02.11.2014, 00:58
«Калашников» под ударом
«Калашников» под ударомМеждународная военная политика
Какой автомат получат «вежливые люди» в XXI веке?

До конца года российские военные определятся с выбором стрелкового комплекса для боевой экипировки «Ратник». Другими словами, решат, с каким автоматом армия пойдет в бой в XXI веке. Рефлекторный ответ «конечно, с АК» может оказаться и неверен: у заслуженного автомата отыскались конкуренты.

Российская армия приняла на вооружение комплект боевой экипировки «Ратник». В нем свыше тридцати позиций — от комбинезонов, бронежилетов и тепловизоров до спальников и средств связи. Одна позиция пока остается вакантной. Она именуется «стрелковый комплекс». Проще говоря, еще не выбрано оружие для солдата, экипированного «Ратником». И совершенно необязательно это будет автомат Калашникова.

По условиям конкурса разработчики должны были предоставить по два образца (под калибры 5,45x39 и 7,62x39), выполненные на единой платформе. 


Молодой наследник ижевского трона

«Ижмаш», вотчина покойного Михаила Тимофеевича Калашникова, естественно, мимо такого конкурса не прошел бы ни при каких условиях. Их модель для «Ратника» получила наименование АК-12 («автомат Калашникова образца 2012 года»)

В принципе, это тот же АК-74М, только существенно доработанный с точки зрения эргономики и, как выражаются оружейники, обвеса. Автомат сохранил родную конструкцию с незначительными доработками, повысившими, впрочем, точность и кучность. Остальные новшества относятся скорее к дополнительным удобствам пользования.

Это тоже немаловажно, учитывая многолетнюю традицию наплевательского отношения промышленности к удобству использования ее техники военнослужащими, которым уставами предписано стойко преодолевать тяготы и лишения. Список необходимых доработок стандартных калашниковых, по отзывам из войск, копили долгие годы, но в серии воплощались лишь критически важные. 



Автомат АК-12 на полевых испытаниях 


«Ижмаш» находится в откровенно плохом финансовом состоянии, а учитывая проблемы с закрытием американского рынка гражданского оружия по санкциям, ситуация и вовсе выглядит угрожающей. Способны ли в Ижевске довести автомат до уровня требований военных и превзойти конкурентов? Трудно сказать.

Еще год назад АК-12, по сообщениям прессы, чуть не выставили с начальной стадии конкурса — не то что после испытаний, а сразу, по формальным критериям: ижевцы показали новый автомат только под 5,45 мм, а вместо образца 7,62 мм попробовали дать уже выпускаемый серийно АК-103.

И конкурент у АК-12 есть. Что само по себе интересно: у автомата Калашникова появился конкурент!


Ковровский, ровный, дерзкий

Конкурент ижевской легенды вырос в не менее легендарном месте — в городе Коврове, на «Заводе имени Дегтярева». Это автомат АЕК-971, чья первая версия была разработана еще в 1980-е годы Борисом Гаревым и Станиславом Кокшаровым.

Автомат выдвигался на предыдущий армейский конкурс (известный как «Абакан»), однако проиграл ижевскому автомату Никонова АН-94. Тот в итоге в армии не прижился из-за сложности производства и капризности в эксплуатации, после чего малыми партиями растворился в спецподразделениях.

А вот АЕК пересидел бурные 1990-е, обзавелся несколькими образцами под разные патроны (под отечественный 7,62x39 и под натовский 5,56x45) и, возможно, для кого-то неожиданно вышел в финал конкурса на стрелковый комплекс для «Ратника». Там он в доработанном виде фигурирует под шифром А-545 (А-762 для калибра 7,62 мм) и, как сообщает пресса, по впечатлению, произведенному на военных, опережает АК-12. 

АЕК-971 


Особенность АЕК — так называемая сбалансированная автоматика. При выстреле ствол оружия уводит вверх и в сторону от линии прицеливания, что плохо сказывается на точности и кучности стрельбы короткими очередями. Поэтому была предложена схема, уравновешивающая импульс отдачи за счет встречного движения балансира и затворной рамы.

В результате отдача резко падает, оружие меньше уводит с линии прицеливания, растет кучность стрельбы очередями. АК-12, к слову, такой схемы лишен, он — вполне традиционный продолжатель калашниковской автоматики.

Главные недостатки АЕК вытекают из его достоинств. Он сложнее в эксплуатации и дороже в производстве, чем калашников. Однако его возможности выглядят крайне привлекательно, автомат за долгие годы доведен до ума и доработан до готовности к серийному производству.

С другой стороны — на кого замахнулись? На оружейную легенду мирового значения? 


На графских развалинах

Возникла небезынтересная ситуация. По отзывам военных, полученным после испытаний, АЕК в целом их устраивает больше, чем АК-12. Последний характеризуют как хорошую версию стандартного автомата Калашникова, однако постоянно в разных формулировках задают один и тот же вопрос: почему все это сделано только сейчас, а не 10-20-30 лет назад?

Этой неловкой коллизией и объясняется характер новостей с конкурса в последний год. Как еще можно охарактеризовать сообщения от хозяев производителя АК (госкорпорации «Ростех»), формулируемые следующим образом: «Автомат Калашникова может быть принят на вооружение российской армии». На такой фразе многие поперхнутся: что значит «может»? 


АК-12


Да, АЕК сложен в эксплуатации и дорог в производстве. Но, с другой стороны, АК-12 тоже далеко ушел от простого, как кирпич, автомата массовой мобилизационной армии из линейки АК/АКМ/АК-74. По-видимому, в этот ряд АЕК не укладывается, но должен ли он там находиться с учетом изменения требований к кадровому составу вооруженных сил в ключе перехода к профессиональной армии?

Военные давно уже дали понять, что их не интересует дешевый автомат широкомасштабной войны, тиражируемый миллионами и быстро осваиваемый даже необученным призывником. Им нужно точное оружие для подготовленного профессионала, обладающее куда большими возможностями, чем неубиваемый в своей надежности партизанский герой АК, к точности и кучности которого регулярно высказывались претензии.

Конкурс на стрелковый комплекс для «Ратника» завершается в конце 2014 года. Ждать осталось недолго.


Подряды купеческие

Перед нами, по сути, схватка двух частных оружейных фирм за право создать автомат для российской армии.

Ковровский «Завод имени Дегтярева» принадлежит Игорю Кесаеву и Сергею Кациеву — хозяевам группы «Меркурий» (крупный табачный импортер, девелопмент и торговая сеть «Дикси»).

«Ижмаш» (он же с некоторых пор концерн «Калашников») пока что на 51 процент принадлежит госкорпорации «Ростех», но 49 процентов в 2013 году были проданы бизнесменам Андрею Бокареву («Трансмашхолдинг», «Кузбассразрезуголь») и Алексею Криворучко (бывший глава «Аэроэкспресса»). Криворучко, к слову, в настоящий момент занимает пост гендиректора концерна «Калашников». По сути, именно пришедшим в концерн частникам передана задача его финансового оздоровления и инвестиций в обновление мощностей.

Это крайне нетипично в современной России, где даже те оборонные фирмы, что были приватизированы в 1990-е годы и успешно действовали на рынке (например, НПК «Иркут» и НПО «Сатурн»), в итоге вернулись в крупные госхолдинги.

Интерес российского бизнеса к разработке и производству стрелкового оружия прослеживается в стране уже давно, но в основном ограничивался именно что частными инициативами. Как, например, проект группы «Промтехнология», давший небезынтересное оружейное производство в Москве — там делают высокоточные спортивные и снайперские винтовки под маркой ORSIS. Однако у конкурса на основной автомат XXI века — совсем иной коленкор.

Военные нынче пошли разборчивые донельзя, и навязать им автомат, не удовлетворяющий их требованиям при наличии более перспективного образца «на витрине» практически невозможно. Поэтому на происходящее стоит взглянуть именно как на отборочный матч между бизнес-частниками, желающими поработать в оборонке. Это, пожалуй, наиболее важное следствие конкурса на стрелковый комплекс для «Ратника».

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и