12.01.2015, 20:11
Греция наносит удар по евро
Греция наносит удар по евроМеждународная военная политика
В разгар конфронтации с Россией, Брюссель рискует остаться без единой валюты.

25 января в Греции пройдут досрочные выборы в парламент страны, высокие шансы на победу в которых, по оценкам экспертов, имеют левые радикалы из партии СИРИЗА (лидер Алексис Ципрас). Главные пункты стремящихся к власти евроскептиков хорошо известны. Это отказ от ранее взятых на себя кабальных обязательств по международным кредитам и поднятие вопроса о выходе Греции из еврозоны параллельно со списанием части огромного долга страны.

Общественный взрыв недовольства подготовили взятые греческим правительством обязательства по полученным займам. Они, в частности, предусматривают резкое сокращение финансирования социальной сферы и, соответственно, ведут к снижению уровня жизни в некогда вполне благополучной (до вступления в еврозону и подсаживания на брюссельскую «кредитную иглу») стране. На сегодняшний день внешний долг Греции насчитывает 318 млрд. евро – свыше 170% ВВП. Две последние программы по спасению тонущей экономики общим объемом свыше 240 млрд. долларов в обмен на жесткие реформы не привели к желаемым результатам. Греческое общество проявляет все большее недовольство по поводу нарастания долговой кабалы без какого-либо ощутимого улучшения материального положения. Недовольны и основные доноры – немецкие бюргеры. А также налогоплательщики из ряда других стран т.н. «экономических тяжеловесов», которые не понимают, почему они должны за свой счет спасать греческих «иждивенцев».

Таким образом, в самый разгар противостояния с Россией еврозона начинает трещать по швам. А события в Греции могут перекинуться на те страны европейской периферии, где уже давно назрели фрондерские настроения. Монетарный союз - это ключевой инструмент европейской интеграции. Его ослабление может привести к падению авторитета ключевых стран. Диктовать свою волю при принятии значимых политических решений им станет гораздо труднее.

Пожалуй, не стоит рассматривать происходящее в алармистском ключе, как начало конца «единой Европы». Однако усиление центробежных тенденций в ЕС видится почти неизбежным. Что объективно играет на руку Москве, хотя бы с точки зрения укрепления переговорных позиций по украинскому вопросу.

Мы наблюдаем не подготовку Греции к выходу из еврозоны, а скорее элементы греческой предвыборной кампании, считает руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений Василий Колташов.

– По всем раскладам к власти в стране придет правительство во главе с партией СИРИЗА, которой прочат лидерство и порядка 34% голосов. Это соответствует 143 мандатам в 300-местном парламенте. С точки зрения риторики СИРИЗА - это радикальные левые, но на деле - умеренные левые. При этом правительство будет сформировано на коалиционной основе. Думаю, оно не рискнет поколебать статус-кво в еврозоне. Кстати говоря, до сих пор представители СИРИЗА, включая лидера партии Алексиса Ципраса, не агитировали за выход из еврозоны.

Поэтому вокруг этой темы есть определенная, довольно мощная спекуляция.

— Насколько она безосновательна?

– Безусловно, под такими разговорами есть серьезная подоплека. Греческая экономика за годы нахождения в еврозоне и добросовестных платежей по долгам в условиях тяжелейшего экономического кризиса практически разрушена. Конечно, для Греции критически важно уменьшить уровень долговой нагрузки.

Проблема в том, что с 2008 года уровень жизни в Греции сильно опустился. И многие догадываются, что если страна вернется к драхме, это будет не та национальная валюта, которая была в 1980-1990 гг. Это будет слабая драхма, которая опустит уровень жизни греков до Болгарии. Правящий класс использует возвращение к драхме таким образом, чтобы еще больше удешевить рабочую силу. А вот возможностей платить по долгам станет еще меньше, поскольку они номинированы в евро. Тогда Греция не сможет обслуживать свой долг и объявит дефолт.

Поэтому, я думаю, вероятнее всего, произойдет частичная реструктуризация долга. Тем более, некоторая его часть была явно приписана. Эту часть и можно будет списать, сохранив получение греческой ренты для крупнейших западных банков. Эта игра вокруг Греции обозначила противоречия внутри ЕС, но едва ли она приведет к его распаду.

— С другой стороны, в случае возвращения к эмиссии драхмы, это сыграет на руку национальному производителю, и будет способствовать повышению конкурентоспособности греческого экспорта.

– Греция небольшая страна. Главная проблема для нее это внешние рынки – куда поставлять продукцию (хотя бы сельскохозяйственную). В 1980-е годы это был сильный экспортер. Вступив в ЕС, Греция потеряла те рынки, на которых теперь хозяйничают другие. Если Афины ослушаются еврокомиссаров и МВФ, то греки вообще могут остаться без рынков. Или окажутся в санкционной блокаде.

— Почему бы России не сыграть на противоречиях в ЕС и предложить Греции (в случае ее выхода из зоны евро) вступить в Таможенный союз или хотя бы создать зону свободной торговли?

– Москва должна смело играть на противоречиях внутри ЕС, но совершенно не занимается этим. Потому что сегодня Россия - это страна без амбиций. Страна, которая хочет дружить с ЕС. Мы не только не используем возможность надавить на Меркель, но и расширить зону своего экономического притяжения. Включить 40 микроскопических тихоокеанских островов в ТС, это совсем не то же самое, что включить в свою орбиту Балканы и Восточную Европу.

Для Греции выстраивание торговых отношений очень важно. Греческие политики говорят об этом постоянно. Проблема в том, что российский рынок в плане продовольствия отдан испанцам (до ответных санкций) и туркам. В Москве вы либо не найдете греческое оливковое масло, либо переплатите за него. Отчасти за счет пошлин, а, главным образом, из-за сговора на рынке. Если бы Россия имела амбиции в Европе, она пошла бы на сделку с греческими поставщиками.

Евросоюз на протяжении последних лет находится в кризисе, констатирует руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН Борис Шмелев.

– Наибольшие проблемы связаны как раз с функционированием еврозоны. Ее наиболее слабые звенья не выдерживают той конкурентной борьбы, которая разворачивается в Европе. Они не в состоянии приспособить свои экономики к требованиям времени.

Проблема в том, что масштабная реконструкция экономик связана с отказом от ряда устоявшихся догм. По существу греческая экономика не способна к самовоспроизводству: Греция живет в долг. Она производила гораздо меньше, чем потребляла (а уровень потребления в Греции был достаточно высоким). Реальное производство постепенно отмирало.

— Но ведь Брюссель и стоящие за ним основные выгодоприобретатели ЕС (Германия и Франция), навязали аналогичную модель практически всей европейской периферии?

– Это так. Но эта модель действует лишь в случае, если основные экономические тяжеловесы будут готовы ее финансировать. Если ты потребляешь больше, чем производишь, кто-то должен покрывать эту разницу. В последнее время этим занимались Германия, Нидерланды, Франция, отчасти Великобритания.

— Но занимались этим отнюдь не безвозмездно. Выдавая кредиты Греции, те же германские банки извлекали процентную ренту, а на полученные средства греческие потребители приобретали продукцию все тех же германских и французских концернов.

– Абсолютно верно – дотирование Греции это не альтруизм, а помощь собственному крупному бизнесу. Потому что в результате возник огромный общеевропейский рынок, на котором преимущество получили крупные германские и французские корпорации. Это финансовая и промышленно-экономическая экспансия. Она позволяла германским монополиям решать проблемы сбыта. ФРГ - это экспортоориентированная экономика. Наибольшая часть ее ВВП реализуется в сфере внешней торговли. Поэтому расширение рынков сбыта имеет для Германии жизненно важное значение.

Но в какой-то момент плюсы политики расширения стали перекрывать минусы. То есть издержки перестали покрываться получаемой прибылью. И стало понятно, что хотя в Греции проживают менее 11 млн. человек, субсидировать их нет смысла. Тогда Брюссель и МВФ попытались заставить греков жить по средствам – за счет урезания социальных расходов и выплат.

— Но тогда падает платежеспособный спрос, а вместе с ним и «навар» транснациональных корпораций.

– В силу отсутствия реальной экономики оздоровить ее практически невозможно. В Греции практически нет своего производства, судостроение закрыто. Легкая промышленность в упадке, то же касается сельского хозяйства. Единственное, на чем Греция может делать деньги, это туризм. Но одна отрасль не может покрыть издержки и потребности всей страны. Отсюда закономерная реакция населения на резкое снижение уровня жизни, и усиление позиций левых.

— То есть выход из зоны евро это не панацея. А что еще может предложить партия СИРИЗА?

– Введение драхмы, конечно, расширит возможность маневрирования. Те же самые проблемы можно будет решать через инфляцию. То есть вы не урезаете зарплаты, но инфляция сама ведет к ее сокращению. Конечно, дешевая драхма может улучшить торговый баланс. Но проблема в том, что Греция может поставить на внешние рынки.

— Почему России не попытаться воспользоваться ситуацией и не вовлечь страны европейской периферии в орбиту своего экономического влияния?

– Конечно, в условиях конфронтации с Европой, мы не заинтересованы в ее единстве. Нам не нужен единый европейский антироссийский фронт. Но если вовлечь в Евразийский союз еще целую когорту нищих, мы можем не потянуть этот проект. Ведь нам придется брать на себя ответственность, оказывать финансовую поддержку Греции, Болгарии и т.д. На данном этапе нам это совершенно ни к чему. В отличие от Берлина, мы мало что можем предложить греческому рынку. А что есть, мы можем без проблем сбывать и так. Если посмотреть на структуру российского экспорта в Румынию, Болгарию и Грецию, то наибольшую его часть составляют нефтепродукты.

Так что все равно оборудование, станки, продукты питания эти страны будут закупать в ЕС, а не в России. В этом плане мы не конкурентоспособны.

— Даже с учетом обвала рубля?

– Пока это не дало ощутимого экономического эффекта внутри самой России. Плюс у нас отсутствует тот набор товаров и продуктов, который нужен этим странам. К тому же эти страны уже вплетены в западные технологические цепочки. Менять один тип оборудования на другой - крайне накладно и сложно. Да и сами рынки сбыта небольшие – в Болгарии порядка 7 млн. человек, в Греции меньше 11. Это не так уже много. И потом, чем они будут платить – их население в основной массе неплатежеспособно.

— Зато появляется возможность расширения рублевого спроса в процессе товарообмена.

– Это, конечно, укрепило бы нашу валюту. Но вся проблема в российском рубле. Нам надо сначала навести порядок с рублем, который крайне неустойчив. Кстати, не нужно забывать, что болгарские и румынские элиты настроены антироссийски. В этих странах у власти находятся прозападные и проамериканские правительства, так что нам здесь особенно не на что рассчитывать. России самой нужно определиться с той политикой, которую она собирается проводить.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.