24.09.2014, 16:52
Ядерная дубина Анкары
Ядерная дубина АнкарыМеждународная военная политика
Турция метит в сверхдержавы, тайно разрабатывая плутониевую бомбу.

Федеральная разведслужба Германии BND считает, что Турция может заняться созданием ядерного оружия. Об этом пишет обозреватель газеты Die Welt Ханс Рюле, в прошлом занимавший должность главы департамента планирования Минобороны ФРГ.

По данным немецкой разведки, турецкий премьер Реждеп Тайип Эрдоган действует по иранской модели – собирается разрабатывать ядерное оружие тайно и под прикрытием мирной атомной программы. На это, считают немцы, указывают следующие признаки:

– В последние годы Турция развернула масштабную мирную атомную программу. В 2011 году Анкара заключила контракт с российским «Росатомом» на сумму в 15 млрд долларов на строительство реакторного комплекса на берегу Средиземного моря, в 2013-м – аналогичное соглашение на сумму в 17 млрд долларов с японско-французским консорциумом. Но главное – турки категорически отказались указывать в контрактах, что отработанное ядерное топливо (ОЯТ) будет вывезено из Турции, хотя обычно компании, строящие реакторы, не только предоставляют урановые топливные стержни, но и вывозят ОЯТ. Этот пункт позволяет Анкаре получить сырье для ядерной бомбы.

– По данным, содержащимся в специальном информационном бюллетене BND, представленном ограниченному кругу лиц в Германии, Эрдоган отдал распоряжение о создании установок для обогащения урана еще в 2010 году. По другим данным, Турция уже располагает достаточно большим количеством подобных центрифуг, которые она, предположительно, получила от Пакистана.

– Еще с середины 80-х годов ХХ века Турция разрабатывает ракеты малой дальности, однако в декабре 2011 года Эрдоган поручил турецкому военно-промышленному комплексу создание ракет большой дальности – потенциальных носителей ядерных боеголовок. Уже в 2012 году Турция провела испытания ракет дальностью в 1500 км, а к 2015 году должны быть разработаны ракеты с дальностью полета в 2500 км.

– В общую картину вписываются высказывания турецких политиков. Так, в августе 2011 года посол Турции в США Намик Тан заявил, что «Турция не может допустить, чтобы Иран обладал ядерным оружием». А спустя два года турецкий президент Абдулла Гюль уточнил в интервью Foreign Affairs: «Турция не допустит, что у соседнего государства будет оружие, какого нет у Турции».

«Единственное логическое объяснение всему этому – Турция готовится к созданию плутониевой бомбы, – пишет Ханс Рюле. – Получить ее можно как раз с помощью АЭС: в отработанных топливных стержнях содержится примерно 90% радиоактивных отходов, 9% загрязненного урана и 1% загрязненного плутония. В свою очередь, установку, с помощью которой можно будет выделить высокорадиоактивное вещество из стержней, можно построить всего за полгода. По размерам же эта установка будет нисколько не больше обычного офисного здания. Все эти дырки в контрактах открывают Анкаре путь для создания собственной бомбы», – констатирует обозреватель Die Welt.

Получит ли Анкара ядерное оружие, и как это изменит геополитический расклад сил в регионе?

– Турция – член НАТО, а в рамках альянса действует жесткая ядерная стратегия для стран-участниц, – отмечает академик Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов. – Поэтому Анкара без согласия Вашингтона – а США в НАТО доминируют, особенно на ядерном направлении, – не предпримет в области военного атома ни единого шага. Это означает, попытки турок раскрутить ядерную программу следует рассматривать как согласованный американо-турецкий проект. Видимо, США делают на Турцию определенную ставку, скорее всего, пытаются возложить на нее ответственность за весь прилегающий большой регион, включая Ближний Восток.

— Почему вы так считаете?

– Сегодня на Ближнем Востоке у американцев две опорные точки – Израиль и Саудовская Аравия. Но Саудовская Аравия находится в критическом состоянии – в стране нарастают внутренние проблемы, да и запасы нефти резко уменьшаются. Американцы это видят и понимают: саудиты, в долгосрочной перспективе, – партнер ненадежный.

Именно поэтому они делают ставку на то, чтобы Турция доминировала в регионе: держала под контролем Иран (Израиль один с Ираном не справится, если у Тегерана появится ядерное оружие), и давила с юга на Россию – на Кавказ и Причерноморье.

Повторюсь: я не верю, что турки затеяли какой-то особый ядерный проект. Этот проект наверняка совместный – его либо американцы инициировали, либо турки уговорили американцев.

— Что этот проект означает для России?

– Для нас это – момент истины. Такой же, как отношение к Украине США и НАТО, или как антироссийские санкции со стороны Запада. Истина состоит в том, что западная цивилизация – враждебная для России. Об этом, кстати, еще полтора столетия назад говорили наши выдающиеся умы.

Мы, начиная с Михаила Горбачева, пытались встраиваться в западную цивилизацию. Мы верили в искренность Запада и пытались с ним дружить. Это было ошибкой. На мой взгляд, то, что мы получаем от западных партнеров сегодня – следствие наших собственных заблуждений.

Здесь уместно вспомнить, что Турцию после Второй мировой приняли в НАТО, хотя она ни по одному критерию не соответствовала требованиям членства в альянсе. Но альянс на все закрыл глаза, потому что Турция понадобилась тогда США, чтобы давить на Советский Союз, и помогать его разрушению. Анкара эту функцию выполнила, и сейчас ей дается новая функция.

Конечно, для нас это – неприятная новость. Но, с другой стороны, нет худа без добра. Надеюсь, подобная политика Запада все же заставит нас начать опираться на собственные силы, экономику и систему ценностей. По сути, протрезветь и жить по-русски.

– Ядерное оружие у Турции неизбежно появится, – уверен президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. – Проблема в том, что сегодня режим нераспространения (международный акт, разработанный Комитетом по разоружению ООН с целью поставить преграду на пути расширения круга стран, обладающих ядерным оружием, – прим. Интерполит.ру) трещит по швам. Это доказывает, например, тот факт, что с ядерной программой Ирана пресловутому мировому сообществу ничего сделать не удалось, и уже не удастся. В результате, Тегеран на переговорах с «шестеркой» (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия) по ядерной программе занимается тем, что водит партнеров за нос.

В этой ситуации понятна реакция тех, кто на Ближнем Востоке живет. Израиль, скажем, готовится к чему угодно, включая большую войну. А соседи Ирана пытаются вооружиться ядерным оружием. Турция будет пытаться разработать его самостоятельно, а Саудовская Аравия, скорее всего, получит все необходимое из Пакистана.

Подчеркну: дело не в желании одной Турции. Сегодня имеется около 40 стран, которые технологически могут произвести ядерное оружие, и около 20 из них, по моим оценкам, будут располагать таким оружием уже через 10-15 лет. Причем, порог применения ядерных сил при таком раскладе будет крайне низким.

– Военная ядерная программа – дело небыстрое, – считает военный эксперт Анатолий Эль-Мюрид. – Скажем, у Пакистана ее реализация заняла около 25 лет, Северная Корея уложилась примерно в такие же сроки. Думаю, у Турции ядерное оружие появится не раньше, чем через 10 лет, даже при нынешних ее серьезных позициях. Чтобы ядерный проект был успешным, требуется создание крупного комплекса различных предприятий. Кроме того, необходимы кадры – без собственных специалистов рассчитывать на успех в этом деле не приходится.

Напомню: ныне покойный ливийский диктатор Муаммар Каддафи хотел в свое время купить необходимые для создания ядерного оружия технологии за деньги, и даже построил исследовательский реактор мощностью 10 мегаватт на юге Ливии, в Таджуре. Однако выяснилось, что просто имея деньги, ядерную программу реализовать невозможно: нужны собственные толковые специалисты.

Если турки, как утверждает Die Welt, приступили к решению задачи обогащения урана в 2010-м году, появления ядерной бомбы у Анкары можно ожидать не ранее 2020 года.

— Для России турецкие планы являются угрозой?

– На мой взгляд, едва ли. Речь, скорее всего, идет о создании тактического или оперативно-тактического ядерного оружия. На геополитический расклад оно принципиального влияния не оказывает. Более того, возможен и неожиданный результат. Те же Индия и Пакистан создали ядерное оружие друг против друга, и, как ни странно, мир между ними после этого стал гораздо крепче. Я не исключаю, что турецкое – а, возможно, иранское или саудовское – ядерное оружие поможет стабилизировать ситуацию на Ближнем Востоке. Правда, только в одном случае: если оно не будет носить стратегического характера…

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  14.07.2017
Мощные и дорогие корабли Королевского флота могут быть повреждены или разрушены сравнительно дешевыми ракетами, например, российского или иранского производства, пишет британское издание Daily Mail. Поэтому Великобритании стоит переключиться на разработку оборонительных мощностей кораблей, чтобы они не уступали наступательным.
Мировой ВПК  14.07.2017
С американским истребителем F-35 происходят удивительные трансформации. Нет, лучше он не становится. Самолет, который в ограниченном количестве находится в опытной эксплуатации, еще неизвестно когда доведут до ума. То есть до того уровня, который обещан корпорацией Lоckheed Martin как Пентагону, так и целому ряду стран, входящих в НАТО. Журнал National Interest в пространной статье рассказывает о модернизации пока еще как следует не вставшего «на крыло» многоцелевого истребителя пятого поколения.
Мировой ВПК  13.07.2017
После того как американские эсминцы разбомбили сирийскую авиабазу «Томагавками» — крылатыми ракетами, умеющими скрытно, на малой высоте подбираться к цели, оживились дискуссии о средствах противодействия этому коварному оружию. Среди таких средств особое место занимает МиГ-31, один из самых интересных боевых самолетов, созданных в нашей стране.
Мировой ВПК  07.07.2017
«Вестник Мордовии» на днях сообщил о том, что в Сирии танки Т-72Б3 впервые использовали танковые управляемые ракеты комплекса 9К119М «Рефрекс-М», которые по классификации НАТО имеют обозначение АТ-11 «Снайпер». «Рефлекс-М» и его предшествующую модификацию — 9К119 «Рефлекс» — принято называть противотанковым ракетным комплексом (ПТРК). Однако это не в полной мере отражает реальность", поскольку комплекс способен поражать не только танки, но и вертолеты, другие низколетящие цели, инженерные сооружения, уничтожать живую силу противника.
Конфликты  04.07.2017
На Международном военно-морском салоне в Санкт-Петербурге тульское НПО «Сплав» представило модернизированные противолодочные ракеты для комплекса РПК-8 «Запад». Ракеты, получившие индекс 90Р1, уже запущены в серийное производство и начинают поступать на боевые корабли ВМФ России.
Конфликты  04.07.2017
Риски прямого военного конфликта России и США на сирийской территории неумолимо возрастают, прогнозируют западные аналитики. Все плотнее «увязают» в сирийской пустыне и другие державы — Иран, Турция, Израиль, которые мечтают безраздельно властвовать на этой территории. У кого из генералов первым не выдержат нервы, чтобы отдать приказ на атаку вчерашних союзников?
Конфликты  04.07.2017
Интернет звенит о том, какой может быть конфронтация между РФ и США. Внесу свой вклад и я. Диспозиция глазами Stratfor и иже с ними: хоть у России в Сирии и имеются ракетные системы класса «земля-воздух» и юркие истребители, все это неспособно выстоять в короткой и жестокой войне против США.