07.07.2015, 08:28
Иран может стать важным союзником США
Иран может стать важным союзником СШАМеждународная военная политика
Снятие санкций со страны-изгоя переформатирует Ближний Восток и весь мир.

Высокопоставленный иранский дипломат рассказал журналистам о том, что достигнута договорённость «о параллельном процессе снятия санкций и ответных шагов Тегерана в его ядерной программе».

Как сообщают РИА Новости, шесть стран-посредников (Россия, США, Китай, Франция, Великобритания и Германия) и Иран согласовали концепцию. По словам иранского источника, «остались только детали».

Учитывая как резво с подачи США двигался переговорный процесс в последнее время, можно предположить, что уже 7 июля принципиальное решение о снятии санкций с Ирана будет принято. Это может кардинально изменить политический расклад не только на Ближнем Востоке, но и во всём мире.

Правда, на этом фоне диссонансом прозвучало воскресное заявление госсекретаря США Джона Керри. Он предупредил, что переговоры могут пойти по двум путям, завершившись как успехом, так и провалом. «Мы никогда не были так близко (к заключению соглашения)», — рассказал глава американской дипломатии в кратком обращении к прессе. Однако, по словам Керри, ситуация может резко измениться. «Сейчас эти переговоры могут пойти по двум направлениям. Если сложные решения будут приняты, то мы можем достичь соглашения на этой неделе. Но если они не будут сделаны, мы его не достигнем», — подчеркнул госсекретарь. Он предупредил, что США не будут бороться за сделку любой ценой, несмотря на то, что Барак Обама поставил достижение соглашение с Ираном своей основной внешнеполитической задачей.

Так что же стоит за туманными предупреждениями Керри, и каких последствий стоит ждать от возможного соглашения ведущих мировых стран с Ираном?

— На мой взгляд, болезненная реакция американской стороны вызвана не столько протокольными вопросами, возникающими в ходе переговоров, сколько общей стратегической позицией Ирана, — говорит декан факультета «Социология и политология» Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов. — США планировали использовать эту страну в своих целях. Американцы готовы пойти на большие уступки по Иранской ядерной программе именно потому, что рассчитывают окончательно дестабилизировать мировой рынок энергоресурсов. Иран, избавившись от санкций, по их мнению, должен начать в больших масштабах экспортировать нефть и газ по низким ценам. Кроме того, в Соединённых Штатах рассчитывали, что уже после намёка о снятии санкций Иран откажется участвовать в политической игре на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии и Йемене. Но этого не происходит. Иран активно согласовывает свою позицию с Россией. Более того, предпринимает меры по поддержанию режима Башара Асада. Не говоря о поддержке шиитов в Йемене и других районах Ближнего Востока.

Всё это раздражает американцев, которые уже сейчас жалеют, что втянулись в эту игру по снятию санкций с Ирана. Возможности обратного хода в этом вопросе у США сейчас очень ограничены. Поэтому американская сторона «компенсирует» свои проколы во внешней политике политической истерией, которую снова пытается создать вокруг Ирана. Но пока это не даёт результатов.

В итоге, США придётся пойти на соглашение с Ираном, в результате которого он избавится от западной изоляции?

— Какое-то тактическое соглашение возможно. Но тут много зависит от позиции США. По большому счёту, серьёзных вопросов к Ирану у международного сообщества сейчас нет. Но американцы, как показывает практика, в последние годы мало руководствуются юридическими принципами, а тем более морально-нравственными соображениями. Они проводят свою линию, руководствуясь, главным образом, своими интересами. Поэтому США могут заблокировать соглашение по своим соображениям.

С другой стороны, Иран, демонстрируя готовность идти на тактические уступки по своей ядерной программе, стратегически всё равно будет стремиться к созданию ядерного оружия. И такое его стремление в современном мире вполне объяснимо. Потому что в условиях нарастающей политической турбулентности только ядерное оружие гарантирует относительный суверенитет.

Кроме того, Иран понимает, что если он всецело пойдёт на поводу у США, то останется без поддержки России и Китая. А Штаты ни на минуту не задумаются, если им понадобится нанести удар по своему временному «союзнику».

— Иран в любом случае будет пытаться снова встроиться в мировой рынок энергоресурсов после окончательного снятия санкций, — считает ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков. — Для этого он просто вынужден будет предлагать свои энергоресурсы по сниженным ценам. Иран не будет себя ограничивать в росте добычи, и будет продавать нефть по низким ценам.

Другой вопрос, что когда Иран сможет серьёзно нарастить объёмы продаж нефти и газа (а произойдёт это, примерно через полгода после отмены санкций), это сильно не понравится политическим и религиозным его противникам на Ближнем Востоке. Прежде всего, Саудовской Аравии. Последняя уже обеспокоена идущими переговорами. Поэтому наследный принц Саудовской Аравии и приезжал в Санкт-Петербург на Международный экономический форум, где договаривался о строительстве атомной станции в королевстве. Таким образом, саудиты хотят продемонстрировать, что у них тоже есть ядерные амбиции. И если Ирану позволено торговать нефтью и продолжать заниматься своей ядерной программой (а все на самом деле понимают, что Иран полностью от неё не откажется), то и Саудовская Аравия хочет пойти точно по такому же пути. А это значит, что отношения с США у неё будут портиться. Как, кстати, и у США с Израилем. Мы видим, что в случае заключения договора с Ираном, расклад сил на Ближнем Востоке может кардинально измениться.

В свою очередь, благодаря собственной добыче сланцевой нефти Соединённые Штаты гораздо меньше зависят от Саудовской Аравии. И при желании американцы вполне могут «простимулировать» восстания в тех районах Саудовской Аравии, где проживают шииты. А это как раз основные районы нефтедобычи.

Поэтому соглашение с Ираном может повлиять не только на Ближний Восток, но и на весь мир. Поскольку главный союзником США в регионе может стать как раз Иран.

— Как в данной ситуации лучше себя вести России? Может быть, нам стоит заключить с Ираном негласные договорённости о разграничении сфер влияния на нефтегазовом рынке?

— России ничего не остаётся, как последовательно поддерживать снятие санкций с Ирана. Мы выступали за это много лет, и теперь менять позицию было бы неразумно.

При этом надо понимать, что мы получаем нового конкурента на мировом рынке энергоносителей. В первую очередь, на нас может сказаться газовый экспорт Ирана в Европу. Правда, тут иранцев ждёт множество трудностей. Трубопровод придётся тянуть через всю страну, с юга на север. А потом ещё — по нестабильным территориям по соседству с ИГИЛом. Скорей всего, Иран сначала увеличит поставки газа в Пакистан, куда трубопровод уже построен. Хотя в отдалённой перспективе иранский газ может прийти и в Европу. Пока же нам надо демонстрировать своё благожелательное отношение и к Ирану, и к Саудовской Аравии. А уж как там повернётся, сейчас трудно сказать. Не исключено, что эти страны начнут воевать друг с другом, что приведёт к разрушению значительной части нефтегазовых месторождений.

Что касается каких-то негласных договорённостей Росси с Ираном, то я в это слабо верю. Ирану, который поддерживает Сирию и Ирак в борьбе и ИГИЛ, сейчас нужны большие деньги, и он вряд ли захочет ограничивать себя в объёмах добычи углеводородов.

— То есть России не стоит ждать благодарности за то, что мы поддерживали Иран много лет?

— В нефтегазовой сфере — нет. Здесь во всём мире конкуренция настолько сильна, что очень трудно что-либо координировать. Разве что возможны некоторые политические реверансы. Например, Иран уже заявил, что если его газ когда-нибудь и пойдёт в Европу, то он пойдёт через Турцию и вольётся в «Турецкий поток». Это был такой намёк европейцам, что этому российскому проекту мешать не стоит.

— Если санкции против Ирана отменят, Запад сможет их быстро ввести обратно?

— Теоретически — да. Запад как раз считает принципиальным пункт соглашения, по которому санкции могут вернуться, как только станет ясно, что Иран не отказался от своей ядерной программы. Однако всё говорит о том, что США сейчас готовы закрывать глаза на эту проблему. Слишком рьяно они взяли за переговоры с Ираном, притом, что до этого много лет не было даже речи об отмене санкций и улучшении отношений. А тут буквально за месяц США и Иран практически обо всём договорились. Осталось решить один вопрос — сначала закрывается ядерная программа, а потом снимаются санкции, или наоборот. В такой ситуации возвращать санкции сразу после подписания договора с Ираном США не станут.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».