21.11.2015, 15:52
ИГИЛ ждет «Буря в пустыне»
ИГИЛ ждет «Буря в пустыне»Международная военная политика
В пятницу, 20 ноября, Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию по борьбе с терроризмом, предложенную Францией. В резолюции, получившей номер 2249, Совбез призвал государства «принять все необходимые меры… для предупреждения и пресечения террористических актов», совершаемых «Исламским государством», «Джебхат ан-Нусрой» и другими группами, связанными с «Аль-Каидой».

В резолюции отмечается, что в ближайшее время может быть утвержден дополнительный список запрещенных группировок. Кроме того, в документе «безоговорочно осуждаются» теракты в Анкаре, Бейруте, Париже и уничтожение российского авиалайнера над Синайским полуостровом, а также выражаются соболезнования семьям сотен погибших в результате этих атак.

Следует особо отметить два момента. Несмотря на призыв «уничтожить убежища» ИГИЛ и группировки «Джебхат ан-Нусра» на территории Сирии и Ирака, в резолюции нет ссылки на Седьмую статью Устава ООН, которая позволяет прибегнуть к военной силе для выполнения решения Совбеза ООН. Это означает, что резолюция не является законным основанием для проведения военных операций.

Второй момент — Совбез поставил на голосование французский проект резолюции, а не российский, хотя РФ выдвинула свой проект первой. Это было сделано после того, как Россия не стала настаивать на включении в проект положения о необходимости координации проведения антитеррористических акций с правительствами Сирии и Ирака.

Тем не менее, резолюция 2249, судя по реакции, стала катализатором сплочения Запада в борьбе против радикальных исламистов.

Премьер Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что ее единогласное принятие говорит о том, что мир объединился против терроризма, и заверил, что будет добиваться от парламента согласия на участие Британии в военной операции против ИГИЛ.

В Германии представители парламентского большинства — члены партий Христианско-демократический союз Германии (ХДС) и Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) — высказываются за вступление ФРГ в борьбу с «Исламским государством». «Германия должна быть готова начать военные действия против ИГИЛ. Где и как — зависит от сотрудничества с нашими партнерами», — заявил Der Spiegel представитель СДПГ Томас Хитчлер.

А официальный представитель госдепартамента Джон Кирби заявил, что США готовы обсуждать с Россией ее роль в коалиции. Но, как и прежде, выдвинул неприемлемое для Кремля условие — Москва должна прекратить поддерживать президента Башара Асада. «Каждый член коалиции должен иметь единые позиции по отношению к ИГИЛ. Если мы говорим о России, то мы не видим, что ее действия соответствуют целям коалиции», — заявил Кирби.

По сути, на наших глазах разворачивается процесс переформатирования мировой политики. Инициатором выступил президент Франции Франсуа Олланд, который предложил создать единую коалицию для борьбы с ИГИЛ, и заявил о решимости обсудить это с лидерами США и России. Идея Олланда во многом перекликается с предложением президента Владимира Путина о формировании единого фронта против ИГИЛ. Однако тот факт, что Совбез ООН принял именно французский вариант резолюции, еще раз доказывает: кризис в отношениях между Россией и Западом, несмотря на общего врага, не стало менее глубоким.

Что стоит за принятием резолюции, как она повлияет на ход войны на Ближнем Востоке?

— Резолюция 2249, с одной стороны, выгодна России, поскольку осуждает ИГИЛ, — считает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Это позволяет Москве заявить, что Россия действует в Сирии не только по приглашению правительства Башара Асада, но в русле решения Совбеза ООН. Есть еще важный момент. Несмотря на отсутствие ссылки на Седьмую статью Устава ООН, резолюция, как следует из контекста, считает правильным применение силы в борьбе против террористов.

Правда, нет ясности относительно позиции СБ ООН в отношении поддержки терроризма извне. В документе нигде прямо не сказано, что такая поддержка запрещена. Если бы этот пункт был включен в текст резолюции, любые контакты государств с террористическими группировками могли расцениваться, как нарушение решения Совета Безопасности.

Но этого пункта нет. Стало быть, Турция, Саудовская Аравия и Катар, которые поддерживают радикальных исламистов на Ближнем Востоке, могут и дальше спокойно это делать.

Но главное — резолюция 2249 никак не поддерживает и не легитимирует действующее сирийское правительство. Это значит, она фактически развязывает руки странам Запада, чтобы действовать в Сирии по своему усмотрению.

В чем здесь опасность?

— Это создает предпосылки для серьезного конфликта на сирийской территории. Теперь получается, самолеты ВВС западной коалиции смогут спокойно летать над зоной, которую контролируют сирийские правительственные войска. И Россия ничего с этим поделать не сможет.

Де-факто, тот факт, что Совбез ООН не легитимирует Асада, автоматически снижает наши возможности в Сирии. Не думаю, что дело дойдет до нанесения ударов по позициям сирийских правительственных войск. Но ввод западных войск в районы Сирии, которые войска Башара Асада не контролируют, резолюция не запрещает.

Если это так — если Запад теперь на законном основании может вводить в Сирию свои войска — это создает предпосылки для раздела Сирии.

Возможно, такой раздел является единственным вариантом решения сирийской проблемы в условиях, когда невозможно договориться между правительством Асада и сирийской оппозицией. Но вопрос в том, кто и какие районы Сирии будет контролировать. Пока такой договоренности между Россией и Западом нет, и это чревато определенными конфликтами в будущем.

— Великобритания и Германия могут направить свои войска в Сирию?

— Резолюция 2249 открывает для Кэмерона такую возможность. Надо понимать, что англичане, после вторжения в Ирак (точнее, после того, как обнаружилось, что в разгромленном Ираке нет оружия массового поражения) очень озабочены произвольными действиями своего правительства. Но в данной ситуации, благодаря резолюции, парламент Британии может одобрить отправку в Сирию британского воинского контингента.

Что касается Германии, Берлин всегда сторонился участия в подобных мероприятиях, но в Афганистане немецкий контингент все же присутствовал. Поэтому я бы не стал исключать, что ФРГ тоже примет участие в сирийской кампании.

Сейчас, повторюсь, открываются широкие возможности для привлечения к участию в международной коалиции во главе с США самых разных государств. Что, с одной стороны неплохо, особенно когда речь пойдет о проведении наземной операции.

— Вы считаете, дело идет к наземной операции, и раздел Сирии — ее следствие?

— Если будет наземная операция, раздел неизбежен. Мы же не можем допустить, чтобы американские войска зашли на территорию, контролируемую войсками Башара Асада?!

Да, наземная операция — очень вероятный сценарий. Победить ИГИЛ одними бомбежками едва ли возможно, а правительственные войска продвигаются вперед значительно медленнее, чем предполагалось. С другой стороны, и Запад не заинтересован в том, чтобы эти войска заняли всю Сирию.

Я не исключаю, что в итоге войска Запада будут введены в Сирию с иракской территории. Где произойдет новая «встреча на Эльбе» — пока неясно. Но нам, возможно, придется подстраховать правительство Асада. Иначе есть риск, что Запад, войдя в Сирию, дойдет до Дамаска — и никто его не остановит. Для такой подстраховки, возможно, нам придется все-таки перебросить в Сирию российские войска.

— Наши успехи в Сирии заставили западных партнеров принять французский вариант резолюции, — уверен заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ Сергей Ермаков. — Наша самостоятельность Запад пугает. Поэтому даже перед лицом реальной угрозы Россия остается для США и их союзников партнером с ограниченной степенью совместных действий. Именно поэтому Запад категорически отказывается не только играть по российским правилам, но даже принимать в СБ ООН подготовленный Россией проект резолюции, даже если его содержание отвечает общим интересам.

Это наводит на грустные размышления, поскольку снова порождает вопросы: что такое ИГИЛ, кто его питает, в чем смысл игры США? Рискну допустить, что череда последних крупных терактов, которые всколыхнули мировой общественное мнение, в наименьшей степени были на руку «Исламскому государству». Больше эти теракты похожи на провокацию с целью втянуть в международную коалицию ключевые страны Запада, и заставить их играть по чужим — американским — правилам. И прежде всего — против интересов России.

Важно понимать, что резолюция 2249 носит общий характер. Это значит, что механизмы ее практической реализации будут приниматься отдельно, и сейчас идет борьба за содержание этих документов. Скорее всего, в них будет конкретно прописано, как применять в Сирии военную силу.

Думаю, в Сирии дело идет к масштабной операции по типу «Бури в пустыне» 1990−1991 годов. Вместе с тем, идет борьба, чтобы не допустить первенства России в ходе сирийской кампании. Запад сейчас старается инициативу перехватить, и резолюция Совбеза ООН ему в этом только помогает…

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).