29.03.2015, 14:09
Йемен за пазухой
Йемен за пазухойМеждународная военная политика
Почему Россия должна помочь шиитам, воюющим против Саудовской Аравии?

В субботу, 28 марта, в Шарм-эш-Шейхе открылся двухдневный саммит стран-членов Лиги арабских государств (ЛАГ). Центральной его темой стала ситуация в Йемене и военная операция Саудовской Аравии и ее союзников против вооруженных формирований йеменских хуситов, которые взяли под контроль большую часть страны («Свободная пресса» об этом писала).

Накануне саммита глава МИД Йемена Рияд Ясин (президент страны Абд-Раббу Мансура Хади, наполним, сбежал от наступающих хуситов в Саудовскую Аравию) впервые очертил предполагаемые сроки военной операции. По его словам, она продлится «максимум несколько дней». Воздушная операция, считает Рияд Ясин, позволит остановить хуситов, не прибегая к наземной военной кампании.

Между тем, на практике ситуация складывается для союзников (к участию в операции власти Саудовской Аравии привлекли девять стран – Катар, Кувейт, Бахрейн, ОАЭ, Египет, Марокко, Судан, Иорданию и Пакистан) не столь оптимистично.

28 марта арабский телеканал Al Jazeera сообщил, что хуситы – шиитские радикалы из группировки «Ансар Аллах» – стягивают артиллерию к границе Йемена с Саудовской Аравией. Несмотря на ракетно-бомбовые удары авиации коалиции, они продолжают наступление на юге и востоке Йемена.

В частности, йеменские шииты при поддержке армейских подразделений, лояльных бывшему президенту Абдалле Салеху, взяли под контроль порт Шукра в провинции Абьян, расположенный в 100 километрах к востоку от Адена. Кроме того, им удалось захватить первый населенный пункт в провинции Шабва на востоке страны и достичь провинции Хадджа на западе.

Если ситуация в Йемене будет и дальше развиваться в том же ключе, коалиции придется всерьез рассмотреть вопрос о наземной операции при поддержке Египта, который имеет самую мощную армию в регионе. Вместе с тем, лидер хуситских шиитов Абдул-Малик аль-Хуси уже пригрозил участникам вторжения, что Йемен станет для них «могилой».

По сути, Йемен оказался площадкой для противостояния Саудовской Аравии и Ирана. Накануне саммита ЛАГ официальные – беглые – власти Йемена выступили с рядом жестких заявлений в адрес Тегерана, обвинив иранское руководство в открытой поддержке хуситов. По словам Рияда Ясина, иранские военные находились в йеменской столице Сане с момента, как хуситы подняли мятеж против президента Хади. В Тегеране на эти заявления отреагировали сдержанно, призвав стороны конфликта в Йемене к диалогу и поиску компромисса.

Запад, как и следовало ожидать, занял сторону саудовцев. США и Турция объявили о намерении оказывать союзникам логистическую поддержку. А 27 марта в поддержку саудовских властей высказался и глава МИД Великобритании Филип Хэммонд. Он «с пониманием» отнесся к обеспокоенности Эр-Рияда «из-за возможности создания в Йемене близкого Ирану шиитского режима», и заявил о заинтересованности «не допустить в Йемене полномасштабной войны с участием других стран региона».

Что на самом деле происходит в Йемене, и как будут развиваться события?

– Саудовская Аравия и ее союзники рассчитывают, что удары авиации помогут остановить наступление йеменских шиитов и склонить чашу весов в пользу беглого президента Абд-Раббу Мансура Хади, – считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. – Но мне такой сценарий кажется маловероятным. Думаю, шииты рано или поздно разгромят силы коалиции.

На мой взгляд, сейчас йеменским шиитам нужно было бы заключить соглашение с элитами Южного Йемена. Напомню: в процессе объединения народно-демократическая республика Южный Йемен оказалась поглощена Северным Йеменом, а южные йеменские элиты были репрессированы. Сейчас шиитам важно наладить с ними отношения и создать совместные органы власти. В этом случае получится, что хуститы воюют не против суннитов как таковых, а против американских марионеток на Ближнем Востоке.

После этого можно было бы объединенным ударом разгромить коалицию проамериканских сил в Йемене.

— Война в этом случае перекинется на территорию Саудовской Аравии?

– Она перекинется в любом случае. Вопрос только в том, сделает ли Саудовская Аравия превентивный ход и атакует хуситов на территории Йемена, или будет ждать восстания и нападения шиитов внутри самой Саудовской Аравии – в нефтеносной Восточной провинции.

У каждого из этих вариантов есть плюсы и минусы. Как мы видим, международное сообщество без восторга восприняло решение Саудовской Аравии вторгнуться в Йемен. Поэтому саудовцы, возможно, посчитают, что сейчас политически нецелесообразно начинать наземную операцию. Что они уже помогают авиаударами своим суннитским союзникам в Йемене – и этого достаточно.

Кстати, это хорошая иллюстрация, каким образом Россия могла бы помогать ополченцам в Донбассе: наносить авиаудары по позициям украинской армии, не вторгаясь формально на территорию Украины. Все-таки авиационные налеты в любом случае выглядят менее агрессивно, чем наземная операция…

— Что будет, если шииты в Восточной провинции поднимут восстание?

– Тогда границы утратят значение, и боевые действия распространятся на весь регион.

— Хуситы успешно воюют?

– Вполне успешно. Они наступают, они овладели большим количеством оружия. Правда, у них нет авиации и эффективных средств ПВО. Если бы сейчас хуситам удалось перебросить российские зенитные ракетно-пушечные комплексы «Панцирь-С1», это уравняло бы шансы воюющих сторон.

Это можно было бы сделать через Иран или напрямую – у нас хорошие контакты с элитами Южного Йемена. Если бы шииты интегрировали эти элиты в новую администрацию, у нас бы появились неплохие зацепки в Йемене, и мы могли бы перебрасывать шиитам не только системы ПВО, но и современные противотанковые комплекты.

— Какой нам интерес вооружать шиитов?

– Саудовский режим пора свергать – он нанес России очень много вреда. Он помогал развалить Советский Союз, сбивая цены на нефть, он засылал боевиков к нам на Северный Кавказ во время чеченских войн, он дестабилизировал Сирию – нашего союзника в Средиземноморье. Сейчас саудовский режим опять снизил цены на нефть, чтобы нанести удар по российской экономике. Нам этот марионеточный проамериканский режим жалеть не с руки.

Кстати, для нас и затрат больших не будет, если мы поможем шиитам.

Сейчас США считают возможным оказывать помощь, например, Киеву в борьбе с Донбассом – посылают туда инструкторов, собираются поставлять оружие. Мы должны действовать аналогично. Тем более, по нынешним временам это считается вполне законным методом внешнеполитической деятельности.

— Если боевые действия распространятся на территорию Саудовской Аравии, что будет с этой страной?

– Надо, я считаю, решать шиитский вопрос в Саудовской Аравии. На мой взгляд, должна произойти демократизация этого региона. Средневековые порядки, которые поддерживаются в Саудовской Аравии при покровительстве Запада, для нас совершенно неприемлемы.

В стране должны пройти нормальные свободные выборы, и шиитские районы должны получить как минимум автономию. Как минимум – потому что между суннитской верхушкой, которая сейчас правит Саудовской Аравией, и шиитским меньшинством накопилось так много противоречий, что трудно удержать их вместе.

Думаю, в итоге должен пройти цивилизованный развод: шиитские регионы должны получить независимость и возможность образовать свое государство. Кстати, основные нефтеносные районы находятся на территории проживания именно шиитов.

Со стратегической точки зрения, поддержка шиитов Россией будет хорошим ударом по позициям Запада. Основная нефть в Европу идет как раз из Саудовской Аравии. Это значит, что Европа, которая сейчас ополчилась на Россию, окажется в уязвимом положении. В результате, европейцам придется договариваться с нами о более цивилизованных способах общения, и разграничивать сферы влияния в Восточной Европе.

– Армия хуситов складывается из двух компонентов: первый – иррегулярные формирования, которые составляют ее костяк, плюс некоторое количество иранских военных специалистов, – отмечает ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. – Внешне выглядит неплохо, но главная характеристика любой армии – ее моральный дух и способность к жертвам. Пока опыт показывает, что ни одна арабская страна не обладает боеспособной армией в традиционном, европейском понимании: сказывается иная, совершенно невоенная культура.

В принципе, у хуситов и сегодня достаточно сил, чтобы упорно сражаться и провести акции возмездия по территории Саудовской Аравии – например, уничтожить нефтяные промыслы. Но первые же дни конфликта показали: обе армии – и хуситов, и саудовцев – не готовы ни к массовой жертвенности, ни к тотальной войне.

По логике, хуситам нужно было бы предпринять вторжения небольшими группами вглубь Саудовской Аравии для проведения массовых диверсий. Плюс, возможно, вторгнутся и в другие, более слабые государства. Но шииты этого не делают.

— Как будут развиваться события?

– Либо в дело вмешается Иран, либо Египет предоставит саудовцам серьезные силы для наземной операции, и тогда хуситы уйдут в подполье, либо вялотекущая война в регионе будет идти долгие годы…

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).