17.05.2016, 20:29
«Иджис» притягивает «Искандер»
«Иджис» притягивает «Искандер»Международная военная политика
На минувшей неделе на военной базе в румынском поселке Девеселу прошло торжественное мероприятие по случаю введения в строй американской системы противоракетной обороны Aegis, вооруженной противоракетами SM-3 (Standard Missile-3). Похожее мероприятие прошло на следующий день и в польском городке Редзиково под Слупском, где закладывался фундамент под аналогичную базу США.

В церемонии по такому поводу в Румынии и Польше приняли участие как члены правительства обеих стран, так и представители Минобороны США, Госдепа, военно-морских сил США, развернутых в Европе, НАТО, а также дипломатического корпуса, аккредитованные в Варшаве и Бухаресте. Среди ВИП-персон были замечены президент Польши Анджей Дуда, премьер-министр Румынии Дачиан Чолош, генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг и первый заместитель министра обороны США Роберт Уорк.

Участие в церемонии в Девеселу и Редзиково зама министра обороны Соединенных Штатов, тем более того, кто занимается проблемами противоракетной обороны, вполне оправдано, — все-таки первые позиционные районы глобальной американской ПРО запускаются на территории Европы. И это важно было подчеркнуть. Понятно, впрочем, и участие в торжествах польского президента и румынского премьера. Система Aegis размещена на их земле и все риски и ответственность, связанные с ее применением будет нести, в первую очередь, именно Румыния и Польша. И как страны, и как члены НАТО. Теперь государствам придется, как говорится, жить под прицелом. Но это, увы, ничего не поделаешь, — такой выбор Бухареста и Варшавы.

Правда, к обслуживанию радаров, компьютеров и ракет их военнослужащих и граждан и близко не допустят. Как, впрочем, и других натовских, но не американских офицеров. Но об этом ВИП-персоны говорить не стали. Тем более что, по большому счету, американский комплекс ПРО к Североатлантическому альянсу отношение имеет очень опосредованное. Только маскируется под натовский. Что и требовалось подтвердить присутствием на церемонии введения в оперативную готовность системы в Девеселу Генерального секретаря альянса. А Йенс Столтенберг не упустил возможности продемонстрировать, что он присутствует здесь не зря. И, как обычно, не отказал себе в удовольствии поразглагольствовать о значении происходящего события.

В очередной раз заявил, что создаваемый в Европе механизм противоракетной обороны «носит оборонительный характер». «Наши ракеты для уничтожения вражеских снарядов не содержат взрывчатых веществ, а только сбивают свои цели в нашем воздушном пространстве. Мы не смогли бы использовать их в наступательных целях, даже если бы захотели», — заверил присутствующих Столтенберг. По его словам, система никак не угрожает и российскому ядерному арсеналу. «География и физика не позволяют нам сбивать российские межконтинентальные баллистические ракеты, так как наших щитов ПРО слишком мало, и они расположены либо слишком далеко на юге, либо слишком близко от границ России», — заявил генеральный секретарь.

Йенс Столтенберг, как всегда, беззастенчиво врал. Во-первых, пусковые установки противоракет SM-3 являются пусковыми установками и для крылатых ракет большой дальности «Томагавк», размещение которых в Европе прямо нарушает Договор о ракетах средней и меньшей дальности (РСМД). И, к тому же, эти ракеты прямо угрожают российским стратегическим силам сдерживания, размещенным в европейской части страны. В Калужской, Тверской, Ивановской и Саратовской области. Кроме того, говорить, что таких комплексов «мало», что называется, грешить против истины.

Они расположены и на сотне американских фрегатов и эсминцев, вроде «Дональда Кука», которые регулярно заходят в Черное, Балтийское и Северное море, приближаются к российским берегам. Видимо, с целью безобидной рыбной ловли.

Во-вторых, генсек НАТО преднамеренно разрывает систему стратегической обороны и систему стратегического наступления. А они едины по своей сущности, являются двумя частями стратегического ядерного потенциала. Что, кстати, записано в преамбуле российско-американского договора СНВ-3. Там прямо подчеркнута зависимость стратегических наступательных вооружений от развития стратегических оборонительных вооружений. И попытка Столтенберга втереть очки своим слушателям или, точнее, обдурить их, рассчитана, естественно, на дилетантов. Если не сказать большего.

Впрочем, иного от Генерального секретаря НАТО ожидать и не стоило. Мы не раз и не два уличали его в откровенной и беззастенчивой лжи.

Дело, конечно, не в Столтенберге, а в агрессивной политике американской администрации, которая обкладывает границы нашей страны своим противоракетным забором, надеясь, с одной стороны, получить односторонние военные и политические преимущества для продолжения своего давления на Россию. А с другой, пытается продолжить закабаление и подчинение Европы, превращает ее в передовой рубеж в возможном столкновении с российскими вооруженными силами. Не очень адекватный отставной американский четырехзвездный генерал Уэсли Кларк, тот самый, кто командовал объединенной натовской группировкой во время агрессии против Югославии и который приказал английскому генералу Майклу Джексону «выбить русских десантников из аэродрома в Слатине», недавно заявил, что «если русские нанесут ядерный удар по Варшаве, то это все равно не остановит НАТО». Странная постановка вопроса: почему мы должны наносить ответный удар по Варшаве, а не сразу по Нью-Йорку или Вашингтону? Неужели в Москве не знают, кто реально командует натовскими войсками?

Но не будем о тех, кого в прошлые годы называли «поджигателями войны». Возникает резонный вопрос, как Россия будет реагировать на развертывание американской системы ПРО у наших границ? Президент Владимир Путин уже завил на совещании с военным руководством в Сочи, что мы обязательно «купируем угрозы», которые нам создает эта система. Вопрос, как? Официального ответа на него пока нет. Хотя можно вспомнить, что в 2007 году, когда Вашингтон принял решение о развертывании в Румынии и Польше позиционных районов ПРО, тогдашний президент страны Дмитрий Медведев говорил, что в ответ на это мы разместим в Краснодарском крае и в Калининградской области оперативно-тактические комплексы «Искандер-М».

Дальность действия ракет ОТК «Искандер-М» до 500 километров. Если учесть, что поселок Редзиково находится в 180 километрах от российской границы, то есть от границы с Калининградской областью, то такого шага в этом регионе, видимо, будет достаточно, чтобы купировать угрозу системы Aegis и ее пусковых установок Mk-41, где могут размещаться «Томагавки». Краснодарский край далековат от Румынии. Но сейчас ОТК «Искандер-М» можно разместить в Крыму. На мой взгляд, будет как раз. Хотя, думаю, одними «Искандерами» ограничиваться вряд ли стоит. Как, впрочем, и крылатыми ракетами большой дальности «Калибр-НК», эффективность которых была блестяще продемонстрирована в ходе ударов по террористам запрещенных в России террористических организаций Исламское государство и Джебхат ан-нусра. Они есть на черноморских кораблях и на каспийских.

Но у нас есть обязательство и по Договору СНВ-3. По этому соглашению с Соединенными Штатами у нас и у них к апрелю 2018 года должно быть по 700 носителей ядерного оружия (стратегических ракет и стратегических бомбардировщиков) и еще сотня таких носителей на складах. Кроме того, каждая из сторон должна иметь на своем балансе по 1 550 ядерных боеголовок. По официальным данным, распространенным Государственным департаментом США, на 1 апреля 2016 года у нас в боевом строю находится 521 носитель и 1735 боеголовок. У США — соответственно 741 и 1 481.

Если вглядеться в эти цифры, то станет понятно, что мы имеем возможность увеличивать свой потенциал стратегических ракет еще, как минимум, на 179 единиц. А если вспомнить, что мы сейчас снимаем с боевого дежурства выслужившие свой гарантийный срок ракетные комплексы РС-12 «Тополь», Р-36М2 «Воевода» и Р-100УТТТХ «Стилет» и заменяем их на новые — РС-24 «Ярс» и РС-26 «Рубеж», то у нас появляется возможность добавить к ним еще и тяжелые жидкостные ракеты РС-28 «Сармат», которые, как обещают военные, будут размещаться в Оренбургской области и под Иркутском, то есть будут недоступны никаким системам Aegis. Что корабельным, что наземным. А еще мы запустим в производство боевые железнодорожные ракетные комплексы «Баргузин», что смогут ходить по всей стране и, как и наши стратегические атомные подводные лодки, также служить средством стратегического сдерживания самых горячих голов, то за безопасность нашей страны беспокоиться не придется.

Нет, мы не будем втягиваться в разорительную гонку вооружений. Нам хватит тех средств, что отпущены бюджетом на Государственную программу 2010–2020. У нас будет все необходимое и, подчеркнем, достаточное, чтобы надежно защитить свою безопасность и национальные интересы.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.