12.02.2015, 17:09
И пусть весь мир подождет
И пусть весь мир подождетМеждународная военная политика
Такая длительность переговоров может означать лишь то, что ни технические переговоры в Берлине 9 февраля, ни последующая встреча т.н. «Контактной группы» в Минске 10 февраля, не привели к соглашению. Стороны так и не смогли выработать к 11 февраля приемлемый для всех вариант документа. По идее в таких условиях саммит «нормандской четверки» не должен был проводиться, однако лидеры России, Германии, Франции, а также президент Украины все-таки приехали и отправились на переговоры, которые для кого-то из них наверняка оказались самыми длинными в жизни.

Есть как минимум два объяснения того, почему главы государств поставили на кон свои репутации (ведь понятно, что без соглашения они из Минска с лицом уехать не смогут). Возможно, итоговые разногласия носили тактический характер, и высокие договаривающиеся стороны собирались их быстро решить с глазу на глаз. Однако сам факт 12 часов переговорного процесса говорит о том, что разногласия все-таки серьезные . Поэтому куда более вероятна вторая версия - Путин, Олланд и Меркель понимают всю опасность эскалации боевых действий на Украине как для ЕС, так и для России. И дело не только в том, что ситуацию эскалируют Соединенные Штаты через свои поставки оружия - на обострение конфликта может пойти и сам Киев.

«От результатов саммита будет зависеть, удастся ли нам остановить агрессора дипломатическим путем, или мы будем переходить на абсолютно иной режим, - заявил Петр Порошенко. - И я, и правительство готовы к принятию решения о введении военного положения на всей территории Украины. И я не буду колебаться в принятии этого решения, если действия агрессора приведут к серьезной эскалации конфликта». Если бы позиции Порошенко были бы прочными, то на его риторику никто не обратил бы особого внимания. Хотя бы потому, что введение военного положения сорвет процедуру выделения кредитов со стороны МВФ.

Однако нынешний глава государства скорее беспокоится за собственную политическую карьеру, чем за государство. Именно поэтому он для консолидации собственной власти и недопущения усиления внутриполитических оппонентов (в лице тандема Турчинов-Яценюк) может потрафить украинским радикалам через введение военного положения. Со всеми вытекающими последствиями в виде расширения географии конфликта, числа его участников, а также окончательного краха украинской экономики (на спасение которой Евросоюзу понадобится куда больше средств). Поэтому лидеры ЕС и России принципиально готовы рискнуть для того, чтобы решить ключевые проблемы.

А их как минимум несколько. Во-первых, это вопрос о том, кто какую территорию будет контролировать. Петр Порошенко требует вернуться к сентябрьской линии разграничения, а Москва призывает взглянуть в глаза реальности и провести линию разграничения на основе занимаемых ныне позиций. Вопрос имеет принципиальное значение, поскольку речь идет о том, являются ли сентябрьские соглашения железной основой для всего процесса урегулирования ситуации или же они представляют из себя просто принципы, на основе которых и с оглядкой на реальную ситуацию нужно конструировать мирный процесс.

Теоретически, конечно, у Порошенко есть возможность изменить фактическую линию контроля в свою пользу. Например, до вступления перемирия в силу провести наступательные операции на мариупольском и дебальцевском направлениях. Однако реализация этих планов сопряжена с рядом трудностей. Так, попытки «Азова» продолжить наступление на реально занятые ополченцами населенные пункты в Мариуполя23 (а не нейтральные поселки, которые бойцы добровольческого батальона занимали с таким пафосом) закончились неудачей. По словам самих «азовцев», она была связана с нехваткой топлива.

«Бойцы готовы идти и сражаются дальше, но мы застряли из-за банальной причины - у нас нет солярки, заправляем за свои деньги, а они заканчиваются. ВСУ почти не заправляет», - говорится в официальном сообщении «Азова». А что касается Дебальцево, то Порошенко, конечно, может отдать приказ о прорыве котла подразделениям, стоящим в районе Артемовска и Светлодарска, однако в этом случае ополченцы не только разгромят деблокирующие силы артиллерией, но и ударят с флангов по тому же Светлодарску, создав второе кольцо окружения.

Также, по всей видимости, стороны не могут решить вопрос о контроле за границей и всем, что с ним связано. Теоретически Москва готова на какой-либо способ формально лишить ополченцев контроля за погранпунктами (например, передать их ОБСЕ или Украине при условии комплектования погранзастав местными жителями, то есть теми же ополченцами), однако при этом Россия хочет четких гарантий того, что Киев не начнет новое наступление на Донбасс. Сделать это можно лишь через ввод в демилитаризованную зону миротворцев, но тут сразу встает вопрос чьих.

Не исключено, что в роли миротворцев выступят российские войска - по некоторым данным, на этом настаивает ЕС. Для Петра Порошенко это может стать серьезной внутриполитической проблемой, однако если Москва согласится взять ответственность за сохранение мира, то тут, по всей видимости, украинского президента удастся продавить. Не случайно, по некоторым данным, немецкий министр иностранных дел угрожал Украине санкциями за непослушание, а в МВФ дали понять, что от итогов переговоров будет зависеть и вопрос о предоставлении Украине новых кредитов. Глава Фонда Кристин Лагард анонсировала на утро 12 февраля специальное заявление по Украине, отказавшись, впрочем, уточнять его смысл.

Как бы ни закончились минские переговоры, они лишь позволят заморозить украинский конфликт. Между тем, ключевые проблемы, приведшие к нему - отсутствие правил российско-европейской игры на постсоветском пространстве и неэффективность российской внешней политики на нем. И если решение первой проблемы требует серьезных и долгих переговоров с ЕС, то в случае со второй все в руках Кремля. Российское руководство должно использовать для удержания стран постсоветского пространства в своей орбите не устаревшие инструменты холодной войны, а все аспекты и наработки в области мягкой силы. В частности, влияние на гражданское общество, подконтрольную систему образования, а также формирование ценностных архетипов в этих странах.

Категория: Конфликты



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb