30.11.2015, 11:36
Ядерный удар «по ошибке»
Ядерный удар «по ошибке»Международная военная политика
Насколько надежны системы раннего оповещения в США и России?

В американском интернет-издании Politico вышла статья военного эксперта Брюса Блэра. В ней он рассуждает о вероятности запуска «по ошибке» ракет с ядерным оружием на борту. «Недоверие между Россией и НАТО с Соединенными Штатами во главе возвращает атмосферу холодной войны со всеми сопутствующими ей атрибутами, включая модель ядерного сдерживания», — пишет Брюс Блэр.

Американский эксперт называет «рискованной конструкцией систему взаимного сдерживания, основанную на нанесении ответного удара при срабатывании тревоги». Что ж, в истории уже случались моменты, когда мир стоял на грани Третьей мировой войны. И какой бы «рискованной» ни была система сдерживания, лучше нее пока еще никто ничего не придумал. Самый известный в этом ряду случай произошел в 1983 году, когда подполковник Станислав Петров, оперативный дежурный командного пункта ракетно-космической обороны «Серпухов-15», получив от системы раннего предупреждения «Око» сигнал о запуске ракет с американской базы, проанализировал ситуацию и пришел к выводу, что имеет дело с ложным срабатыванием системы. Тогда инцидент на этом оказался исчерпанным. А что сегодня? Существует ли вероятность обмена ядерными ударами «по ошибке»?

— Вообще, гипотетически такая вероятность существует, — признается экс-начальник кафедры оперативного искусства Военной академии РВСН им. Петра Великого генерал-майор в отставке Вячеслав Круглов. — И раньше с обеих сторон принимались очень серьезные меры для того, чтобы эту возможность минимизировать до предела. Но, к сожалению, в последние годы эта работа прекратилась. В связи с тем, что сегодня происходит очень много военных событий, когда применяются ракеты самого разного класса, не исключена возможность того, что из-за неправильной оценки автоматизированная система с ее радарами и вычислителями может ошибиться и принять пуск какой-либо, скажем, тактической ракеты за старт ракеты стратегической.

Politico пишет о том, что из-за ложного срабатывания систем оповещения о ракетном ударе становится актуальным вопрос о полномасштабной ядерной войне. Не нагнетают ли американцы обстановку, как это уже было не раз?

— Возможно, что это простая рядовая статья. Но не исключено, что это начало очередного информационного проекта, связанного с событиями в Сирии, Турции и вообще на Ближнем Востоке.

— Американские эксперты обеспокоены тем, что Россия, как и сами США, поддерживает свои командные посты и сотни стратегических боеголовок в состоянии повышенной боеготовности. И это в случае запуска по тревоге может привести к ошибке. Обоснованы ли такие опасения экспертов?

— Применительно к нашим РВСН могу сказать, что в силу надежности российской системы, у нас намного меньше предпосылок к такому развитию событий. В этом плане американская система намного хуже. Некоторые моменты, которые освещались в прессе (а еще больше и не освещались), показывают, что подготовка и психологическая устойчивость «дежурных» сил американцев серьезно уступает российской. И у них скорее может произойти такое, что техника подведет, и это наложится на обстановку психологической неустойчивости, аффекта, и произойдет нечто такое, что мы видим очень часто, когда американскими гражданами применяется оружие. Так что, я думаю, слабина в плане ошибки больше у них, чем у нас.

— Брюс Блэр, служивший в ВВС США офицером по контролю запуска межконтинентальных баллистических ракет, считает, что устоявшаяся за десятилетия система ответа на ядерный удар стала сегодня рискованной конструкцией. Действительно ли она устарела?

— То, что система, которая была создана в свое время, консервативна, это действительно так. И то, что она отстает от некоторых изменений, которые произошли с тех пор, — это тоже. Но я думаю, что решение состоит не в том, чтобы эту систему как-то модернизировать. Потому что как ее ни модернизируй, получится лишь то, что одна сторона при этом может обмануть другую. Возможно, тут необходимо выстраивать общую систему безопасности, но делать такую систему на две стороны тоже бессмысленно. Потому что слева и справа появляются страны, которые уже обладают или скоро будут обладать ядерным оружием. Я думаю, что все-таки корень проблемы заключается в том, что надо принимать некие политические решения, а не технические или алгоритмические. Иначе мы погрязнем в этом и потратим на решение этих вопросов очень много времени и ресурсов. Я, например, не вижу в перспективе у каждой из сторон такой системы, которая бы сильно модернизировалась. Да, она может измениться, но лишь чуть-чуть, при этом затраты будут огромными.

Именно поэтому решение данного вопроса должно находиться в политической плоскости: например, не надо было американцам отказываться от договора по ПРО. Сейчас, конечно, они делают все, чтобы вернуться к этому вопросу. Ведь ПРО — это инструмент первого удара. И американцы сейчас занимаются этим гораздо в большей степени, чем мы. Ведь у нас совсем другая военная философия: мы первый удар отвергаем, как таковой.

Когда в свое время мы создали вокруг Москвы систему ПРО, то пришли к тому, что достаточно прикрыть ею один район. У американцев такая же система: они прикрывали ракетную базу, а мы — центральный промышленный район столицы. При том, что ПРО имела ограниченные возможности, она все же давала понять при перехвате ракет главное: случайность произошла или нет. Так как всего можно было перехватить шесть блоков — это две ракеты. То есть если одна ракета — это еще может быть случайность, но если две — уже нет. В общем, раньше действительно все было и технически, и организационно, и психологически направлено на то, чтобы, не дай Бог, не случилось того, о чем пишет сегодня Politico.

— А насколько сегодня актуально ложное срабатывание системы — компьютера?

— Вероятность этого практически нулевая.

— Риск ошибочного запуска усугубляется еще и усилением киберугроз — насколько они на самом деле представляют опасность?

— Это, конечно, специальная и очень глубокая тема. Могу лишь сказать, что способы и средства защиты от проникновения в эти системы управления и у них, и у нас предусмотрены очень серьезные. Что касается нашей системы, то риск ошибочного запуска из-за киберугроз у нас практически исключен.

— Еще в 1940−50-е годы США, как горячие пирожки, разрабатывали планы безответных тотальных ядерных ударов по СССР. Насколько сегодня реален план такого удара по России, при котором мы просто не сможем или не успеем ответить?

— Действительно, строятся разные планы и изобретаются различные концепции с тем, чтобы нанести мгновенный глобальный ядерный удар, в том числе частично и неядерными средствами, чтобы максимально поразить наши стратегические ядерные силы. Американцы активно работают над подобными планами, и это представляет для нас опасность. Но и мы не сидим, сложа руки — слишком серьезное это дело, чтобы проявлять беспечность. Я бы так сказал: возможность нанесения ответного удара должна быть обеспечена на вечные времена, пока есть ядерное оружие. Конечно, опасность какой-то ошибки гипотетически существует. Но вероятность того, что по России будет нанесен безответный ядерный удар, в ближайшие годы и десятилетия — ее можно абсолютно исключить.

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb