21.11.2015, 15:52
ИГИЛ ждет «Буря в пустыне»
ИГИЛ ждет «Буря в пустыне»Международная военная политика
В пятницу, 20 ноября, Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию по борьбе с терроризмом, предложенную Францией. В резолюции, получившей номер 2249, Совбез призвал государства «принять все необходимые меры… для предупреждения и пресечения террористических актов», совершаемых «Исламским государством», «Джебхат ан-Нусрой» и другими группами, связанными с «Аль-Каидой».

В резолюции отмечается, что в ближайшее время может быть утвержден дополнительный список запрещенных группировок. Кроме того, в документе «безоговорочно осуждаются» теракты в Анкаре, Бейруте, Париже и уничтожение российского авиалайнера над Синайским полуостровом, а также выражаются соболезнования семьям сотен погибших в результате этих атак.

Следует особо отметить два момента. Несмотря на призыв «уничтожить убежища» ИГИЛ и группировки «Джебхат ан-Нусра» на территории Сирии и Ирака, в резолюции нет ссылки на Седьмую статью Устава ООН, которая позволяет прибегнуть к военной силе для выполнения решения Совбеза ООН. Это означает, что резолюция не является законным основанием для проведения военных операций.

Второй момент — Совбез поставил на голосование французский проект резолюции, а не российский, хотя РФ выдвинула свой проект первой. Это было сделано после того, как Россия не стала настаивать на включении в проект положения о необходимости координации проведения антитеррористических акций с правительствами Сирии и Ирака.

Тем не менее, резолюция 2249, судя по реакции, стала катализатором сплочения Запада в борьбе против радикальных исламистов.

Премьер Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что ее единогласное принятие говорит о том, что мир объединился против терроризма, и заверил, что будет добиваться от парламента согласия на участие Британии в военной операции против ИГИЛ.

В Германии представители парламентского большинства — члены партий Христианско-демократический союз Германии (ХДС) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) — высказываются за вступление ФРГ в борьбу с «Исламским государством». «Германия должна быть готова начать военные действия против ИГИЛ. Где и как — зависит от сотрудничества с нашими партнерами», — заявил Der Spiegel представитель СДПГ Томас Хитчлер.

А официальный представитель госдепартамента Джон Кирби заявил, что США готовы обсуждать с Россией ее роль в коалиции. Но, как и прежде, выдвинул неприемлемое для Кремля условие — Москва должна прекратить поддерживать президента Башара Асада. «Каждый член коалиции должен иметь единые позиции по отношению к ИГИЛ. Если мы говорим о России, то мы не видим, что ее действия соответствуют целям коалиции», — заявил Кирби.

По сути, на наших глазах разворачивается процесс переформатирования мировой политики. Инициатором выступил президент Франции Франсуа Олланд, который предложил создать единую коалицию для борьбы с ИГИЛ, и заявил о решимости обсудить это с лидерами США и России. Идея Олланда во многом перекликается с предложением президента Владимира Путина о формировании единого фронта против ИГИЛ. Однако тот факт, что Совбез ООН принял именно французский вариант резолюции, еще раз доказывает: кризис в отношениях между Россией и Западом, несмотря на общего врага, не стало менее глубоким.

Что стоит за принятием резолюции, как она повлияет на ход войны на Ближнем Востоке?

— Резолюция 2249, с одной стороны, выгодна России, поскольку осуждает ИГИЛ, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Это позволяет Москве заявить, что Россия действует в Сирии не только по приглашению правительства Башара Асада, но в русле решения Совбеза ООН. Есть еще важный момент. Несмотря на отсутствие ссылки на Седьмую статью Устава ООН, резолюция, как следует из контекста, считает правильным применение силы в борьбе против террористов.

Правда, нет ясности относительно позиции СБ ООН в отношении поддержки терроризма извне. В документе нигде прямо не сказано, что такая поддержка запрещена. Если бы этот пункт был включен в текст резолюции, любые контакты государств с террористическими группировками могли расцениваться, как нарушение решения Совета Безопасности.

Но этого пункта нет. Стало быть, Турция, Саудовская Аравия и Катар, которые поддерживают радикальных исламистов на Ближнем Востоке, могут и дальше спокойно это делать.

Но главное — резолюция 2249 никак не поддерживает и не легитимирует действующее сирийское правительство. Это значит, она фактически развязывает руки странам Запада, чтобы действовать в Сирии по своему усмотрению.

В чем здесь опасность?

— Это создает предпосылки для серьезного конфликта на сирийской территории. Теперь получается, самолеты ВВС западной коалиции смогут спокойно летать над зоной, которую контролируют сирийские правительственные войска. И Россия ничего с этим поделать не сможет.

Де-факто, тот факт, что Совбез ООН не легитимирует Асада, автоматически снижает наши возможности в Сирии. Не думаю, что дело дойдет до нанесения ударов по позициям сирийских правительственных войск. Но ввод западных войск в районы Сирии, которые войска Башара Асада не контролируют, резолюция не запрещает.

Если это так — если Запад теперь на законном основании может вводить в Сирию свои войска — это создает предпосылки для раздела Сирии.

Возможно, такой раздел является единственным вариантом решения сирийской проблемы в условиях, когда невозможно договориться между правительством Асада и сирийской оппозицией. Но вопрос в том, кто и какие районы Сирии будет контролировать. Пока такой договоренности между Россией и Западом нет, и это чревато определенными конфликтами в будущем.

— Великобритания и Германия могут направить свои войска в Сирию?

— Резолюция 2249 открывает для Кэмерона такую возможность. Надо понимать, что англичане, после вторжения в Ирак (точнее, после того, как обнаружилось, что в разгромленном Ираке нет оружия массового поражения) очень озабочены произвольными действиями своего правительства. Но в данной ситуации, благодаря резолюции, парламент Британии может одобрить отправку в Сирию британского воинского контингента.

Что касается Германии, Берлин всегда сторонился участия в подобных мероприятиях, но в Афганистане немецкий контингент все же присутствовал. Поэтому я бы не стал исключать, что ФРГ тоже примет участие в сирийской кампании.

Сейчас, повторюсь, открываются широкие возможности для привлечения к участию в международной коалиции во главе с США самых разных государств. Что, с одной стороны неплохо, особенно когда речь пойдет о проведении наземной операции.

— Вы считаете, дело идет к наземной операции, и раздел Сирии — ее следствие?

— Если будет наземная операция, раздел неизбежен. Мы же не можем допустить, чтобы американские войска зашли на территорию, контролируемую войсками Башара Асада?!

Да, наземная операция — очень вероятный сценарий. Победить ИГИЛ одними бомбежками едва ли возможно, а правительственные войска продвигаются вперед значительно медленнее, чем предполагалось. С другой стороны, и Запад не заинтересован в том, чтобы эти войска заняли всю Сирию.

Я не исключаю, что в итоге войска Запада будут введены в Сирию с иракской территории. Где произойдет новая «встреча на Эльбе» — пока неясно. Но нам, возможно, придется подстраховать правительство Асада. Иначе есть риск, что Запад, войдя в Сирию, дойдет до Дамаска — и никто его не остановит. Для такой подстраховки, возможно, нам придется все-таки перебросить в Сирию российские войска.

— Наши успехи в Сирии заставили западных партнеров принять французский вариант резолюции, — уверен заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков. — Наша самостоятельность Запад пугает. Поэтому даже перед лицом реальной угрозы Россия остается для США и их союзников партнером с ограниченной степенью совместных действий. Именно поэтому Запад категорически отказывается не только играть по российским правилам, но даже принимать в СБ ООН подготовленный Россией проект резолюции, даже если его содержание отвечает общим интересам.

Это наводит на грустные размышления, поскольку снова порождает вопросы: что такое ИГИЛ, кто его питает, в чем смысл игры США? Рискну допустить, что череда последних крупных терактов, которые всколыхнули мировой общественное мнение, в наименьшей степени были на руку «Исламскому государству». Больше эти теракты похожи на провокацию с целью втянуть в международную коалицию ключевые страны Запада, и заставить их играть по чужим — американским — правилам. И прежде всего — против интересов России.

Важно понимать, что резолюция 2249 носит общий характер. Это значит, что механизмы ее практической реализации будут приниматься отдельно, и сейчас идет борьба за содержание этих документов. Скорее всего, в них будет конкретно прописано, как применять в Сирии военную силу.

Думаю, в Сирии дело идет к масштабной операции по типу «Бури в пустыне» 1990−1991 годов. Вместе с тем, идет борьба, чтобы не допустить первенства России в ходе сирийской кампании. Запад сейчас старается инициативу перехватить, и резолюция Совбеза ООН ему в этом только помогает…

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.