности «Калибр» морского и воздушного базирования. Кроме того, у нас имеется ударная авиация, типа фронтового бомбардировщика Су-34, который с аэродромов в Крыму или в Калининградской области достает до указанных объектов. Наконец, у нас есть системы радиоэлектронной борьбы, — как в наземном, так и в воздушном вариантах. Они способны купировать разведывательные и управленческие возможности американских РЛС, которые размещены в Румынии и Польше.

С другой стороны, следует отметить, что российские силы и средства, размещенные на Северо-Западном стратегическом направлении, — к нему относятся государства Прибалтики, северная часть Польши, Балтийский морской театр, — имеют явно второстепенное значение для Западного военного округа. На этом направлении мы не увеличиваем ни количество общевойсковых соединений, ни соединений Воздушно-Космических сил. До сих пор в Калининграде, например, ракетная бригада вооружена комплексами «Точка-У», а не новейшим «Искандер-М».

В каких ситуациях мы можем нанести удар по элементам ПРО в Польше?

— В условиях развязывания ядерного конфликта с США — и эти условия совершенно четко прописаны в Военной доктрине РФ. Это либо применение оружия массового поражения по территории РФ, либо применения обычных вооруженных сил в таких масштабах, что это ставит под угрозу существование Российского государства.

В этих случаях наши противники должны ожидать — не могут, а именно должны, — падения ядерных боеприпасов на свои головы в очень большом количестве. И никто при этом нигде не спасется — ни за океаном, на территории США, ни за проливом, на территории Великобритании, ни на территории Польши или Румынии.

По объектам ПРО в Европе мы будем бить исключительно ядерным оружием?

— Нет. Понятно, что в случае развязывания ядерного конфликта по этим объектам, вероятнее всего, будут применены ударные средства в ядерном снаряжении. Если же будет развиваться сценарий военного конфликта со странами НАТО с применением только обычных вооружений, по объектам ПРО также будут применяться ударные средства в обычном снаряжении.

Во втором случае, скажем так, близлежащим населенным пунктам и гражданскому населению Польши вряд ли что-то грозит. Эти обычные вооружения высокоточные, включая крылатые и операционно-тактические ракеты, и авиационные средства поражения.

А в случае удара ядерными зарядами насколько сильными будут разрушения на прилегающей местности?

— Учитывая, что сейчас типовые ядерные боеприпасы переходят в класс высокоточных, их мощность значительно снижена по сравнению с боезарядами 1960−1970-х годов. Сегодня типовым снаряжением — и у нас, и у американцев, — являются боеприпасы мощностью 100−150 килотонн.

А дальше можно открыть справочник по поражающим факторам, либо соответствующие интернет-ресурсы, которые позволяют указать точку на карте, и вычислить зоны поражения ударной волной, гамма-излучением, следами радиоактивных осадков в зависимости от направления ветра и высоты подрыва боеприпаса.

Здесь общего ответа нет. А в качестве примера можно брать 15-килотонный взрыв в Хиросиме — как пример действия воздушного ядерного взрыва по городу. Но в данном случае объекты ПРО расположены не в городских условиях. Так что близлежащие населенные пункты в той же Польше будут затронуты, но трудно сказать, в какой степени.

Глава польского МИД дал понять, что от российских ударов Польшу защитит усиленный восточный фланг НАТО за счет физического присутствия союзных сил. Это действительно так?

— Мне во время службы в Советской армии довелось разрабатывать учебные планы армейской наступательной операции с применением ядерного оружия. И должен сказать, что в полосе наступления армии, на глубину армейской операции, я планировал применить 60−80 ядерных зарядов по различным целям.

Так что если кто-то в нынешней Польше думает, что от такого наступления кто-то кого-то способен защитить — он глубоко заблуждается…

— Современные войны ведутся, в основном, с помощью высокоточного оружия, — отмечает ведущий научный сотрудник сектора проблем региональной безопасности РИСИ, кандидат военных наук Владимир Карякин. — При этом его дальность весьма значительна. Скажем, дальность ракет «Калибр» — около двух тысяч километров. Удары такими ракетами могут парализовать объекты американской ПРО, возможно, еще до старта наших баллистических ракет.

Я, конечно, не Генеральный штаб. Но, скорее всего, перед началом крупного конфликта будет нанесен упреждающий удар с помощью высокоточных средств не только по объектам ПРО, но и по военным базам США и НАТО в Восточной Европе.

Объекты ПРО трудно вывести из строя?

— Если речь идет о локаторах — элементарно, это очень уязвимая цель. Шахтные пусковые установки противоракет — цель, конечно, посерьезнее. Для ее поражения нужны либо мощные заряды, либо даже ядерные заряды избирательного действия — небольшой мощности и с высокоточным наведением.

Сможет ли Польша защититься от этих ударов?

— Безусловно, нет. Польша в этом случае станет полигоном для ведения боевых действий между НАТО и Россией — если, не дай Бог, реализуется такой вариант развития событий.

В декабре 1979 блок НАТО принял решение разместить в Западной Европе новейшие американские ракеты «Першинг-2» и «Томагавк». Началась волна митингов противников размещения ракет, так как в случае первого удара со стороны американцев Европа, а не Америка стала бы мишенью ответного удара СССР. Может ли повторится эта ситуация в странах Восточной Европы — как реакция на контрмеры Москвы?

— Думаю, нынешняя ситуация все-таки отличается. Сейчас в Польше и других странах Восточной Европы наблюдается рефлексия населения на почве антироссийских фобий. Эти страны вышли из-под влияния СССР и Варшавского договора, но тут же попали под еще более жесткий контроль США и НАТО. Признавать этого никому не хочется.

При этом европейские политики и элиты в глубине души убеждены, что крупного конфликта между Россией и странами НАТО не будет. Но именно они нагнетают сейчас страхи. Во-первых, чтобы население не протестовало против американского военного присутствия. Во-вторых, чтобы требовать помощь со стороны Запада, получать от него дополнительные ассигнования, и быть более защищенными экономически. По сути, нагнетание антироссийской пропаганды позволяет странам Прибалтики и той же Польше поправлять свое материальное положение.

Новой войны в Европе никто не желает. Но такого инструмента политики, как запугивание Россией, еще никто не отменял…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  21.11.2017
Российский ответ на выход США из Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД) должен быть асимметричным. Он может заключаться в создании наземной группировки крылатых ракет стратегической дальности и супероружия – ракет с боевыми частями мегатонного класса.
Мировой ВПК  20.11.2017
Эта новость настолько огорчительна и неожидана, что требует хоть каких-нибудь внятных пояснений. По словам президента Объединенной судостроительной корпорации Алексея Рахманова, возник дефицит финансирования при строительстве атомного подводного ракетного крейсера стратегического назначения «Князь Олег» проекта 955А «Борей». В результате сроки спуска на воду «Князя Олега», посетовал глава ОСК, уже пришлось неоднократно откладывать.
Мировой ВПК  19.11.2017
На Казанском авиационном заводе имени Горбунова состоялась выкатка на летно-испытательную станцию модернизированного ракетоносца Ту-160. Самолет при большом стечении журналистов появился из нового ангара, специально построенного под проект глубокой модернизации «Белого лебедя», как называют в авиации Ту-160.
Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Конфликты  21.11.2017
События в Сирии, вместо того, чтобы уже подходить к завершению, продолжают развиваться. Как известно, вчера утром было обстреляно из минометов посольство России в Дамаске. Несмотря на это в Совете Безопасности ООН США заблокировали российский вариант заявления для прессы в связи с обстрелом, в очередной раз продемонстрировав двойной подход к ситуации.
Конфликты  20.11.2017
Это сообщение в Киеве комментируют под ликующими заголовками типа «Победа близка как никогда»: по сообщению телеканала ABC News, после долгих проволочек Совет национальной безопасности США одобрил грант в 47 миллионов долларов на закупку оружия для Украины. Теперь президенту Дональду Трампу будет предложено окончательно утвердить «покупку американского оборонного оружия, включая мощные противотанковые ракеты Javelin».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».