29.04.2015, 19:39
Ярош начинает бунт
Ярош начинает бунтМеждународная военная политика
Противостояние праворадикалов и официальных властей Украины грозит перейти в «горячую» фазу.

Несколько сотен активистов «Правого сектора» устроили в среду митинг в центре Киева и пообещали сжечь здание администрации Порошенко. Акция стала ответом на блокирование базы праворадикалов в Днепропетровске. Президенту Украины пришлось лично звонить лидеру «Правого сектора» Дмитрию Ярошу и обещать пойти на уступки.

Как сообщают представители «Правого сектора», в ночь на 29 апреля военнослужащие 25-й и 95-й бригад армии Украины установили у базы радикалов блокпост с тяжелым вооружением, причем стволы направили в сторону боевиков. Помимо этого сотрудники СБУ начали розыск радикалов на линии фронта в Донбассе, вблизи населенного пункта Широкино.

Как заявил прессе лидер «Правого сектора» и депутат Верховной Рады Дмитрий Ярош, он пытался урегулировать конфликт с помощью телефонного звонка начальнику Генштаба Украины Виктору Муженко, но командующий армией не ответил. В результате, возмущенные боевики вышли на улицы столицы и пригрозили силовыми акциями против власти.

Интересно, что около месяца назад, когда Ярош последний раз грозил «новым майданом» и созданием «параллельного Генштаба», украинским властям удалось договориться с боевиками. Яроша пообещали назначить советником главы Генштаба, а «Правый сектор» согласился постепенно войти в состав вооруженных сил.

Как видно, соглашения не умерили пыла боевиков, и радикалы вновь угрожают силой. В то же время, очевидно, что киевская власть не заинтересована в существовании вооруженных формирований радикалов. Во-первых, они не подчиняются официальной власти, но имеют амбиции. Во-вторых, хоть радикалы и говорят публично о готовности сражаться «за интересы Украины», пока были в основном замечены только как каратели, терроризирующие мирное население Донбасса, и как члены загранотрядов, расстреливающие солдат регулярной армии, не желающих идти умирать на войне против собственных сограждан. В-третьих, боевики «Правого сектора», находящиеся глубоко в тылу, активно участвовали в рейдерских захватах предприятий и откровенном уличном грабеже в городах Украины. И самое, пожалуй, главное – «Правый сектор» не скрывал своей нацистской идеологии, что вредило имиджу новой власти на международной арене.

Вместе с этим понятно, что у официального Киева пока нет сил разогнать «Правый сектор». Поэтому в ответ на последние угрозы представитель администрации президента Александр Мотузяник стал перечислять радикалам преимущества их вхождения в состав вооруженных сил и заявил о необходимости переговоров с боевиками. При этом обещал отвести армейские части от базы радикалов в Днепропетровске, назвав вооруженную блокаду «учениями».

Пока конфликт удалось разрешить, «Правый сектор» решил прекратить митинг. Петр Порошенко позвонил Ярошу и пообещал снять блокаду в Днепропетровске через несколько дней. Но не получится ли так, что «Правый сектор» скоро выставит новые требования?

– Одна из причин конфликта «Правого сектора» и официальной власти – недавняя отставка Игоря Коломойского, – говорит политический аналитик Международной организации по наблюдению за выборами CIS-EMO Станислав Бышок. – При всей своей одиозности олигарх держал в «ежовых рукавицах» как ситуацию в своем регионе, так и «Правый сектор», чьим основным донором он был. Когда Коломойский потерял свой пост, «Правый сектор» оказался в подвешенном состоянии. Ему было предложено влиться в официальные силовые структуры. Но для «Правого сектора» это было не совсем приемлемым, ведь тогда члены организации потеряли бы свою «ауру» наследников Романа Шухевича и стали бы обычными сотрудниками силовых органов. Либо боевикам предлагали разоружиться, что они, естественно, делать отказывались.

Пока был Коломойский, он мог использовать свои связи во властных и бизнес кругах, чтобы держать ситуацию под контролем. Когда сняли Коломойского, то рано или поздно власть должна была начать кампанию против «Правого сектора», что и случилось.

В Донбассе держится относительное затишье. Да, там идут перестрелки, ежедневно гибнут мирные жители, но решительных атак с той или иной стороны нет. И вот эти праворадикальные вооруженные формирования остались, в некотором смысле, без дела. И им остается заниматься грабежом, что они делают в Киеве, либо влиться в силовые структуры.

Раньше были договоренности, что Ярош станет советником начальника Генштаба украинской армии. С чем связан нынешний конфликт между «Правым сектором» и властью?

– Договоренности на современной Украине мало чего стоят, начиная с соглашения между Януковичем и представителями оппозиции о деэскалации конфликта. Даже подписанные высшими европейскими чиновниками. Что уж говорить о договоренностях с руководителями радикальных структур и кого-то из ВСУ. Этим соглашениям не стоит уделять внимание.

С другой стороны, мы не знаем, на что рассчитывал Ярош и что кто кому обещал. Мы видим лишь вершину «айсберга». Наверняка, после переговоров осталось какое-то недовольство, которое не было озвучено публично. Возможно, Ярош пообещал эскалацию конфликта в случае невыполнения своих условий. Порошенко, конечно, был в курсе всей ситуации, и теперь решил, что президенту теперь надо опираться на регулярную армию, а не на части радикалов. Которые, как оказалось, создают много проблем, и на международной арене, и внутри Украины.

— Сегодня «Правый сектор» представляет собой значимую силу?

– Пока базу, где заблокированы боевики, еще не взяли штурмом. Пока их митинги в центре Киева не разгоняют, в отличие от митинга шахтеров. «Правый сектор» пока не обвиняют, что он выполняет команды Москвы и дестабилизирует ситуацию. Значит, «Правый сектор» остается еще весомой военной и политической силой. Тем не менее, его влияние снижается.

— Порошенко будет пытаться всё время договориваться с «Правым сектором» или пойдет на жесткое подавление организации?

– На мой взгляд, вариант постепенного разоружения боевиков рассматривается. Но сейчас Порошенко понимает, что его позиции, в том числе, его военные позиции на донбасском фронте, еще слабы. Президент не совсем уверен в своей силе. Поэтому он опасается одним махом разрешить проблему добровольческих батальонов. Ведь может так статься, что уставшие от войны военнослужащие вооруженных сил перестанут в какой-то момент слушать верховного главнокомандующего. Тогда президенту просто не на кого будет опереться. Боевики радикальных структур будут недовольны, что их заставили разоружиться, регулярные войска откажутся выполнять приказы, и Порошенко окажется ни с чем.

Поэтому основной вариант – постепенное встраивание радикалов в структуры ВСУ и МВД. При этом Порошенко не будет действовать резко.

— Возможно ли, что «Правый сектор» пойдет на радикальные шаги?

– Этого нельзя исключать. Но наиболее вероятно, что Ярош будет вести переговоры с властью. Он и большинство боевиков «Правого сектора», гораздо комфортнее чувствуют себя не на передовой, а в качестве загранотрядов или неких «героев войны», которые ходят по городам и участвуют в рейдерских захватах предприятий под предлогом «мы за вас воевали, а вы в это время деньги зарабатывали». Поэтому резких движений «Правый сектор» делать не будет.

Даже его последний митинг в Киеве не представлял серьезной опасности. Это никакой не «новый майдан», а некий символический жест. Но никак не проявление неповиновения. В принципе, боевики хорошо натренированы именно на захват административных зданий и создание больших неприятностей для власти. Но ничего такого они сейчас не сделали.

Ярош занял выжидательную позицию. Он понимает, что если завтра его схватят и посадят в тюрьму, то не стоит надеяться, что десятки тысяч человек выйдут на Майдан с требованием его освобождения. Сейчас у людей другие заботы, после полутора лет «свободы и демократии».

— Хочет ли закрытия праворадикальных организаций украинское общество?

– Сейчас граждане Украины больше склоняются к миру, нежели к войне. Даже те, кто был недавно подвержен официальной милитаристской пропаганде. Люди относятся к «Правому сектору» и к «небесной сотне», как к символам, которые вроде существуют, но не сильно влияют на принятие решений.

Стоит учитывать, что Ярош был советником нынешнего главы СБУ Валентина Наливайченко, когда тот был депутатом Верховной Рады. «Правый сектор» – это креатура украинских спецслужб. Кстати, после евромайдана спецслужбы – единственная государственная структура, которая набрала силу. Естественно, без ведома СБУ никакие радикальные группировки распущены не будут. «Правый сектор» – это инструмент СБУ для влияния на политику.

– Конфликта между «Правым сектором» и властью Украины следовало ожидать, – считает директор Международного института новейших государств Алексей Мартынов. – Понятно, что радикалов не устраивает их нынешнее положение в сложившейся матрице государственности. Ярош считает, что его усилиями случился год назад государственный переворот, и он недополучил дивидендов. С другой стороны, новая власть справедливо видит для себя угрозу в лице мобилизованной и хорошо вооруженной группировки.

— Есть мнение, что «Правый сектор» курируется СБУ.

– Революция пожирает своих детей. В момент радикальных действий по совершению государственного переворота «Правый сектор» был нужен режиссерам всего процесса, в том числе, иностранным спецслужбам. Но сегодня практически все заинтересованы в снижении градуса напряженности украинского общества. Так что радикалы больше никому не нужны.

— Но нынешняя власть в Киеве держалась именно за счет воинственной риторики.

– Раньше кроме «Правого сектора» не было ни одной группы, которая была готова выполнять грязную работу, включая запугивание населения и политиков. Сегодня есть договоренности Киева с Вашингтоном. Американские инструкторы обучают украинских военных. Власти надеются с помощью США получить дееспособные официальные силовые структуры. Соответственно, такой опасный и весьма сомнительный инструмент, как «Правый сектор» уже не нужен. Который имеет собственные амбиции, собственные взгляды, идеологически мотивирован и, главное, радикальный. Власть понимает, что «Правый сектор» по сути своей неуправляемая структура.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  30.03.2017
Президент Украины Петр Порошенко подписал указ о демилитаризации и продаже ракетного крейсера «Украина», находящегося у достроечной стенки завода имени 61 коммунара в Николаеве. Мы попытались разобраться в истории и судьбе корабля, постройка которого была остановлена после развала СССР.
Геополитика  30.03.2017
Ровно 150 лет назад была заключена сделка о продаже русской Аляски Соединенным Штатам. Какую роль в этом сыграло восстание декабристов? Почему обнаружение на полуострове золота Петербург воспринял как большую проблему? На что в итоге пошли вырученные деньги? И чем руководствовался американский Конгресс, наотрез отказываясь от приобретения новых земель?
Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.