24.10.2014, 17:48
Игра с ОПЕК против Запада
Игра с ОПЕК против ЗападаМеждународная военная политика
Россия пытается спасти госбюджет, договорившись с картелем о снижении объемов добычи нефти?

В четверг, 23 октября, президент России Владимир Путин встретился в Ново-Огарево с наследным принцем эмирата Абу-Даби, генерал-полковником Мухаммедом аль-Нахайяном.

Главной темой на переговорах, по данным «Коммерсанта», стал разговор о ценах на нефть и проблеме давления США на членов ОПЕК. Напомним: Штаты сейчас добиваются, чтобы ОПЕК повышал добычу нефти для снижения цен на «черное золото» на мировом рынке. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) – член ОПЕК со своей квотой, и одна из немногих стран, которые сопротивляются давлению Вашингтона.

Необходимо отметить, что генерал-полковник Мухаммед бен Зайд аль-Нахайян – более чем влиятельный человек в ОАЭ. Он сын основателя и первого президента ОАЭ, правителя эмирата Абу-Даби шейха Зайда бен Султана аль-Нахайяна и брат нынешнего президента ОАЭ, шейха Халифы бен Зайда аль-Нахайяна. Причем именно он, наследный принц Абу-Даби, курирует вопросы ВПК, да и большинство других вопросов, требующих высших решений.

Кроме вопросов, связанных с нефтью, Владимир Путин обсудил с генерал-полковником поставки вооружений в ОАЭ, а также инвестиции в строительство российской Центральной кольцевой автодороги, которые оцениваются в несколько миллиардов долларов.

Беседа в переговорной комнате была недлинной, но затем переговоры возобновились за весьма продолжительным обедом.

Удастся ли России, заручившись поддержкой ОАЭ, договориться с ОПЕК о снижении добычи нефти, и что мы можем предложить взамен за такую услугу?

– В вопросе цен на нефть позиции России и ОАЭ совпадают – обе страны заинтересованы, чтобы цены держались на высоком уровне, – отмечает директор Института национальной энергетики Сергей Правосудов. – Запасов нефти у Эмиратов осталось немного, и сейчас они пытаются сделать ставку на туризм и активно инвестируют в этот сектор экономики. ОАЭ нужны деньги, чтобы развивать и достраивать огромные туристические проекты. Средства на это можно получить только от продажи нефти. Чем дороже «черное золото» - тем лучше для ОАЭ. Можно сказать, сейчас мы с Эмиратами играем в одной команде.

Вместе с тем, необходимое условие для развития туризма – безопасность и стабильность в регионе. Эмираты видят, что сейчас происходит в соседних странах – Сирии и Ираке, – и это не может их не беспокоить. Между тем, у Москвы есть определенные рычаги влияния на ближневосточную ситуацию. Я не исключаю, что на встрече в Ново-Огарево речь шла о возможности задействовать эти рычаги.

— Что конкретно мы можем сделать, чтобы сыграть на руку ОАЭ?

– США сейчас поддерживают на Ближнем Востоке силы, которые в Сирии выступают против действующих властей. За этой поддержкой, кроме того, стоят Катар и Саудовская Аравия. Однако такая политика приводит к огромному числу беженцев, которые мигрируют в соседние страны. И чем богаче страна, тем больше беженцев в нее устремляется.

Эмиратам эта ситуация очень не нравится. Та же Саудовская Аравия на туризм не завязана, и от беженцев, по большому счету, особенно не страдает. Эмираты – другое дело: руководство страны категорически не устраивают толпы нищих на улицах, которые отпугивают туристов.

Эмиратам нужно каким-то образом работать с властями Сирии, чтобы минимизировать этот поток. Россия в этой ситуации может быть посредником в таких переговорах.

— Эмираты сейчас сопротивляются давлению США. Насколько позиция ОАЭ влияет на остальных членов ОПЕК?

– Сложно сказать, сейчас много спекуляций на эту тему. Вначале прошла информация, что Саудовская Аравия, под давлением США, начала играть на понижение, выбрасывая на рынок нефть по бросовым ценам. Потом стали говорить, что саудиты сокращают добычу, чтобы остановить обвал цен на нефтяном рынке.

Надо сказать, интересы стран-членов ОПЕК никогда не были однонаправленными. С одной стороны, каждая нефтедобывающая страна заинтересована в высоких ценах на нефть. А с другой – каждая заинтересована продать как можно больше «черного золота». Чтобы устранить это принципиальное противоречие, в ОПЕК существуют квоты для стран-участников. Но при этом кто-то соблюдает квоты, а кто-то старается их обойти, у кого-то себестоимость добычи нефти выше, у кого-то ниже. Каждая страна-член ОПЕК старается на всем этом играть, и всегда конфликтует с партнерами.

— Получается, сейчас, ведя переговоры с ОАЭ, мы тоже пытаемся сыграть на этих противоречиях?

– Да. Каждая нефтедобывающая страна пытается самостоятельно отстаивать свои интересы, в том числе, на международной арене. Например, Венесуэла начинает дружить с Китаем и Россией, Саудовская Аравия укрепляет отношения с США. Мы сейчас, похоже, пытается выстроить коалицию с Эмиратами, и для этого, мне кажется, есть определенные шансы.

– Действительно, Россия крайне заинтересована, чтобы основные поставщики «черного золота» не понижали цен не нефть, – считает директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии, полковник в отставке Семён Багдасаров. – Таким поставщиком, наряду с Саудовской Аравией, Кувейтом и Ираном, являются и Объединенные Арабские Эмираты.

Надо понимать: нынешнее падение нефтяных цен – очень опасный момент для российской экономики. Кувейт, например, уже заявил о возможном их снижении до 74 долларов за баррель. Для нас, если честно, это может обернуться катастрофой.

— В чем причины такого падения?

– Падение нефтяных цен совпало с началом операции США и их союзников против террористической группировки «Исламское государство». Ранее американцы давили на Саудовскую Аравию и другие нефтедобывающие страны Персидского залива, требуя повысить объемы добычи, но встречали ощутимое сопротивление. Сейчас расклад изменился. Саудовская Аравия – доминирующее государство Персидского залива – понимает, что в случае дальнейшего обострения ситуации в регионе армия саудовцев, возможно, не выдержит натиска «Исламского государства».

Сегодня вооруженные формирования «Исламского государства» находятся, по сути, на границе Саудовской Аравии с Ираком. Да, у саудовцев довольно большая армия, и она неплохо вооружена. Однако ее боеспособность низка – это неоднократно доказали боевые столкновения саудовцев с шиитами из ИГ на границе с Йеменом.

Это обстоятельство и заставляет саудовцев действовать под диктовку Вашингтона в вопросе нефтедобычи, и играть на снижение нефтяных цен.

— Что мы можем сделать, чтобы повлиять на позицию ОПЕК?

– В первую очередь – проводить активную политику на Ближнем Востоке, в том числе, по борьбе с «Исламским государством». Я неоднократно говорил, что РФ может самостоятельно продвигаться сразу в нескольких направлениях, чтобы решить и вопросы национальной безопасности, и повысить авторитет на Ближнем Востоке.

Сейчас главная сила, которая действует против ИГ – это курды. На мой взгляд, Россия должна оказать военно-техническую помощь Иракскому Курдистану – поставить значительное количество противотанковых управляемых ракет (ПТУРов) и противотанковых управляемых реактивных снарядов (ПТУРСов), а также минометов крупных калибров. Тем более, курды привыкли к советскому оружию и хорошо умеют с ним обращаться. Это была бы своевременная помощь. Аналогичные средства можно поставить и Сирийскому Курдистану, благо на его территории имеется хороший аэропорт, где без проблем могут садиться наши транспортные Ил-76.

Помимо оружия, на Ближний Восток можно направить наших военных советников, в том числе, специалистов по борьбе с терроризмом.

Если бы мы пошли на такие шаги, отношение к России на Ближнем Востоке резко бы изменилось. Мы бы обозначили свою роль в борьбе с «Исламским государством», и потеснили бы в этой сфере США, которые на сегодня занимают в ней положение монополиста. Активная позиция России, уверен, заставила бы пойти нам навстречу и страны-члены ОПЕК в вопросе удержания цен на нефть.

– На нефтяные цены повлиять не так просто, – отмечает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности, политолог Константин Симонов. – Они зависят, скорее, не от объема нефтедобычи, а от объема долларов, которые крутятся на рынке нефтяных фьючерсов. А на этот объем нефтедобывающие страны влияют минимально. Поэтому наставать на том, чтобы Эмираты снизили объемы добычи, для России большого смысла не имеет. Для нас отношения с ОАЭ важны, в первую очередь, с точки зрения поставок оружия.

На мой взгляд, сегодня времена былого могущества ОПЕК прошли. Цена на нефть падает вовсе не потому, что растет добыча – рыночные факторы, влияющие на процесс, не стоит переоценивать. За падением цен стоят, прежде всего, финансовые манипуляции Вашингтона. Поэтому и на какие-то существенные уступки ОАЭ ради повышения цен на нефть мы, скорее всего, не пойдем…

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Мировой ВПК  20.03.2017
На ремонт авианесущего крейсера предполагается истратить не менее 65 млрд рублей. Но правоохранительные органы могут способствовать уменьшению этой суммы. Ремонт авианосца «Адмирал Кузнецов» может быть отложен до следующего года, сообщило агентство «Интерфакс» со ссылкой на информированный источник в Москве. «Пока решения о сроках ремонта нет. Есть вероятность, что он начнется в 2018 году», - сообщает издание.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.
Конфликты  16.03.2017
30 сентября 2015 г. Россия начала воздушную операцию в Сирии – первую широкомасштабную военную кампанию за пределами границ бывшего СССР со времен войны в Афганистане. 26 августа 2015 г. между Россией и Сирией было заключено Соглашение о размещении на территории Сирийской Арабской Республики (САР) на безвозмездной основе и на бессрочный период авиационной группы Вооруженных Сил Российской Федерации.