09.01.2015, 21:47
Как Европе жить дальше?
Как Европе жить дальше?Международная военная политика
Серия терактов ввергла Францию в панику. Она мешает французам и европейцам в целом определить разумный подход в отношении проблемы интеграции мусульманской общины.

нападение радикальных исламистов на редакцию французского еженедельника Charlie Hebdo не стал единичным инцидентом. Да, властям удалось найти двух террористов - братьев Саида и Шарифа Куаши - окружить их недалеко от аэропорта и со второй попытки ликвидировать в ходе штурма. Однако в ходе ликвидации террористов их соратник открыл своего рода второй фронт, захватив пятерых заложников в кошерном магазине в восточной части Парижа (по некоторым данным, он же раньше убил полицейского).

Захватчик требовал освободить братьев Куаши, однако полиция не смогла бы выполнить это требования даже если бы захотела (а она, естественно, и не хотела). С братьями пытались вести переговоры, однако они четко для себя решили умереть мучениками. Поэтому в результате штурма магазина террорист был ликвидирован. Вместе с ним погибло четверо заложников, еще четверо получили серьезные ранения. Интересно, что в полиции не исключают наличие у террориста сообщницы, которой якобы удалось сбежать в ходе операции захвата.

Серия терактов привела к тому, что сейчас Франция охвачена паникой. Страхи настолько сильны, что из-за мелочных подозрений или заявлений сумасшедших власти идут на весьма масштабные шаги, такие как полная эвакуация поезда-экспресса «Лион-Париж» (после того, как сирийский иммигрант-безбилетник назвал себя террористом), или временное закрытие станции метро возле Эйфелевой башни из-за того, что, по словам представителя пресс-службы столичного метрополитена, «некоторым пассажирам показалось, что на платформе находился вооруженный человек».

Однако в то время, как народ паникует, политики уже пытаются приспособиться к новой реальности. Некоторые (например, Марин Ле Пен и другие представители правого лагеря) уже выдвигают инициативы по ужесточению внутреннего законодательства, в частности предлагают вернуть смертную казнь. Левые же используют все средства для того, чтобы сдержать ожидаемый рост популярности правых. Так, Марин Ле Пен и ее «Национальный фронт» не пригласили на проведение 11 января республиканского марша в Париже в память о погибших журналистах Charlie Hebdo. «Это республиканское шествие и республиканское собрание, поэтому туда могут прийти только республиканские партии, - заявила мэр Парижа Анн Идальго, представляющая, между прочим, правящую Социалистическую партию.

- Национальный фронт не входит в число тех партий, которые защищают ценности Республики». Сама же Ле Пен назвала такой подход антигосударственным и отнюдь не способствующим объединению Франции перед общей угрозой. «Заявленная президентом республики идея национального единства, из которого исключается партия, представляющая 25% избирателей (она ссылается на итоги выборов в Европарламент, тогда как в национальном парламенте Национальный Фронт почти не представлен), превращается в политиканское жульничество», - отмечает лидер французских ультраправых.

Пока политики пытаются набрать рейтинги, государственные деятели решают как Европе жить дальше. Некоторые предлагают не делать никаких резких шагов. Так, министр юстиции Германии Хайко Маас выступает против ужесточения антитеррористических законов. По его словам, нужно активизировать просветительную работу и диалог с мусульманами. «Мы не должны попасть в ловушку террористов. Ограничение свобод и отход от принципов правового государства - это именно то, чего они хотят добиться», - говорит чиновник.

Он прав, говоря о том, что европейским правительствам нужно искать диалог с лидерами мусульманских общин. Мусульмане уже стали гражданами Евросоюза, их не депортируешь из страны, а значит придется решать запущенную проблему через интеграцию. А точнее через изменение методов интеграции. До сегодняшнего дня отягощенная чересчур фундаментальным, максималистским подходом к соблюдению прав личности Европа пыталась интегрировать мусульман через политкорректность, передачу исламским общинам широкого самоуправления, терпимость со стороны прессы и даже через искусственное ослабление христианских институтов. Как сейчас видно, эта линия привела к созданию исламистских ячеек, мусульманских гетто со своими законами и ряду преступлений на почве исламского фундаментализма, на которые местные власти закрывали глаза из страха быть обвиненными в отсутствии толерантности (как это было, например, во время серии изнасилований несовершеннолетних девочек в одном из британских городов).

Европейские правые предлагают иную крайность - полностью прекратить диалог с мусульманами и принудить их отказаться от своей идентичности. Однако это тоже неправильный подход - как с гуманитарной, так и с цивилизационной точки зрения. Подавлять европейский ислам а тем более бороться с ним и маргинализировать его (например, через массовые перепечатки карикатур на пророка Мухаммеда, являющиеся оскорбительными даже для умеренного мусульманина) ни в коем случае нельзя. Хотя бы потому, что европейский ислам дает шанс государствам Ближнего Востока и Северной Африки на нормальное развитие. Фактически Европа является полем для эксперимента, на котором ислам пытаются смешать с демократическими традициями и институтами, тем самым искусственно и в ускоренные сроки проведя его через реформацию. И делать это надо не через толерантность, а через культурную ассимиляцию, четкое отделение духовного мира мусульманина от его светской жизни в социуме, бюрократизацию ислама и лишение его фундаменталистской составляющей.

Однако министр немецкого правительства не прав, говоря о бесполезности усиления антитеррористических законов. И французские теракты показали, что эти законы (от которых раньше отказывались по причинам политкорректности) нужны. Так, по некоторым данным, как минимум один из братьев - Саид Куаши- в 2011 году проходил стажировку в тренировочном лагере Аль-Каиды в Йемене. При этом Шариф тоже отметился в деле исполнения интернационального долга. «Если верить информации о том, что два брата были в Сирии и затем вербовали сторонников, и никто ими не занимался, не наблюдал, не брал под контроль, то такие действия (французских спецслужб) следует назвать неправомерными", - считает президент Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора "Альфа" Сергей Гончаров.

Собственно, правильным подходом для решения сложнейшей проблемы станет именно сочетание ужесточения антитеррористического законодательства (не до уровня американского Патриотического Акта, конечно) с изменением методов интеграции мусульман в европейские общества. Власти должны дать мусульманам возможность интегрироваться через трансформацию их сознания, а спецслужбы должны быстро и четко отсекать от общины всех радикализирующихся мусульман, а также не позволять иностранным проповедникам и джихадистам оказывать определяющее влияние на европейских мусульман.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).