30.11.2015, 11:36
Ядерный удар «по ошибке»
Ядерный удар «по ошибке»Международная военная политика
Насколько надежны системы раннего оповещения в США и России?

В американском интернет-издании Politico вышла статья военного эксперта Брюса Блэра. В ней он рассуждает о вероятности запуска «по ошибке» ракет с ядерным оружием на борту. «Недоверие между Россией и НАТО с Соединенными Штатами во главе возвращает атмосферу холодной войны со всеми сопутствующими ей атрибутами, включая модель ядерного сдерживания», — пишет Брюс Блэр.

Американский эксперт называет «рискованной конструкцией систему взаимного сдерживания, основанную на нанесении ответного удара при срабатывании тревоги». Что ж, в истории уже случались моменты, когда мир стоял на грани Третьей мировой войны. И какой бы «рискованной» ни была система сдерживания, лучше нее пока еще никто ничего не придумал. Самый известный в этом ряду случай произошел в 1983 году, когда подполковник Станислав Петров, оперативный дежурный командного пункта ракетно-космической обороны «Серпухов-15», получив от системы раннего предупреждения «Око» сигнал о запуске ракет с американской базы, проанализировал ситуацию и пришел к выводу, что имеет дело с ложным срабатыванием системы. Тогда инцидент на этом оказался исчерпанным. А что сегодня? Существует ли вероятность обмена ядерными ударами «по ошибке»?

— Вообще, гипотетически такая вероятность существует, — признается экс-начальник кафедры оперативного искусства Военной академии РВСН им. Петра Великого генерал-майор в отставке Вячеслав Круглов. — И раньше с обеих сторон принимались очень серьезные меры для того, чтобы эту возможность минимизировать до предела. Но, к сожалению, в последние годы эта работа прекратилась. В связи с тем, что сегодня происходит очень много военных событий, когда применяются ракеты самого разного класса, не исключена возможность того, что из-за неправильной оценки автоматизированная система с ее радарами и вычислителями может ошибиться и принять пуск какой-либо, скажем, тактической ракеты за старт ракеты стратегической.

Politico пишет о том, что из-за ложного срабатывания систем оповещения о ракетном ударе становится актуальным вопрос о полномасштабной ядерной войне. Не нагнетают ли американцы обстановку, как это уже было не раз?

— Возможно, что это простая рядовая статья. Но не исключено, что это начало очередного информационного проекта, связанного с событиями в Сирии, Турции и вообще на Ближнем Востоке.

— Американские эксперты обеспокоены тем, что Россия, как и сами США, поддерживает свои командные посты и сотни стратегических боеголовок в состоянии повышенной боеготовности. И это в случае запуска по тревоге может привести к ошибке. Обоснованы ли такие опасения экспертов?

— Применительно к нашим РВСН могу сказать, что в силу надежности российской системы, у нас намного меньше предпосылок к такому развитию событий. В этом плане американская система намного хуже. Некоторые моменты, которые освещались в прессе (а еще больше и не освещались), показывают, что подготовка и психологическая устойчивость «дежурных» сил американцев серьезно уступает российской. И у них скорее может произойти такое, что техника подведет, и это наложится на обстановку психологической неустойчивости, аффекта, и произойдет нечто такое, что мы видим очень часто, когда американскими гражданами применяется оружие. Так что, я думаю, слабина в плане ошибки больше у них, чем у нас.

— Брюс Блэр, служивший в ВВС США офицером по контролю запуска межконтинентальных баллистических ракет, считает, что устоявшаяся за десятилетия система ответа на ядерный удар стала сегодня рискованной конструкцией. Действительно ли она устарела?

— То, что система, которая была создана в свое время, консервативна, это действительно так. И то, что она отстает от некоторых изменений, которые произошли с тех пор, — это тоже. Но я думаю, что решение состоит не в том, чтобы эту систему как-то модернизировать. Потому что как ее ни модернизируй, получится лишь то, что одна сторона при этом может обмануть другую. Возможно, тут необходимо выстраивать общую систему безопасности, но делать такую систему на две стороны тоже бессмысленно. Потому что слева и справа появляются страны, которые уже обладают или скоро будут обладать ядерным оружием. Я думаю, что все-таки корень проблемы заключается в том, что надо принимать некие политические решения, а не технические или алгоритмические. Иначе мы погрязнем в этом и потратим на решение этих вопросов очень много времени и ресурсов. Я, например, не вижу в перспективе у каждой из сторон такой системы, которая бы сильно модернизировалась. Да, она может измениться, но лишь чуть-чуть, при этом затраты будут огромными.

Именно поэтому решение данного вопроса должно находиться в политической плоскости: например, не надо было американцам отказываться от договора по ПРО. Сейчас, конечно, они делают все, чтобы вернуться к этому вопросу. Ведь ПРО — это инструмент первого удара. И американцы сейчас занимаются этим гораздо в большей степени, чем мы. Ведь у нас совсем другая военная философия: мы первый удар отвергаем, как таковой.

Когда в свое время мы создали вокруг Москвы систему ПРО, то пришли к тому, что достаточно прикрыть ею один район. У американцев такая же система: они прикрывали ракетную базу, а мы — центральный промышленный район столицы. При том, что ПРО имела ограниченные возможности, она все же давала понять при перехвате ракет главное: случайность произошла или нет. Так как всего можно было перехватить шесть блоков — это две ракеты. То есть если одна ракета — это еще может быть случайность, но если две — уже нет. В общем, раньше действительно все было и технически, и организационно, и психологически направлено на то, чтобы, не дай Бог, не случилось того, о чем пишет сегодня Politico.

— А насколько сегодня актуально ложное срабатывание системы — компьютера?

— Вероятность этого практически нулевая.

— Риск ошибочного запуска усугубляется еще и усилением киберугроз — насколько они на самом деле представляют опасность?

— Это, конечно, специальная и очень глубокая тема. Могу лишь сказать, что способы и средства защиты от проникновения в эти системы управления и у них, и у нас предусмотрены очень серьезные. Что касается нашей системы, то риск ошибочного запуска из-за киберугроз у нас практически исключен.

— Еще в 1940−50-е годы США, как горячие пирожки, разрабатывали планы безответных тотальных ядерных ударов по СССР. Насколько сегодня реален план такого удара по России, при котором мы просто не сможем или не успеем ответить?

— Действительно, строятся разные планы и изобретаются различные концепции с тем, чтобы нанести мгновенный глобальный ядерный удар, в том числе частично и неядерными средствами, чтобы максимально поразить наши стратегические ядерные силы. Американцы активно работают над подобными планами, и это представляет для нас опасность. Но и мы не сидим, сложа руки — слишком серьезное это дело, чтобы проявлять беспечность. Я бы так сказал: возможность нанесения ответного удара должна быть обеспечена на вечные времена, пока есть ядерное оружие. Конечно, опасность какой-то ошибки гипотетически существует. Но вероятность того, что по России будет нанесен безответный ядерный удар, в ближайшие годы и десятилетия — ее можно абсолютно исключить.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.