07.09.2015, 10:15
Грани победного кубика Рубика
Грани победного кубика РубикаМеждународная военная политика
Кто и чем рискует, участвуя в международных армейских играх, кто и что в них выигрывает.

Лето во всех армиях мира, особенно в тех, что не участвуют в реальных боевых действиях, время интенсивной боевой учебы. Вот и недавно в небе над Великобританией и Северным морем прошли очередные авиационные маневры Exercise Indradhanush IV. В них приняли участие на тяжелых многофункциональных истребителях Су-30МКИ под руководством командира группы (IAF Team Leader) Ашу Сривастава (Ashu Srivastav) индийская эскадрилья номер 2 (No. 2 Squadron) с авиабазы Tezpur, что в штате Ассам, и эскадрилья номер 3 (RAF squadron No. 3) Королевских ВВС (Royal Air Force) под командованием комэска Криса Мун (Chris Moon) на истребителях Eurofighter EF2000 Typhoon. А вскоре на территории России, на десяти армейских и флотских полигонах, на земле, в небе и на море прошли «Армейские международные игры-2015», в которых соревновались по 14 боевым дисциплинам 46 команд из армий 17 стран. В том числе из Китая, Пакистана, Индии, Венесуэлы, Кувейта, Сербии, Анголы и Египта…

Чем интересны все эти учения? В чем их суть? И какую пользу получили из проведенных маневров их участники? Зачем они, что называется, обнажались, если не перед потенциальным противником, то уж точно перед геополитическими соперниками? Вряд ли кто будет спорить, что Пакистан для Индии, а Индия для Китая и наоборот – не самые близкие друзья и партнеры.

И демонстрировать перед ними свою боевую мощь, а еще в деле свою боевую технику и вооружение, их достоинства и, что греха таить, какие-то недостатки, вольно или невольно сравнивать их реальные тактико-технические характеристики, боевые навыки своих и чужих военнослужащих – не всегда разумно. Особенно, если не ты победишь в этих состязаниях. Тем не менее в армии разных стран, внимательно оценивая подобные сомнения, все-таки стараются принять участие в международных учениях. Почему? Может, потому, что пользы в них больше, чем вреда. Так ли это?


«Железо против «желаза», и не только

Вот английские «Тайфуны», по отзывам индийских и британских журналистов и экспертов, которые следили за воздушными боями Су-30-МКИ и Eurofighter, по всем объективным показателям в очередной раз проиграли состязание своим соперникам. В первую очередь, по маневренности. У индийских «сушек» стоит управляемый вектор тяги. И хотя они тяжелее по весу, чем «Тайфун», выйти на большие углы атаки до 70 градусов и получить решающее преимущество для нанесения ракетного удара им намного проще, легче и быстрее, чем Eurofighter. Так же и на низких скоростях полета. Там «сухие» тоже разворачиваются по крену и тангажу много быстрее, чем «Тайфун» и быстрее занимали выгодную позицию для удара. К тому же по условиям состязаний индийцы даже не использовали свое техническое преимущество – более мощный радиолокатор, который перехватывает цели гораздо дальше, чем это может делать аналогичный радар «Тайфуна». При этом их радар может еще одновременно с постоянным отслеживанием воздушной цели наводить на них сразу несколько ракет с радиоактивными головками самонаведения.

У англичан ни такого радара, ни таких ракет нет. И это обстоятельство, если брать в расчет только тактико-техническую сторону вопроса, не только делает их уязвимыми в реальном бою с истребителями марки Су-30 и их модификациями, но и, естественно, существенно снижает перспективы Eurofighter на международном рынке вооружений. В том числе и по сравнению с российским Су-30МКИ, который стоит на вооружении индийских ВВС.

Но если летчики Королевских ВВС заранее знали о летно-технических преимуществах индийских самолетов, то почему они согласились на состязание с ними? Ответ на этот и другие вопросы мы поищем чуточку позже. А пока сравним возможности танков Т-72Б3, на которых «воевали» в Подмосковном Алабине практически все участники «Танкового биатлона», и танка «тип 96», который привезли с собой воины Китая.

В момент, когда публикуются эти строки, всем уже известен победитель соревнований танкистов, их состязания закончились 15 августа. Но для примера мы возьмем первые этапы состязаний, где основная борьба развернулась между представителями России, Казахстана, Китая и Индии. Сначала танкисты, эксплуатирующие Т-72Б3, переживали, что их машины уступают по мощности китайскому танку «тип 96», на котором стоит двигатель в тысячу с лишним лошадиных сил. А на Т-72 он равен только 800 «лошадкам». И значит скорость передвижения по полигонной пересеченной трассе у «китайца» будет значительно выше, чем у остальных. И первое время это преимущество действительно позволило воинам Поднебесной вырваться вперед. Но очень быстро выяснилось, что дело не только в двигателе. А и в других компонентах боевой машины. И не только в самой машине.

Сначала у китайских танкистов сорвало гусеницу, пришлось менять основной танк на запасной – это стоило определенного времени. Потом у них возникли проблемы с вооружением и системой управления огнем. Потребовалось вызвать на огневой рубеж машину технической помощи и опять менять танк. Все эти задержки повлияли на морально-психологическое состояние экипажа, и он поразил только две мишени из трех…

Примерно такая же ситуация сложилась и на соревнованиях десантников, где в гонке преследования два экипажа боевых машин российских голубых беретов БМД-2 обошли китайских коллег на четыре и три минуты. Хотя воины Поднебесной гонялись на своем новейшем колесном бронетранспортере ZBL-09, который по заявленным тактико-техническим характеристикам превосходит отечественный БТР-80 и может сравниваться только с показанным на Параде Победы 9 мая бронетранспортером «Бумеранг».

Оказалось, что дело не только в боевой технике, на которой предстоит воевать, нужен еще и определенный опыт, боевая слаженность в экипаже, в отделении и расчете, самоотверженность и воля к победе, умение распределить свои силы на всю длину многодневной дистанции состязаний и, что еще немаловажно, умение готовить свои машины к серьезным испытаниям в борьбе с сильным противником. И умение превзойти лучше подготовленного соперника. Без этого в учебном, тем более в реальном бою – никак.


Из чего складывается успех

Здесь все, как в спорте высоких достижений. Но, по-моему, много сложнее и ответственнее. Ведь на стадионе, на мировых первенствах и олимпийских играх победа измеряется голами, очками и секундами, поощряется медалями, кубками и призами, а за победой в армейских соревнованиях, хотя в них тоже награждают призами и медалями, стоит гораздо более важная ценность – высокое воинское мастерство и морально-психологический настрой победителя. Они должны гарантировать воину и его боевому коллективу победу при выполнении боевой задачи по защите национальных интересов страны. А еще сохранить ему жизнь и жизнь боевых товарищей в вооруженном противостоянии с очень сильным и хорошо вооруженным вероятным противником.

Победа эта, как грани в известной игрушке кубик Рубика, складывается из очень многих составляющих. Начиная от оперативного искусства командиров, их беспрерывного и устойчивого управления подчиненными на поле боя в условиях массированного огневого, электронного и информационного воздействия противника до способности солдата, сержанта, лейтенанта максимально использовать возможности своей боевой техники и оружия, проявить недюжинное ратное мастерство, военную хитрость и смекалку, выгоду тактического замысла, несгибаемую волю к победе и выстоять в обороне. Или овладеть позицией противника в атаке, опрокинуть его во встречном сражении. И, конечно, при этом нужно быть абсолютно убежденным в преимуществе своего вооружения над вооружением противника.

Помню, в конце прошлого века, когда ситуация в российских Вооруженных силах была хуже некуда: беспрерывно шли войны на Северном Кавказе, где наши войска по разным причинам, в том числе и политическим, никак не могли добиться окончательной и бесповоротной победы над террористами, я в соавторстве с коллегами сделал для российского телевидения фильм под называнием «Неизвестные внуки Калашникова». Он об отечественном стрелковом оружии, которое по некоторым параметрам превосходит знаменитый «калаш», но никак не найдет для себя дорогу в войска. Прокомментировать этот фильм я попросил своего дальнего родственника, подполковника, командира мотострелкового батальона, который заканчивал тогда Общевойсковую академию имени Фрунзе и уже был распределен на Кавказ. Офицер отказался смотреть наш фильм. Я удивился: почему?

– Ваш фильм, – сказал мне подполковник, – подведет меня к мысли, что оружие, которым вооружены мои солдаты, не самое лучшее из того, что на сегодняшний день есть. А я и они должны быть непоколебимо убеждены, что наши «калаши» – автоматы и пулеметы, самые что ни есть самые-самые. Непревзойденные и самые безотказные. Иначе мы воевать не сможем и победить тем более.


Психология победителей

Сегодня многие виды оружия, о которых мы рассказывали, уже есть в отдельных частях и подразделениях Российской армии. Особенно у спецназа. Но речь не об этом.

Вспоминаю, как меня задели до глубины души и поразили слова подполковника о том, что он должен быть абсолютно уверенным в силе своего оружия. И мне, военному журналисту, эти мысли в голову тогда почему-то не приходили. А сегодня я думаю, что любые международные армейские соревнования – будь то над Северным морем между индийскими и английскими летчиками, на Су-30МКИ и Eurofighter EF2000 Typhoon, будь то на «Танковом биатлоне» в подмосковном Алабине между танкистами тринадцати стран на машинах Т-72Б3 и тип 96, в том числе и между российскими, венесуэльскими, индийскими, казахстанскими и китайскими экипажами, будь то на полигоне «Дубровичи» под Рязанью между десантниками на БМД-2 и БТР ZBL-09, другие состязания – это не просто проверка боевого мастерства, обмен боевым опытом, методикой подготовки солдат и сержантов, выявление сильнейших в тех или иных упражнениях боевой подготовки. Это еще и выработка уверенности, что твой автомат, танк, боевая машина, артиллерийская установка, вертолет и истребитель – самые надежные, самые эффективные, самые лучшие. Потому что без этой уверенности, даже убеждения нет и не может быть победы. Ни в каком бою, что в учебном, что в реальном.

Может быть, поэтому ни российская сторона, ни китайская не использовала на состязаниях «Танковый биатлон» свои лучшие на сегодняшний день машины – Т-90АМ и тип 99. В случае поражения всегда можно себя утешить, что проиграла не самая новая боевая техника, что в случае чего у нас есть, чем ответить сопернику. Этот психологический мотив всегда будет присутствовать за любыми состязаниями, где на кону в принципе стоят не очки, метры и секунды – кубки и призы, а, если придется, жизнь, здоровье солдат, офицеров и победа в реальном кровопролитном бою.

Когда думаешь об этом, понятнее становится отсутствие на международных армейских играх в России военных команд из западных стран, хотя их сюда приглашали. Дело, наверное, не только и не столько в санкциях, не в пресловутых неразрешимых противоречиях по поводу Крыма и событий на Украине (на «Танковый биатлон» натовцев приглашали и до всех этих событий, они тоже не приехали, хотя и обещали). Причина блестящего отсутствия танкистов, артиллеристов, летчиков, саперов из США и НАТО проста и прозаична – они просто не уверены, что боевое мастерство их солдат и офицеров окажется выше, чем боевое мастерство российских и других военнослужащих из армии Китая, Индии, Казахстана. Одно дело – воевать с армиями третьих стран. Другое – сопоставить свое боевое мастерство на полигоне с ведущими армиями мира. Например, с такими, как российская, индийская или китайская. Видимо, им трудно быть уверенными, что разрекламированная в сотнях кинофильмах и газетно-журнальных статьях их боевая техника выдержит реальное полигонное сравнение с российским танком, даже не «Арматой», а с не очень новым серийным Т-72Б3, а истребители Eurofighter, Tornado, Rafale, F-16 и F/A-18 с машинами марки «Су» и «МиГ»…

Впрочем, представители НАТО все-таки побывали на «Армейских международных играх-2015» в качестве наблюдателей. Говорят, им все очень понравилось. Обещали на будущий год обязательно приехать хоть в Россию, хоть в Белоруссию, где бы подобные состязания ни проводились. Привезти свою боевую технику и вооружение, свои экипажи, расчеты, командиров.

Сильно сомневаюсь, что это произойдет. Обещать, как говорят, не значит жениться. Западным коллегам, как их принято сейчас называть, словно плохому танцору, опять что-нибудь помешает. Но и без них мы со своими союзниками и партнерами сумеем сложить собственные победные грани кубика-рубика. Еще раз убедиться, что наши нынешние боевые машины, наши экипажи, расчеты, отделения и взводы – лучшие из лучших. А значит, если потребуется, способны надежно защитить национальные интересы страны. И первенство в международных армейских играх это наглядно доказывает.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.