11.04.2016, 10:12
Индийский "Истребитель врагов"
Индийский "Истребитель врагов"Международная военная политика
Не так давно военно-политическое руководство (ВПР) Республики Индия объявило о том, что «состояния полной боевой готовности» достигла первая атомная подводная лодка (АПЛ), вооруженная баллистическими ракетами с подводным стартом. Пока это, конечно, ракеты с дальностью полета всего лишь 750 км, но индийские специалисты и военные уже работают над интеграцией на борт подводной лодки нового для национальных военно-морских сил (ВМС) класса и боевых ракет с дальностью полета несколько тысяч километров. А это – заявка на вхождение в элитарный клуб государств, располагающих морской компонентой стратегических ядерных сил.


Всесокрушающая триада

Индийские военно-морские эксперты и представители командования национальных военно-морских сил неоднократно подчеркивали – атомные подводные лодки имеют столь огромный боевой потенциал и позволяют решать настолько широкий круг задач, что могут оказать поистине стратегическое влияние.

Причем, по их мнению, для ВМС Индии, одной из важнейших задач которых определено нанесение ударов по сухопутной территории потенциального противника (в первую очередь это, конечно, могут быть Пакистан и Китай), наличие АПЛ, вооруженных баллистическими и крылатыми ракетами, предназначенными для нанесения высокоточных ударов с большой дальности, является «обязательным, жизненно необходимым требованием».

Впервые, «мазком», возможность ввода в боевой состав индийского флота АПЛ, вооруженных крылатыми и/или баллистическими ракетами, имеющими возможность снаряжения ядерными БЧ, была упомянута индийской стороной в 1999 году – в документе, озаглавленном «Ядерная триада» и считающемся несекретной частью «предварительной» ядерной доктрины Индии.

Обладателем ядерного оружия Дели, напомним, стал после проведения 18 мая 1974 года на специальном армейском полигоне Похран, штат Раджастан, подземного испытания ядерного устройства мощностью около 8 кт, получившего кодовое наименование «Улыбающийся Будда» или «Похран I».

В указанном документе особо подчеркивалось: морские носители ядерного оружия менее уязвимы для средств обнаружения и поражения противника, чем авиационные или наземные, при поражении которых еще и могут возникнуть значительные жертвы среди мирного населения.

Но самым важным шагом, пожалуй, стало принятие Дели амбициозной морской доктрины, явно продемонстрировавшей его твердое намерение создать морскую компоненту ядерных сил. Несекретная часть документа объемом 184 страницы была обнародована в июне 2004 года под названием «Морская доктрина Индии». В ней четко указывается: военно-морские силы являются наиболее подходящим видом национальных ВС с точки зрения «эффективности и возможностей» обладания ядерным оружием и его боевого применения, а предпочтительным носителем ракет с ядерными БЧ являются АПЛ. «В целях решения задач стратегического сдерживания для государства является чрезвычайно важным получить в свое распоряжение атомные подводные лодки, способные нести ракеты с ядерными боевыми частями», – указывалось в документе.


«Третья рука»

Все эти действия вполне укладываются в политику «ограниченного ядерного сдерживания», реализуемую ВПР Индии и предусматривающую создание компактных стратегических ядерных сил наземного, воздушного и морского базирования, то есть классической ядерной триады. Причем индийские военные эксперты твердо уверены: только ядерная триада, обладающая универсальностью и многовариантностью применения ядерного оружия, позволит обеспечить полноценное ядерное сдерживание и при необходимости наиболее эффективное применение ядерного оружия.

В частности, коммодор в отставке Анил Джай Сингх, длительное время прослуживший в подводных силах ВМС Индии и занимавший должность военно-морского атташе в индийском посольстве в Лондоне, в статье «Стратегическое влияние атомных подводных лодок», опубликованной в начале 2012 года в издании SP’s Naval Forces, указывал: «Одним из важнейших игроков на полях холодной войны были атомные подводные лодки с баллистическими ракетами. Постоянное наличие угрозы получить ядерный удар со стороны невидимого носителя и неспособность эффективно нейтрализовать позволили противникам остаться «холодными»… В наши дни Индийский океан становится ареной нового противостояния. Причем из десятка стран, открыто заявивших о наличии у них ядерного оружия, и стран, которые не признают его наличие, но фактически располагают им или же почти овладели им, шесть расположены в Азии. Китай находится на периферии региона Индийского океана, но имеет серьезные интересы в регионе, а такие страны, как Пакистан, Северная Корея, Израиль и Иран, рассматривают ядерные вооружения как жизненно важную необходимость… Индия же является самой крупной и мощной страной в регионе Индийского океана и потому должна играть здесь важнейшую роль».

В новой редакции Морской доктрины Индии, несекретная 200-страничная часть которой была опубликована 28 августа 2009 года за подписью командующего ВМС адмирала Суриша Мехты, важность наличия в национальных ВМС носителей ядерного оружия, особенно – подводных лодок, вновь подтверждена. И в том же году, 26 июля, на воду был спущен первый подводный атомоход индийской разработки и постройки – головная субмарина в серии, постройка которой ведется на верфи Центра судостроения в Вишакхапатнаме. «Сегодня мы вошли в число пяти избранных государств, способных строить атомные подводные лодки», – подчеркнул на торжественной церемонии по случаю спуска на воду «Ариханта» премьер-министр Индии Манмохан Сингх.


Имя мое «Арихант»

«Арихант» (INS Arihant; S-73) классифицируется как атомная подводная лодка с баллистическими ракетами (ПЛАРБ). В переводе с санскрита ее имя означает «Истребитель врагов». Субмарина – головной корабль серии атомоходов, проектирование и постройка которых осуществляются в рамках программы ATV (Advanced Technology Vessel, можно перевести как «Корабль с применением передовых технологий»).

Традиционный у индийских моряков кокосовый орех – вместо бутылки с шампанским – о борт субмарины «разбила» супруга индийского премьер-министра Гуршаран Каур. «Я нарекаю тебя именем «Арихант», именем «Истребитель врагов», и желаю всего лучшего этой подводной лодке», – заявила супруга премьера, открыв табличку, прикрепленную к рубке атомохода. Сам же Манмохан Сингх открыл торжественную церемонию и произнес главную речь, особо отметив огромную работу, проделанную директором программы ATV вице-адмиралом в отставке Д.С.П. Вермой и его командой. Особые слова благодарности премьер выразил российским специалистам, оказавшим неоценимую помощь в создании индийской ПЛАРБ. «Я благодарю наших российских друзей за их последовательное и неоценимое сотрудничество, символизирующее близкое стратегическое партнерство, которое мы поддерживаем с Россией», – подчеркнул глава индийского кабинета. 


На церемонии также присутствовали министр обороны Араккапарамбил Куриан Энтони, государственный министр Индии по вопросам военно-промышленного комплекса Паллам Раджу, командующий ВМС Индии адмирал Суриш Мехта, а также представители правительства Индии и штата Андра-Прадеш, руководители различных организаций, принимавших непосредственное участие в данной программе.

Интересно, что программа проектирования и постройки атомоходов типа «Арихант» оказалась настолько секретной (что необычно для Индии само по себе), а меры безопасности – столь серьезны, что официально о закладке головного ракетоносца не было объявлено. В итоге дата закладки ПЛАРБ «Арихант» на сегодня точно так и не известна, считается, что это произошло в 1998 году в присутствии доктора Абдула Калама – главы DRDO и затем президента Индии. Спуск «Ариханта» на воду проходил в закрытом от посторонних глаз месте, а присутствующим было запрещено вести фото- и киносъемку – разрешение на нее получила лишь пара «правительственных фотографов». Примечательно, что дату спуска на воду «Истребителя врагов» выбрали не случайно – приурочили ее к 10-й годовщине победы индийской армии в Каргильской войне.


От «Клаба» ДО «Сагарики»

ПЛАРБ «Арихант» имеет полное надводное водоизмещение около 6000 т, наибольшие длину 110–111 м, ширину 15 м и осадку 11 м, заявленная рабочая глубина погружения – 300 м, экипаж – 95–100 человек.

В носовой части ПЛ размещены ГАС, шесть 533-мм торпедных аппаратов – пусковых установок ракетного комплекса «Клаб-С», стеллажи с боезапасом (торпеды и ракеты РК «Клаб-С» – противокорабельные, противолодочные и крылатые для атаки наземных целей), центральный пост, прочная рубка и соответственно выдвижные устройства, а снаружи – горизонтальные рули.

В средней части корпуса расположены боевые посты с различной аппаратурой и корабельным оборудованием, четыре пусковые установки баллистических ракет и пр.

Наконец, в кормовой части корпуса подлодки находятся оборудование и аппаратура атомной энергоустановки с водо-водяным ядерным реактором тепловой мощностью 80–85 МВт и паротурбинной установкой мощностью около 47 тыс. л.с., гребной валопровод и т.п., а снаружи – рули и семилопастный гребной винт.

Главное оружие «Истребителя врагов» – ракетный комплекс с баллистическими ракетами К-15 «Сагарика», разработанный специалистами Организации по оборонным исследованиям и разработкам Индии (DRDO). На субмарине размещается 12 таких ракет (по три БР в каждой из ПУ), которые, по данным индийских источников, могут оснащаться ядерными (17–150 кт) или обычными БЧ.

БР морского базирования «Сагарика» («Океанская») создавалась с широким использованием наработок, полученных индийскими специалистами в ходе программ БР «Притви» и КР «БраМос». Работы над ней ведутся с 1991 года, ракета – двухступенчатая, твердотопливная. Первый пуск с наземного стенда – 23 января 2004 года, первый пуск с подводного стенда – 26 февраля 2008 года, стрельба на полную дальность – 11 марта 2012 года, а после пуска с подводного стенда 23 января 2013 года БР «Сагарика» была объявлена «готовой к интеграции на носитель».

Длина ракеты – около 10 м, диаметр корпуса – 0,74 м, стартовая масса – около 6–7 т, КВО – около 25 м, дальность стрельбы – до 750 км, масса полезной нагрузки – до 1000 кг. В ряде индийских источников указывается, что разработчик осуществляет мероприятия по увеличению дальности стрельбы до 1300–2500 км за счет уменьшения массы БЧ. Соответствующая техническая помощь, сообщается, запрошена у Израиля и России. Ракета хранится в композитном транспортно-пусковом контейнере диаметром 2,4 м, пуск – из подводного положения.

Интересно, что в статье Сандипа Аннитана «Секретное подводное оружие», опубликованной в январе 2008 года в «Индия сегодня», приводились слова контр-адмирала в отставке Раджи Менона о том, что «подводная лодка несет не менее 12 ракет, каждая с РГЧ ИН, что в совокупности дает 96 боеголовок». Это весьма знаковое заявление. Ни до, ни после индийские источники о РГЧ ИН для ракет К-15 не упоминали. Впрочем, ряд экспертов скептически восприняли слова отставного адмирала.

В перспективе на ПЛАРБ намечается размещать четыре БР К-4 с дальностью стрельбы не менее 3500 км, работы над которой ведет DRDO. В индийских источниках указывается, что БР К-4, которая, как и БР К-15, разрабатывается в рамках «черной программы» под названием «Программа создания ракет семейства «К», имеет стартовую массу 17–20 т, длину 12 м и БЧ массой 1–2,5 т. Первый пуск ракеты с подводного стенда был выполнен 24 марта 2014 года.

В рамках указанной «черной программы» ведутся и работы по лодочной БР типа К-5 с дальностью стрельбы 5000 км.


К бою и походу готова

10 августа 2013 года индийские специалисты выполнили физический пуск реактора «Ариханта», а 13 декабря 2014 года субмарина была замечена выходящей в море на испытания, в ходе которых выполнялись стрельбы БР и КР, а также глубоководные испытания. Обеспечением последних занимался экипаж российского спасательного судна «Эпрон» из состава Черноморского флота, прибывшего в район Вишакхапатнама 1 октября 2015 года. Привлечь «Эпрон» пришлось ввиду отсутствия у Индии судов такого класса.

25 ноября 2015 года с борта «Ариханта» был осуществлен первый пуск БР «Сагарика», а к началу февраля 2016 года программа испытаний была завершена. 23 февраля индийская ПЛАРБ была объявлена «готовой к операциям». Ожидалось, что атомоход примет участие в Международном военно-морском параде, но затем «по соображениям безопасности и секретности» от этого шага отказались.

Следующим этапом в жизни «Истребителя врагов» должен стать официальный его ввод в боевой состав ВМС Индии, а затем – выход на первую боевую службу. Ожидается, что произойдет это в текущем году. Пока же индийские источники сообщили о вводе в строй центра связи с находящимися на боевой службе ПЛАРБ. В ближайшее время в строй должна быть введена и строящаяся на восточном побережье страны, около порта Какинада, новая военно-морская база «Варша», где в специальных укрытиях планируется размещать «Арихант» и две серийные ПЛАРБ, которые будут отличаться от головной большими размерениями и модернизированными бортовыми системами. В перспективе планируется довести численность ПЛАРБ до пяти, а также создать новую многоцелевую АПЛ – на разработку и постройку шести таких субмарин в 2015 году было решено выделить 900 млрд рупий, что по текущему курсу составляет 13,58 млрд долл.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).