12.02.2015, 17:09
И пусть весь мир подождет
И пусть весь мир подождетМеждународная военная политика
Такая длительность переговоров может означать лишь то, что ни технические переговоры в Берлине 9 февраля, ни последующая встреча т.н. «Контактной группы» в Минске 10 февраля, не привели к соглашению. Стороны так и не смогли выработать к 11 февраля приемлемый для всех вариант документа. По идее в таких условиях саммит «нормандской четверки» не должен был проводиться, однако лидеры России, Германии, Франции, а также президент Украины все-таки приехали и отправились на переговоры, которые для кого-то из них наверняка оказались самыми длинными в жизни.

Есть как минимум два объяснения того, почему главы государств поставили на кон свои репутации (ведь понятно, что без соглашения они из Минска с лицом уехать не смогут). Возможно, итоговые разногласия носили тактический характер, и высокие договаривающиеся стороны собирались их быстро решить с глазу на глаз. Однако сам факт 12 часов переговорного процесса говорит о том, что разногласия все-таки серьезные . Поэтому куда более вероятна вторая версия - Путин, Олланд и Меркель понимают всю опасность эскалации боевых действий на Украине как для ЕС, так и для России. И дело не только в том, что ситуацию эскалируют Соединенные Штаты через свои поставки оружия - на обострение конфликта может пойти и сам Киев.

«От результатов саммита будет зависеть, удастся ли нам остановить агрессора дипломатическим путем, или мы будем переходить на абсолютно иной режим, - заявил Петр Порошенко. - И я, и правительство готовы к принятию решения о введении военного положения на всей территории Украины. И я не буду колебаться в принятии этого решения, если действия агрессора приведут к серьезной эскалации конфликта». Если бы позиции Порошенко были бы прочными, то на его риторику никто не обратил бы особого внимания. Хотя бы потому, что введение военного положения сорвет процедуру выделения кредитов со стороны МВФ.

Однако нынешний глава государства скорее беспокоится за собственную политическую карьеру, чем за государство. Именно поэтому он для консолидации собственной власти и недопущения усиления внутриполитических оппонентов (в лице тандема Турчинов-Яценюк) может потрафить украинским радикалам через введение военного положения. Со всеми вытекающими последствиями в виде расширения географии конфликта, числа его участников, а также окончательного краха украинской экономики (на спасение которой Евросоюзу понадобится куда больше средств). Поэтому лидеры ЕС и России принципиально готовы рискнуть для того, чтобы решить ключевые проблемы.

А их как минимум несколько. Во-первых, это вопрос о том, кто какую территорию будет контролировать. Петр Порошенко требует вернуться к сентябрьской линии разграничения, а Москва призывает взглянуть в глаза реальности и провести линию разграничения на основе занимаемых ныне позиций. Вопрос имеет принципиальное значение, поскольку речь идет о том, являются ли сентябрьские соглашения железной основой для всего процесса урегулирования ситуации или же они представляют из себя просто принципы, на основе которых и с оглядкой на реальную ситуацию нужно конструировать мирный процесс.

Теоретически, конечно, у Порошенко есть возможность изменить фактическую линию контроля в свою пользу. Например, до вступления перемирия в силу провести наступательные операции на мариупольском и дебальцевском направлениях. Однако реализация этих планов сопряжена с рядом трудностей. Так, попытки «Азова» продолжить наступление на реально занятые ополченцами населенные пункты в Мариуполя23 (а не нейтральные поселки, которые бойцы добровольческого батальона занимали с таким пафосом) закончились неудачей. По словам самих «азовцев», она была связана с нехваткой топлива.

«Бойцы готовы идти и сражаются дальше, но мы застряли из-за банальной причины - у нас нет солярки, заправляем за свои деньги, а они заканчиваются. ВСУ почти не заправляет», - говорится в официальном сообщении «Азова». А что касается Дебальцево, то Порошенко, конечно, может отдать приказ о прорыве котла подразделениям, стоящим в районе Артемовска и Светлодарска, однако в этом случае ополченцы не только разгромят деблокирующие силы артиллерией, но и ударят с флангов по тому же Светлодарску, создав второе кольцо окружения.

Также, по всей видимости, стороны не могут решить вопрос о контроле за границей и всем, что с ним связано. Теоретически Москва готова на какой-либо способ формально лишить ополченцев контроля за погранпунктами (например, передать их ОБСЕ или Украине при условии комплектования погранзастав местными жителями, то есть теми же ополченцами), однако при этом Россия хочет четких гарантий того, что Киев не начнет новое наступление на Донбасс. Сделать это можно лишь через ввод в демилитаризованную зону миротворцев, но тут сразу встает вопрос чьих.

Не исключено, что в роли миротворцев выступят российские войска - по некоторым данным, на этом настаивает ЕС. Для Петра Порошенко это может стать серьезной внутриполитической проблемой, однако если Москва согласится взять ответственность за сохранение мира, то тут, по всей видимости, украинского президента удастся продавить. Не случайно, по некоторым данным, немецкий министр иностранных дел угрожал Украине санкциями за непослушание, а в МВФ дали понять, что от итогов переговоров будет зависеть и вопрос о предоставлении Украине новых кредитов. Глава Фонда Кристин Лагард анонсировала на утро 12 февраля специальное заявление по Украине, отказавшись, впрочем, уточнять его смысл.

Как бы ни закончились минские переговоры, они лишь позволят заморозить украинский конфликт. Между тем, ключевые проблемы, приведшие к нему - отсутствие правил российско-европейской игры на постсоветском пространстве и неэффективность российской внешней политики на нем. И если решение первой проблемы требует серьезных и долгих переговоров с ЕС, то в случае со второй все в руках Кремля. Российское руководство должно использовать для удержания стран постсоветского пространства в своей орбите не устаревшие инструменты холодной войны, а все аспекты и наработки в области мягкой силы. В частности, влияние на гражданское общество, подконтрольную систему образования, а также формирование ценностных архетипов в этих странах.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и