01.10.2015, 15:56
ИГИЛ готовит к бою «Стингеры» и «Шилки»
ИГИЛ готовит к бою «Стингеры» и «Шилки»Международная военная политика
Что могут противопоставить террористы в Сирии ударам нашей авиации?

За первые сутки действий в Сирии самолеты Военно-космических сил (ВКС) России нанесли удары по 12 объектам «Исламского государства» (ИГИЛ). Об этом в четверг, 1 октября, сообщил официальный представитель Минобороны РФ генерал-майор Игорь Конашенков. «В вылетах принимали участие самолеты Су-24М и Су-25, прошедшие глубокую модернизацию и имеющие самые современные системы прицеливания», — сказал генерал.

По его данным, «уничтожены штаб террористических формирований и склад боеприпасов в районе города Идлиб, а также трехуровневый укрепленный командный пункт боевиков в районе населенного пункта Хама». Кроме того, «полностью уничтожен завод по изготовлению взрывчатых веществ и боеприпасов севернее города Хомс», причем «именно на этом предприятии автомобили начинялись взрывными устройствами и потом использовались для проведения террористических актов, в том числе смертниками».

По словам Конашенкова, для охраны аэродрома Хмеймим близ Латакии, где дислоцируется российская авиагруппа, «привлекается батальонная тактическая группа морской пехоты со средствами усиления», а сама авиационная база «полностью обеспечивается материально-техническим имуществом из РФ».

Вот так, по информации «Коммерсанта», выглядит состав нашей смешанной авиагруппы:

— фронтовые бомбардировщики Су-24М (12 единиц, радиус действия 560 км) и Су-34 (6 единиц, 1100 км);
— штурмовики Су-25СМ (12 единиц, 230 км);
— многоцелевые истребители Су-30СМ (4 единицы, 1500 км)
— ударные вертолеты Ми-24, многоцелевые Ми-8 (точное число неизвестно).

По неофициальной информации, переброска самолетов в Латакию проводились разными маршрутами с 11 по 20 сентября. Так, четыре Су-30СМ 120-го смешанного авиаполка авиабазы Домна (Читинская область) были перебазированы сначала в Моздок, а 18 сентября в сопровождении военно-транспортного самолета Ил-76 пролетели через воздушное пространство Азербайджана, Ирана и Ирака и приземлились в Латакии. Шесть Су-34 добирались до Сирии, минуя Азербайджан, — через Каспийское море, Иран и Ирак.

И теперь возникает вопрос: что могут противопоставить нашим машинам боевики «Исламского государства»?

Ранее террористам удалось сбить несколько военных самолетов. Так, в июне боевики «Исламского государства» сбили штурмовик Су-25 иракских ВВС. А в конце декабря 2014 года террористы подбили военный самолет Иордании в северо-восточной сирийской провинции аль-Ракка. Машина совершила вынужденную посадку, а ее пилот попал в заложники.

Проблема в том, что в распоряжении ИГИЛ имеются средства ПВО, которые попали к боевикам из захваченных арсеналов сирийской армии. Об этом еще в октябре 2014 года было известно Федеральной разведслужбе Германии (BND). Как сообщила немецкая газета Bild, представители спецслужбы на закрытом заседании в Бундестаге рассказали, что у террористов имеются не только старые модели образца 1970-х годов, но и современные ПЗРК.

Понятно, что России важно не допустить потерь авиации. По мнению экспертов, потеря Су-30СМ и Су-34 маловероятна, так как машины работают с больших высот. То же касается и Су-24М, если не вмешаются технические причины: машина это достаточно старая, и известна своей сложностью в управлении. Наиболее рискованно применение штурмовиков Су-25СМ, и, в особенности, вертолётов Ми-24. Но если первые все же могут в хорошую погоду наносить удары с высоты более 3 км, то вертолеты уязвимы в любом случае, что требует осторожности при их использовании.

Как ИГИЛ будет бороться с нашей авиацией, и можем ли мы себя обезопасить?

— Возможности ПВО «Исламского государства» довольно скромные, — считает вице-президент Академии геополитических проблем, полковник Владимир Анохин, выполнявший боевые вылеты в Сирии в 1970-е годы. — В основном, это маломощная ствольная артиллерия, плюс зенитные самоходные установки ЗСУ-23−4 «Шилка» еще советского производства, которые боевики захватили в Ираке. «Шилка», напомню, предназначена для уничтожения воздушных целей на дальностях до 2500 метров и высотах до 1500 метров, летящих со скоростью до 450 м/с.

Я полагаю, это вооружение не представляет угрозы для Су-24М, и уж тем более для Су-30СМ и Су-34. Думаю, в этом случае вполне можно предполагать нулевой процент потерь. Одно дело сбить иракский Су-25, или зазевавшийся иорданский самолет. И совсем другое — российский самолет с опытным пилотом.

Зенитные средства, которые имеются сейчас в распоряжении ИГ, опасны для вертолетов — это ведь низколетящие, малоскоростные цели. Поэтому в Сирии боевые вертолеты использовать нецелесообразно без тщательной разведки. Возможно, их главная задача — прикрытие нашей авиабазы от наземной операции боевиков.

Аэродром в Латакии прижат к морю, а полоса вдоль берега, которую контролируют правительственные сирийская войска, не слишком широкая. Насколько вероятно, что мобильная группа боевиков сможет прорвать оборону?

— На мой взгляд, атака на аэродром несет гораздо больший риск, чем ПВО «Исламского государства». Неслучайно первые авиаудары в Сирии российские самолеты нанесли по районам вблизи городов Хомс и Хама. Мы начинаем расширять пространство безопасности вокруг аэродрома, который занимает наша авиация.

«Исламское государство» как раз в этих районах накапливает силы и резервы, и по базам боевиков мы нанесли первичный удар.

Есть еще момент. Да, авиабаза прижата к морю, но отчасти это нам на руку. Не следует забывать, что у России имеется военно-морская Средиземноморская группировка, которая наверняка будет усилена после начала боевых действий в Сирии.

На деле, мы сможем рассчитывать на серьезный ракетно-бомбовый и артиллерийский удар с моря для прикрытия авиабазы.

— Как с помощью авиации выкурить террористов, засевших в городах — например, в Ракке, самопровозглашенной столице ИГ?

— Это большая проблема. В этом случае ПВО боевиков — это мирные жители, которыми террористы будут прикрываться. Если при таком раскладе пустить в дело авиацию, потерь среди мирных жителей не избежать.

— Ваш прогноз: как будет развиваться ситуация в Сирии?

— Американцы только симулировали активность в борьбе с ИГИЛ. Это объективно видно по количеству боевых вылетов. Скажем, летчики ВВС СССР в Афганистане выполнили только на штурмовиках Су-25 около 60 тысяч боевых вылетов. А вот авиация США в Сирии и в Ираке совершила всего 4 100 вылетов, включая боевые вылеты, разведывательные и топливозаправочные полеты. Выводы делайте сами. На мой взгляд, это и есть симуляция.

Да и эффективность действий ВВС США ниже всякой критики. Это тоже понятно. Летчики коалиции действуют, так сказать, в автономном режиме, без координации с наземными силами. А в таких условиях эффективность любых авиаударов стремится к нулю.

Российская же авиация работает в тесной координации с сирийской армией, и это наверняка принесет хороший результат. Сирийская армия показала себя достаточно стойкой. Не имея поддержки с воздуха она, конечно, проигрывала. Но теперь эта проблема снята, и действия нашей авиации, надо думать, поднимут и боевой дух сирийцев.

— Аэродром в Латакии наверняка хорошо охраняется, — отмечает командующий 4-й воздушной армией ВВС и ПВО в 1998—2001 годах, генерал-лейтенант запаса, Герой России Валерий Горбенко. — Наши специалисты это хорошо умеют, и опыт Афганистана наверняка не забыли. Особое внимание при этом уделяется подходам к аэродрому. Поэтому вероятность, что боевикам «Исламского государства» удастся сбивать наши самолеты на взлете и посадке — минимальная.

— Террористы ИГ могут сделать невозможным нанесение авиаударов, если вплотную приблизятся либо к позициям сирийских правительственных войск, либо к прозападной оппозиции, которую, по-видимому, мы пообещали США не трогать?

— Если боевики попытаются «прижаться» к сирийским позициям, в ход пойдет фронтовая авиация — вертолеты Ми-24 и Ми-8, плюс штурмовики Су-25СМ. Единственная трудность — в этом случае на земле должны быть авиационные наводчики.

Другими словами, тактика сближения не спасет террористов от поражения нашей авиацией.

— Насколько опасны для нашей авиации ПЗРК, которыми якобы располагают боевики?

— До сих пор нет точных данных, какие именно ПЗРК есть на руках ИГИЛ. Скажем, американский «Стингер» способен поражать цели на высоте 5 тысяч метров. С другой стороны, все российские боевые самолеты оборудованы так называемыми «тепловыми ловушками». Думаю, наши летчики будут их широко применять, прикрываясь от огня ПЗРК.

На малых высотах, конечно, Су-25СМ и армейские вертолеты более уязвимы, причем не только для ПЗРК, но и для зенитных пулеметов. Здесь пилотам придется прибегать к спасительному маневрированию.

В целом, надо понимать: гарантировать на 100%, что потерь не будет — нельзя. Но и нашему противнику придется несладко. Театр военных действий в Сирии ровный, и спрятаться в пустыне от ударов авиации крайне трудно.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».