16.04.2015, 22:39
Иран зовет Китай и Россию в оборонный альянс против США
Иран зовет Китай и Россию в оборонный альянс против СШАМеждународная военная политика
Иран призывает Россию, Китай и Индию вместе противостоять планам НАТО в области ПРО, об этом в ходе визита в Москву заявил глава министерства обороны Ирана Хосейн Дехган. Есть основания полагать, что выразить этой фразой представитель Тегерана хотел гораздо больше, благо в ближайшее время Исламская Республика станет жирным рынком для всех производителей оружия.

Такие мероприятия, как Международная конференция по безопасности в Москве, всегда создают множество броских информационных поводов. Заявление министра обороны Ирана Хосейна Дехгана примерно из этой серии.

Иранский министр говорит, что «хотел бы поддержать идею о развитии многостороннего оборонного сотрудничества между Китаем, Ираном, РФ и Индией для противодействия целенаправленному движению по расширению НАТО на восток и размещению ракетного щита в Европе». Ключевые слова: «поддержать» и «идея».

Вообще-то, такой идеи в принципе нет. А значит, нет нужды ее поддерживать. Это такой стилистический оборот речи: то, что глава оборонного ведомства Ирана хотел бы видеть уже существующим в международном дискурсе, он и подает как нечто существующее. Возможно, в планах генерала Дехгана – поговорить на эту тему с российским профильным министром Сергеем Шойгу, а также с китайским и индийскими коллегами, но пока что это – идея Ирана. И Тегеран хотел бы, чтобы эту идею поддержали.

Это типично для персов и для Востока в принципе – такие вот убаюкивающие стилистические изыски. Еще один нюанс: генерал Дехган говорит исключительно о противодействии системе ПРО. Видимо, с ПВО в Иране уже все в полном порядке. При этом противодействовать американским планам ПРО в Европе ни политически, ни тем более военным образом сам Иран (как, впрочем, и упомянутые Китай с Индией) никак не могут. Российские «Искандеры» в Калининградской области – могут, усиление группировки российских войск в Крыму может, а Иран не может.

С одной стороны, это, возможно, персидское желание немного польстить интересам России – крупнейшего партнера Ирана в военной области на данный момент (и этот роман только начинается). С другой – иранский министр прекрасно помнит, что вся затея по размещению американских зенитных комплексов в Восточной Европе началась как раз с предлога «защиты от иранских ракет».

Насколько в Вашингтоне сами верили в эту сказку, когда рассказывали ее полякам и чехам, – вопрос дискуссионный. Но сначала косвенно, а теперь и напрямую пострадавшей стороной оказалась Россия. Никакой «иранской ракетной угрозы» нет, да и не было, но «осадок остался». И остался он для РФ, которая вынуждена отвлекать на западное направление существенные силы и средства, которые к тому же немалых денег стоят. Это в США теперь никто не станет обсуждать, нужно ли было тратить огромные суммы на размещение в Восточной Европе вооружений под фальшивым предлогом. А Москва категорически не хотела, да и не будет втягиваться в гонку вооружений в ее физическом, количественном и, следовательно, затратном эквиваленте. Так что Тегеран нам хоть и виртуально, но должен. И они это, похоже, понимают, раз принялись разговаривать метафорами в стиле Мевляны и Омара Хайяма.

И еще одна стилистическая деталь. Персидский гость, подчеркивая именно ПРО-составляющую, все-таки был по эту сторону реальности. Иран получит сейчас от России новую, усовершенствованную систему С-300, которая по факту уже больше ПРО, чем ПВО, поскольку способна перехватывать не только самолеты, но и крылатые ракеты, и боеголовки баллистических ракет, о чем недавно писала газета ВЗГЛЯД. Да, слишком массированный удар она не выдержит, но нервы Израилю и американцам потреплет.

При этом Иран только начал перевооружение своей армии, и прогнозировать, как именно они будут формировать свою национальную систему ПВО и ПРО, пока рановато. За этот рынок будет идти борьба, в том числе в нее может включиться Китай. Тогда понятно и обращение генерала Дехгана к странам БРИКС. Впрочем, Иран и прежде выражал желание плотнее подключиться к ряду международных региональных проектов, в которых доминируют Россия и Китай (например, ШОС). Мешали санкции, мешал набор специфических местных проблем, мешали чисто региональные противоречия, завязанные в очень причудливый клубок (например, Иран – Пакистан – Индия – Китай).

Угроза со стороны ИГИЛ некоторое время воспринималась как сплачивающий фактор, но теперь возникла и проблема в Йемене. А этот конфликт способен не столько сплотить разнонаправленные силы сразу в нескольких регионах, сколько, наоборот, окончательно расколоть Ближний Восток. Некоторые страны прямо на наших глазах вынуждены скоропалительно решать, к какому лагерю пристать и что им за это будет (как Пакистан, например). Так что непонятно, что начнет раскручиваться быстрее – гонка вооружений вокруг Ирана или финансовая гонка на рынке вооружений Ирана. Израиль уже всерьез начинает рассматривать возможные схемы нанесения превентивного удара, с которым могут возникнуть проблемы, поскольку оценить вариантивность иранского ПВО (или все-таки ПРО?) они уже не могут, хотя и очень хотят.

В то же время видно, что хотя бы часть конфликта вокруг Ирана постепенно смещается в сферы «игры словами» и «объяснения терминов», что можно только приветствовать. Пока ООН спорит с Тегераном, кто должен сделать первый шаг, пока российская сторона грузит на баржи ракеты, пока Израиль всматривается в бинокль (и все это будет происходить как минимум полгода), мы обречены на расшифровку труднопереводимой дипломатической эквилибристики и копание в тактико-технологических данных.

С точки зрения Ирана и РФ (а также Китая, Индии, ЮАР – далее по списку), С-300 – оружие оборонительное, поскольку направлено на защиту своего воздушного пространства и наземных объектов. С точки зрения Израиля – наступательное, поскольку может парализовать деятельность их военно-воздушных баз («никто не взлетит», как выразился президент Путин на прямой линии). С точки зрения США – не просто наступательное, но и идейно вредное, поскольку мешается под ногами. Далее последует многомесячная зубодробительная дискуссия о тактико-технических характеристиках тех или иных видов ракет, которые можно засунуть в трубы комплексов, и о частотах радаров. Вот во все это мы и окунемся. И даже в Москве найдется пара военных экспертов, которые после брифинга в посольстве США начнут объяснять нам, что Иран этими ракетами Астрахань будет обстреливать. Прецеденты уже были.

Все это будет в чем-то напоминать советско-американские вечные переговоры в Женеве о сокращении ядерных потенциалов времен Брежнева, Картера и «Роллинг Стоунс». Там люди месяцами забрасывали друг друга через стол томами красиво отпечатанных аналитических справок о ТТХ тех или иных ракет, после чего шли пить виски на прием. Это называлось «после обмена мнениями экспертов сторон переговоры продолжились в неформальной атмосфере». И слава Богу. Пока они «обмениваются мнениями», никто не стреляет. Просто в современном мире все это будет проходить публично, с привлечением круглых столов, СМИ, блогеров и «Википедии».

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  24.04.2017
В России строится самая большая атомная подводная лодка в мире. Как сообщают «Известия», речь идет о субмарине проекта 09852 «Белгород», разработанной в КБ «Рубин-Север» — северодвинском филиале питерского ЦКБ «Рубин». Правда, рекорд будет установлен не по водоизмещению, а по длине лодки. Самой длинной ПЛА в мире является «Акула» проекта 941, чья длина 172,5 м. У «Белгорода» почти на 12 метров больше — 184.
Мировой ВПК  21.04.2017
В военной компании «Укрспецтехника» ведется работа по созданию радиолокационной системы, способной обнаруживать беспилотники на удалении до 8 км и нарушать работу их систем. Об этом на пресс-конференции в Киеве сообщил один из руководителей компании, член правления общественного союза «Лига оборонных предприятий Украины» Михаил Прохоренко. По его словам, в «незалежной» озабочены тем, как нейтрализовать работу беспилотных летательных аппаратов и высокоточного оружия, такого как «Томагавк» или российские «Калибры».
Мировой ВПК  21.04.2017
25−27 апреля 2017 года на авиабазе морской авиации Пойнт-Мугу в Калифорнии состоится 46-й ежегодный совместный военно-гражданский симпозиум по проблематики РЭБ. Главная тема — это обсуждение существующих пробелов радиоэлектронной борьбы, а также разработка и применение новейших технологий, необходимых для устранения этих пробелов. На закрытую встречу приедет практически все авиационное, флотское и сухопутное начальство Соединенных Штатов, а также «яркие ученые и политики Америки».
Мировой ВПК  21.04.2017
Китай методично идет по пути создания малозаметного стратегического бомбардировщика Н-20 нового поколения, реализуя параллельные программы. Об этом 20 апреля сообщил сайт «Военный паритет» со ссылкой на китайский военный ресурс mil.news.sina.com.cn.
Конфликты  20.04.2017
С принятием Белым домом решения на агрессию против КНДР начнется период подготовки войны. Его цель – создание политических, международно-правовых, морально-психологических и военно-стратегических условий, обеспечивающих возможность и успех кампании. Развернется масштабная информационная операция по дискредитации руководства КНДР на международной арене, в государствах-союзниках и среди населения самой Северной Кореи. Особое внимание будет уделено поиску лиц из числа военных и партийных руководителей КНДР разных уровней, готовых к измене ради гарантий безопасности и денежного вознаграждения.
Конфликты  18.04.2017
На фоне хронических информационных войн в последние дни в Сирии резко обострилась ситуация и на фронтах реальной войны. «Умеренная оппозиция» даже выпустила пресс-релиз об уничтожении двух военнослужащих РФ, но подтверждений этому пока нет. Со своей стороны радикальные исламисты сделали ставку на части, одно название которых вселяет в сирийских солдат мистический ужас.
Конфликты  18.04.2017
На сайте издания «Немецкая волна» опубликовано интервью с директором Института Восточной Азии при Венском университете Рюдигером Франком, в котором тот прогнозирует развитие кризисной ситуации вокруг Северной Кореи. Австрийский эксперт считает, что «нанесение первого удара Северной Кореей крайне маловероятно: «Это означало бы самоубийство, независимо от контекста».