01.10.2015, 15:56
ИГИЛ готовит к бою «Стингеры» и «Шилки»
ИГИЛ готовит к бою «Стингеры» и «Шилки»Международная военная политика
Что могут противопоставить террористы в Сирии ударам нашей авиации?

За первые сутки действий в Сирии самолеты Военно-космических сил (ВКС) России нанесли удары по 12 объектам «Исламского государства» (ИГИЛ). Об этом в четверг, 1 октября, сообщил официальный представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков. «В вылетах принимали участие самолеты Су-24М и Су-25, прошедшие глубокую модернизацию и имеющие самые современные системы прицеливания», — сказал генерал.

По его данным, «уничтожены штаб террористических формирований и склад боеприпасов в районе города Идлиб, а также трехуровневый укрепленный командный пункт боевиков в районе населенного пункта Хама». Кроме того, «полностью уничтожен завод по изготовлению взрывчатых веществ и боеприпасов севернее города Хомс», причем «именно на этом предприятии автомобили начинялись взрывными устройствами и потом использовались для проведения террористических актов, в том числе смертниками».

По словам Конашенкова, для охраны аэродрома Хмеймим близ Латакии, где дислоцируется российская авиагруппа, «привлекается батальонная тактическая группа морской пехоты со средствами усиления», а сама авиационная база «полностью обеспечивается материально-техническим имуществом из РФ».

Вот так, по информации «Коммерсанта», выглядит состав нашей смешанной авиагруппы:

— фронтовые бомбардировщики Су-24М (12 единиц, радиус действия 560 км) и Су-34 (6 единиц, 1100 км);
— штурмовики Су-25СМ (12 единиц, 230 км);
— многоцелевые истребители Су-30СМ (4 единицы, 1500 км)
— ударные вертолеты Ми-24, многоцелевые Ми-8 (точное число неизвестно).

По неофициальной информации, переброска самолетов в Латакию проводились разными маршрутами с 11 по 20 сентября. Так, четыре Су-30СМ 120-го смешанного авиаполка авиабазы Домна (Читинская область) были перебазированы сначала в Моздок, а 18 сентября в сопровождении военно-транспортного самолета Ил-76 пролетели через воздушное пространство Азербайджана, Ирана и Ирака и приземлились в Латакии. Шесть Су-34 добирались до Сирии, минуя Азербайджан, — через Каспийское море, Иран и Ирак.

И теперь возникает вопрос: что могут противопоставить нашим машинам боевики «Исламского государства»?

Ранее террористам удалось сбить несколько военных самолетов. Так, в июне боевики «Исламского государства» сбили штурмовик Су-25 иракских ВВС. А в конце декабря 2014 года террористы подбили военный самолет Иордании в северо-восточной сирийской провинции аль-Ракка. Машина совершила вынужденную посадку, а ее пилот попал в заложники.

Проблема в том, что в распоряжении ИГИЛ имеются средства ПВО, которые попали к боевикам из захваченных арсеналов сирийской армии. Об этом еще в октябре 2014 года было известно Федеральной разведслужбе Германии (BND). Как сообщила немецкая газета Bild, представители спецслужбы на закрытом заседании в Бундестаге рассказали, что у террористов имеются не только старые модели образца 1970-х годов, но и современные ПЗРК.

Понятно, что России важно не допустить потерь авиации. По мнению экспертов, потеря Су-30СМ и Су-34 маловероятна, так как машины работают с больших высот. То же касается и Су-24М, если не вмешаются технические причины: машина это достаточно старая, и известна своей сложностью в управлении. Наиболее рискованно применение штурмовиков Су-25СМ, и, в особенности, вертолётов Ми-24. Но если первые все же могут в хорошую погоду наносить удары с высоты более 3 км, то вертолеты уязвимы в любом случае, что требует осторожности при их использовании.

Как ИГИЛ будет бороться с нашей авиацией, и можем ли мы себя обезопасить?

— Возможности ПВО «Исламского государства» довольно скромные, — считает вице-президент Академии геополитических проблем, полковник Владимир Анохин, выполнявший боевые вылеты в Сирии в 1970-е годы. — В основном, это маломощная ствольная артиллерия, плюс зенитные самоходные установки ЗСУ-23−4 «Шилка» еще советского производства, которые боевики захватили в Ираке. «Шилка», напомню, предназначена для уничтожения воздушных целей на дальностях до 2500 метров и высотах до 1500 метров, летящих со скоростью до 450 м/с.

Я полагаю, это вооружение не представляет угрозы для Су-24М, и уж тем более для Су-30СМ и Су-34. Думаю, в этом случае вполне можно предполагать нулевой процент потерь. Одно дело сбить иракский Су-25, или зазевавшийся иорданский самолет. И совсем другое — российский самолет с опытным пилотом.

Зенитные средства, которые имеются сейчас в распоряжении ИГ, опасны для вертолетов — это ведь низколетящие, малоскоростные цели. Поэтому в Сирии боевые вертолеты использовать нецелесообразно без тщательной разведки. Возможно, их главная задача — прикрытие нашей авиабазы от наземной операции боевиков.

Аэродром в Латакии прижат к морю, а полоса вдоль берега, которую контролируют правительственные сирийская войска, не слишком широкая. Насколько вероятно, что мобильная группа боевиков сможет прорвать оборону?

— На мой взгляд, атака на аэродром несет гораздо больший риск, чем ПВО «Исламского государства». Неслучайно первые авиаудары в Сирии российские самолеты нанесли по районам вблизи городов Хомс и Хама. Мы начинаем расширять пространство безопасности вокруг аэродрома, который занимает наша авиация.

«Исламское государство» как раз в этих районах накапливает силы и резервы, и по базам боевиков мы нанесли первичный удар.

Есть еще момент. Да, авиабаза прижата к морю, но отчасти это нам на руку. Не следует забывать, что у России имеется военно-морская Средиземноморская группировка, которая наверняка будет усилена после начала боевых действий в Сирии.

На деле, мы сможем рассчитывать на серьезный ракетно-бомбовый и артиллерийский удар с моря для прикрытия авиабазы.

— Как с помощью авиации выкурить террористов, засевших в городах — например, в Ракке, самопровозглашенной столице ИГ?

— Это большая проблема. В этом случае ПВО боевиков — это мирные жители, которыми террористы будут прикрываться. Если при таком раскладе пустить в дело авиацию, потерь среди мирных жителей не избежать.

— Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация в Сирии?

— Американцы только симулировали активность в борьбе с ИГИЛ. Это объективно видно по количеству боевых вылетов. Скажем, летчики ВВС СССР в Афганистане выполнили только на штурмовиках Су-25 около 60 тысяч боевых вылетов. А вот авиация США в Сирии и в Ираке совершила всего 4 100 вылетов, включая боевые вылеты, разведывательные и топливозаправочные полеты. Выводы делайте сами. На мой взгляд, это и есть симуляция.

Да и эффективность действий ВВС США ниже всякой критики. Это тоже понятно. Летчики коалиции действуют, так сказать, в автономном режиме, без координации с наземными силами. А в таких условиях эффективность любых авиаударов стремится к нулю.

Российская же авиация работает в тесной координации с сирийской армией, и это наверняка принесет хороший результат. Сирийская армия показала себя достаточно стойкой. Не имея поддержки с воздуха она, конечно, проигрывала. Но теперь эта проблема снята, и действия нашей авиации, надо думать, поднимут и боевой дух сирийцев.

— Аэродром в Латакии наверняка хорошо охраняется, — отмечает командующий 4-й воздушной армией ВВС и ПВО в 1998—2001 годах, генерал-лейтенант запаса, Герой России Валерий Горбенко. — Наши специалисты это хорошо умеют, и опыт Афганистана наверняка не забыли. Особое внимание при этом уделяется подходам к аэродрому. Поэтому вероятность, что боевикам «Исламского государства» удастся сбивать наши самолеты на взлете и посадке — минимальная.

— Террористы ИГ могут сделать невозможным нанесение авиаударов, если вплотную приблизятся либо к позициям сирийских правительственных войск, либо к прозападной оппозиции, которую, по-видимому, мы пообещали США не трогать?

— Если боевики попытаются «прижаться» к сирийским позициям, в ход пойдет фронтовая авиация — вертолеты Ми-24 и Ми-8, плюс штурмовики Су-25СМ. Единственная трудность — в этом случае на земле должны быть авиационные наводчики.

Другими словами, тактика сближения не спасет террористов от поражения нашей авиацией.

— Насколько опасны для нашей авиации ПЗРК, которыми якобы располагают боевики?

— До сих пор нет точных данных, какие именно ПЗРК есть на руках ИГИЛ. Скажем, американский «Стингер» способен поражать цели на высоте 5 тысяч метров. С другой стороны, все российские боевые самолеты оборудованы так называемыми «тепловыми ловушками». Думаю, наши летчики будут их широко применять, прикрываясь от огня ПЗРК.

На малых высотах, конечно, Су-25СМ и армейские вертолеты более уязвимы, причем не только для ПЗРК, но и для зенитных пулеметов. Здесь пилотам придется прибегать к спасительному маневрированию.

В целом, надо понимать: гарантировать на 100%, что потерь не будет — нельзя. Но и нашему противнику придется несладко. Театр военных действий в Сирии ровный, и спрятаться в пустыне от ударов авиации крайне трудно.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.