16.12.2015, 21:08
ИГИЛ меняет трафик нефти
ИГИЛ меняет трафик нефтиМеждународная военная политика
Усиление авиударов России и США по импровизированным «нефтепроводам» из верениц бензовозов вынуждает «Исламское государство» искать новые источники пополнения углеводородной ликвидности.

Как рассказал агентству Reuters высокопоставленный американский чиновник на условиях анонимности, террористы уже «положили глаз» на нефтяные объекты в Ливии и на территории Синайского полуострова. В настоящее время американская и российская спутниковые группировки занимаются мониторингом ситуации. А именно, внимательно следят за тем, кто контролирует месторождения, трубопроводы, маршруты доставки, объекты нефтяной инфраструктуры и другие потенциальные объекты атаки исламистов.

В Сирии боевики ИГ до сих пор контролируют около 80% нефтяных и газовых месторождений. В отличие от российских коллег, которые аргументировано указывают на турецкий логистический «след», американские власти выставляют в качестве основного скупщика контрабандного сырья своего главного антагониста — правительство Башара Асада. Свою лепту, подталкивающую ИГ к поиску новых источников углеводородов и рынков их сбыта, внесла и мировая конъюнктура цен на нефть. В условиях падающего рынка экстремисты получают меньше средств от её продажи.

Как сообщил начальник главного оперативного управления Генштаба России Сергей Рудской, за два месяца операции в Сирии российская авиагруппа уничтожила более тысячи бензовозов ИГ с нефтью и множество объектов нефтяной инфраструктуры. Москва обвиняет власти Турции в скупке «чёрного золота» у боевиков. А в качестве доказательства Минобороны РФ регулярно публикует фотоснимки и видеозаписи колонн нефтевозов, пересекающих сирийско-турецкую границу.

Так или иначе, боевики ИГ уже получили с удерживаемых ими территорий в Сирии и Ираке порядка $ 900 млн. чистой прибыли.

Взятие под контроль территории Ливии с целью захвата нефтегазоносных провинций представляет наиболее перспективное направление для боевиков ИГ, считает старший преподаватель кафедры общей политологии НИУ «Высшая школа экономики», арабист Леонид Исаев.

— Несмотря на то, что Ливия входит в арабскую коалицию под эгидой Эр-Рияда по борьбе с ДАИШ (арабское название ИГ- прим. ред.). Это, вообще, курьёзная структура в стиле «пчёлы против мёда». Когда спонсоры ИГ объединяются для того, чтобы бороться с ним. Это не более чем пиар ход.

Напротив, это своего рода проигиловская коалиция, состоящая из таких доноров ИГ как Турция, Саудовская Аравия и Катар.

Попытка переориентации на территории «несостоявшихся государств» в качестве ресурсной базы доказывает успешность действий двух коалиций (западной и российской) по пресечению поставок нелегальной нефти ИГ на сырьевые рынки?

— Не думаю. Конечно, удары по колоннам бензовозов и нефтяным месторождениям привели к частичному успеху. Но коренного перелома добиться не удалось. Проблема в том, что разногласия между странами не позволяют скоординировать действия так, чтобы разрушить всю систему.

Что для этого необходимо?

— Надо добиться того, чтобы не было тех, кто будет покупать контрафактную нефть. А покупают слишком многие. Включая правительство Асада. Не единолично, разумеется, а через систему посредников. Но, разумеется, главным бенефициаром остаётся Турция, которая никак не позволяет закрыть 98 км. турецко-сирийской границы, в том числе и по чисто логистическим причинам. Чтобы оставить открытым канал сбыта игиловской нефти.

Все эти махинации осуществляются через третьи руки.

Как сказать, сын Реджепа Эрдогана, заработавший сотни миллионов долларов на продаже углеводородов, это, скорее, «вторые» в турецком государстве руки…

— Но ведь европейские трейдеры тоже не брезгуют. Дешевая нефть есть дешевая нефть. Никто не задаётся вопросом, откуда она пришла.

Нельзя исключать «человеческий фактор». До тех пор, пока он присутствует, пресечь торговлю углеводородами очень сложно.

Эту проблему можно решить, только заняв нефтеносные провинции, которые находятся под контролем ИГ.

— Мало занять территорию, проблема состоит ещё в том, чтобы её удержать и установить полноценный контроль. Например, баасистское правительство Асада и верные ему войска не очень-то приветствуют жители тех территорий, которые он потерял. Турки, конечно, могут вторгнуться на север Сирии. Но для меня большой вопрос, смогут ли они там удержаться. Не думаю, что сирийские курды их там ждут.

А в Ираке Мосул и провинцию Ниневию контролируют экстремисты из ИГ. В конце концов, террористических группировок на Ближнем Востоке так много, что какая вам разница — продавать нефть будет ИГ или «Джабхат ан-Нусра».

Что касается Ливии, то это, вообще, отдельная тема. В «несостоявшихся государствах» месторождения в любом случае контролируют головорезы. И брезговать дешёвой нефтью никто не будет.

Американские банковские структуры добились больших успехов в отслеживании финансовых потоков, связанных с «грязными деньгами». Значит, им просто не интересно этим заниматься в случае с нефтяным контрафактом?

— Это означает, что придётся блокировать счета финальных покупателей — официальных правительств европейских стран, которые аффилированы с США. Никто не хочет рыться в подноготной происхождения этой нефти. В этом случае просто не избежать публичных скандалов и разоблачений.

Обобщать, наверное, всё же не стоит — например, Россия и Иран принимают практические меры для того, чтобы перекрыть поток «нефти на крови».

— Москве также не нравится, что Турция вторгается на территорию суверенного Ирака. Мы начинаем апеллировать к международному праву, поднимаем вопрос в Совбезе ООН. Но практически никакого результата не достигаем. К нашему мнению никто не прислушивается.

Что в такой ситуации можно было бы предпринять при наличии скоординированной международной воли?

— Я не вижу другого выхода, кроме как восстановить суверенитет на территории «несостоявшихся государств» (Ливии, Ирака, Сирии), которые стали жертвой международной агрессии. Скажу крамольную вещь — пусть даже Сирия развалится на три государства (хотя российская дипломатия выступает категорически против этого сценария), но это будут три стабильных государственных образования. Со своими правительствами, законами и силовыми органами, которые контролируют свою территорию.

Конечно, желательно, чтобы эти страны имели не террористическое происхождение. Хотя, мы помним, какими методами совершалась Великая французская революция. Главное, чтобы после прихода к власти новые режимы приобрели человеческое лицо.

Но для этого международное сообщество должно консолидировано проявить политическую волю. А пока ведущие державы мира предпочитают выяснять отношения, перекраивая политическую карту Ближнего Востока. Вместо того, чтобы договориться о базовых принципах. Для начала было бы неплохо хотя бы согласовать список террористических организаций, которые находятся «вне закона». И, по крайней мере, не мешать другим бороться с главной угрозой человечеству, чем активно занимаются Доха и Эр-Рияд.

— В Ливии уже давно созданы опорные пункты ИГ. Причем в районе Сирта, где расположены крупнейшие месторождения. Пока их никто не трогает, хотя боевики зарабатывают миллионы нефтедолларов на их реализации, — поясняет директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. — На Синайском полуострове, надеюсь, этого не произойдёт, поскольку в Египте у власти находится военный светский режим со вполне боеспособной армией. В Алжире, занимающем 15-е место в мире по запасам нефти, достаточно стабильны позиции президента Бутефлики, которому в ходе «арабской весны» удалось остановить вооруженное противостояние между властями и исламистами. Но рядом Ливия — отличный плацдарм для экспансии террористов.

Какое место в ресурсной базе сторонников установления «халифата» занимает торговля энергоресурсами? Может быть, не стоит преувеличивать их значение?

— По данным Минфина США, ИГ зарабатывает на продаже нефти от $ 40 до 50 млн. в месяц, соответственно, $ 500 млн. в год. Среди прочих доходных статей — наркотики (особенно афганского происхождения), всякого рода налоги, подчас, больше напоминающие экспроприацию имущества «неверных», торговля людьми.

Похоже, чем больше возникает «антиигиловских коалиций», тем шире экспансионистские амбиции лидеров ИГ, которым становится «неуютно» на Ближнем Востоке… Насколько серьёзны намерения, которые декларирует недавно созданная арабская коалиция?

— Намерения у неё достаточно специфические. Саудиты готовы начать сухопутную операцию, отправив 10 -15 подразделений на борьбу против сирийской и иракской армий. Если этот сценарий будет реализован, начнётся большая война.

Боеспособность саудовских войск вызывает большие сомнения, если учитывать, что они не могут справиться с йеменскими хуситами.

— Думаю, вместе с Турцией и Иорданией у них всё получится.

Террористы расползаются по миру в силу разных причин, отмечает военный эксперт, востоковед, заведующий отделом Института стран СНГ Владимир Евсеев.

— Разумеется, если вы заявляете, что ваша цель — создание квазигосударства, у него должна быть ресурсная база. Например, ИГ сейчас имеет очаги влияния в северном Афганистане. В этих районах нет месторождений нефти и газа, зато там есть наркотики.

Что касается Ливии, то она связана с ИГ через общего спонсора в лице Катара. Правда, позиции Дохи в Ливии стали ослабевать в последнее время. Для того, чтобы их усилить, на её территорию осуществляется переброска радикалов-исламистов (порядка 3000 боевиков) из Сирии через Иорданию. А доставкой занимаются турецкие компании. Эти боевики могут установить контроль над нефтяными полями в Ливии.

А в Иране, наверное, надеются, что игиловцы займутся нефтегазоносными месторождениями на территории Саудовской Аравии.

Но ведь на востоке СА проживают дружественные Тегерану шииты, с которыми радикалы-сунниты расправятся самым безжалостным образом…

— Иран хочет, чтобы исламисты свергли власть в самом Эр-Рияде. Распространение ИГ происходит по разным векторам. Зачастую радикальные организации просто признают главенство «халифата». Это не всегда связано с нефтяным фактором.

Это смешно, когда СА, выступающая спонсором ИГ, создаёт «антиигиловскую» коалицию. В частности, захват Мосула в прошлом году координировался спецслужбами саудитов. То есть, возглавляя в арабском мире борьбу с этим злом, Эр-Рияд и Доха создают фонды, которые финансируют ИГ. И всё это происходит с молчаливого согласия США. Хотя в распоряжении последних есть большая спутниковая группировка, которая в состоянии отслеживать транзит «грязной нефти».

Например, можно вспомнить саудовские поставки противотанковых комплексов типа TOW т.н. «бойцам сопротивления из «Свободной Сирийской Армии». С помощью такой установки был сбит российский вертолет в ходе спасательной операции.

Саудовская Аравия, как и Турция, хочет быть региональным лидером. Для этого им нужно осуществлять контроль над другими государствами. Исламисты — это всего лишь инструмент контроля.

«Братья-мусульмане» это ведь тоже креатура Катара?

— Всё правильно, а саудиты сделали ставку на «Аль-Каеду». В рамках ИГ они частично финансируют эту структуру через «Джабхат ан-Нусру». Естественно, что страны-спонсоры заинтересованы в том, чтобы отбивать вложенные средства. В том числе переводить своих протеже на режим «самоокупаемости». Поэтому они помогают ИГ осуществлять экспансию в регионы, где есть необходимые ресурсы. Одновременно, решается задача ослабления Ирана (через распад Сирии).

Поскольку боевики ИГ взяли ответственность за теракты в Париже, формально поддержка ему не может быть оказана. Его значительное расширение сегодня невозможно, поскольку Запад будет этому всячески препятствовать. Но ввиду двойственности политики США и их арабских союзников, ИГ получает возможность самосохраняться.

Могут ли игиловцы распространить своё влияние на тропическую Африку, где также сильны позиции радикальных исламистов?

-Я не исключаю, что ливийские боевики могут быть оттеснены в Нигерию. А эта страна входит в десятку мировых лидеров по добыче нефти. Вот вам свежая новость — 16 декабря боевики террористической организации «Боко Харам» совершили нападение на три деревни в Нигерии. В результате погибли 30 и получили ранения еще 20 человек. А вы знаете, как теперь называется эта организация? «Западноафриканская провинция Исламского государства».

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  29.05.2017
В осложняющейся международной обстановке возрастает значение умения экспертного сообщества отличать реальную опасность от различного рода «разводок», преследующих цель дезориентировать общественность, вызвать паническое настроение и вынудить руководство России пойти на бессмысленные разорительные ресурсные траты для того, чтобы ослабить страну экономически и политически, подорвать возможность проводить активную политику на мировой арене.
Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).