09.01.2015, 21:47
Как Европе жить дальше?
Как Европе жить дальше?Международная военная политика
Серия терактов ввергла Францию в панику. Она мешает французам и европейцам в целом определить разумный подход в отношении проблемы интеграции мусульманской общины.

нападение радикальных исламистов на редакцию французского еженедельника Charlie Hebdo не стал единичным инцидентом. Да, властям удалось найти двух террористов - братьев Саида и Шарифа Куаши - окружить их недалеко от аэропорта и со второй попытки ликвидировать в ходе штурма. Однако в ходе ликвидации террористов их соратник открыл своего рода второй фронт, захватив пятерых заложников в кошерном магазине в восточной части Парижа (по некоторым данным, он же раньше убил полицейского).

Захватчик требовал освободить братьев Куаши, однако полиция не смогла бы выполнить это требования даже если бы захотела (а она, естественно, и не хотела). С братьями пытались вести переговоры, однако они четко для себя решили умереть мучениками. Поэтому в результате штурма магазина террорист был ликвидирован. Вместе с ним погибло четверо заложников, еще четверо получили серьезные ранения. Интересно, что в полиции не исключают наличие у террориста сообщницы, которой якобы удалось сбежать в ходе операции захвата.

Серия терактов привела к тому, что сейчас Франция охвачена паникой. Страхи настолько сильны, что из-за мелочных подозрений или заявлений сумасшедших власти идут на весьма масштабные шаги, такие как полная эвакуация поезда-экспресса «Лион-Париж» (после того, как сирийский иммигрант-безбилетник назвал себя террористом), или временное закрытие станции метро возле Эйфелевой башни из-за того, что, по словам представителя пресс-службы столичного метрополитена, «некоторым пассажирам показалось, что на платформе находился вооруженный человек».

Однако в то время, как народ паникует, политики уже пытаются приспособиться к новой реальности. Некоторые (например, Марин Ле Пен и другие представители правого лагеря) уже выдвигают инициативы по ужесточению внутреннего законодательства, в частности предлагают вернуть смертную казнь. Левые же используют все средства для того, чтобы сдержать ожидаемый рост популярности правых. Так, Марин Ле Пен и ее «Национальный фронт» не пригласили на проведение 11 января республиканского марша в Париже в память о погибших журналистах Charlie Hebdo. «Это республиканское шествие и республиканское собрание, поэтому туда могут прийти только республиканские партии, - заявила мэр Парижа Анн Идальго, представляющая, между прочим, правящую Социалистическую партию.

- Национальный фронт не входит в число тех партий, которые защищают ценности Республики». Сама же Ле Пен назвала такой подход антигосударственным и отнюдь не способствующим объединению Франции перед общей угрозой. «Заявленная президентом республики идея национального единства, из которого исключается партия, представляющая 25% избирателей (она ссылается на итоги выборов в Европарламент, тогда как в национальном парламенте Национальный Фронт почти не представлен), превращается в политиканское жульничество», - отмечает лидер французских ультраправых.

Пока политики пытаются набрать рейтинги, государственные деятели решают как Европе жить дальше. Некоторые предлагают не делать никаких резких шагов. Так, министр юстиции Германии Хайко Маас выступает против ужесточения антитеррористических законов. По его словам, нужно активизировать просветительную работу и диалог с мусульманами. «Мы не должны попасть в ловушку террористов. Ограничение свобод и отход от принципов правового государства - это именно то, чего они хотят добиться», - говорит чиновник.

Он прав, говоря о том, что европейским правительствам нужно искать диалог с лидерами мусульманских общин. Мусульмане уже стали гражданами Евросоюза, их не депортируешь из страны, а значит придется решать запущенную проблему через интеграцию. А точнее через изменение методов интеграции. До сегодняшнего дня отягощенная чересчур фундаментальным, максималистским подходом к соблюдению прав личности Европа пыталась интегрировать мусульман через политкорректность, передачу исламским общинам широкого самоуправления, терпимость со стороны прессы и даже через искусственное ослабление христианских институтов. Как сейчас видно, эта линия привела к созданию исламистских ячеек, мусульманских гетто со своими законами и ряду преступлений на почве исламского фундаментализма, на которые местные власти закрывали глаза из страха быть обвиненными в отсутствии толерантности (как это было, например, во время серии изнасилований несовершеннолетних девочек в одном из британских городов).

Европейские правые предлагают иную крайность - полностью прекратить диалог с мусульманами и принудить их отказаться от своей идентичности. Однако это тоже неправильный подход - как с гуманитарной, так и с цивилизационной точки зрения. Подавлять европейский ислам а тем более бороться с ним и маргинализировать его (например, через массовые перепечатки карикатур на пророка Мухаммеда, являющиеся оскорбительными даже для умеренного мусульманина) ни в коем случае нельзя. Хотя бы потому, что европейский ислам дает шанс государствам Ближнего Востока и Северной Африки на нормальное развитие. Фактически Европа является полем для эксперимента, на котором ислам пытаются смешать с демократическими традициями и институтами, тем самым искусственно и в ускоренные сроки проведя его через реформацию. И делать это надо не через толерантность, а через культурную ассимиляцию, четкое отделение духовного мира мусульманина от его светской жизни в социуме, бюрократизацию ислама и лишение его фундаменталистской составляющей.

Однако министр немецкого правительства не прав, говоря о бесполезности усиления антитеррористических законов. И французские теракты показали, что эти законы (от которых раньше отказывались по причинам политкорректности) нужны. Так, по некоторым данным, как минимум один из братьев - Саид Куаши- в 2011 году проходил стажировку в тренировочном лагере Аль-Каиды в Йемене. При этом Шариф тоже отметился в деле исполнения интернационального долга. «Если верить информации о том, что два брата были в Сирии и затем вербовали сторонников, и никто ими не занимался, не наблюдал, не брал под контроль, то такие действия (французских спецслужб) следует назвать неправомерными", - считает президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа" Сергей Гончаров.

Собственно, правильным подходом для решения сложнейшей проблемы станет именно сочетание ужесточения антитеррористического законодательства (не до уровня американского Патриотического Акта, конечно) с изменением методов интеграции мусульман в европейские общества. Власти должны дать мусульманам возможность интегрироваться через трансформацию их сознания, а спецслужбы должны быстро и четко отсекать от общины всех радикализирующихся мусульман, а также не позволять иностранным проповедникам и джихадистам оказывать определяющее влияние на европейских мусульман.

Категория: За рубежом



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb