19.03.2015, 12:45
Гонку вооружений между Китаем и Индией пока проигрывает Пекин
Гонку вооружений между Китаем и Индией пока проигрывает ПекинМеждународная военная политика
Военные КНР подтвердили факт строительства второго авианосца. В принципе, это не было секретом, однако официальное заявление последовало на фоне новостей о скором вводе в строй второго авианосца Индии и формировании работ по третьему, который, возможно, будет оснащен ЯСУ. КНР и Индия ведут сейчас настоящую гонку морских вооружений, в которой китайцы пока проигрывают.

Речь, собственно, идет о главном политическом комиссаре Военно-морского флота Народно-освободительной армии КНР, контр-адмирале Динь Хайчуне и его интервью выходящей в Гонконге газете Hong Kong Commercial Daily. Однако еще раньше – в апреле 2013-го – контр-адмирал Сон Хюэ сообщил агентству «Синьхуа»: «Китай должен иметь более одного авианосца. Следующий корабль будет больше по размерам и будет нести больше самолетов».


«Сестра» недостаточной вооруженности

Напомним, что в настоящий момент в составе ВМФ НОАК числится только один корабль такого типа – «Ляолин», достроенный советский ТАВКР «Варяг» проекта 11436, одноклассник «Адмирала Кузнецова». Будучи куплен у Украины буквально на металлолом, авианосец в 2005 году прибыл на судостроительную верфь в Дальянь (бывший Дальний). В 2008-м корабль был перемещен в другой док, где, по ряду данных, была проведена установка двигателей и тяжелого оборудования. В частности, на нем были смонтированы новые радары (предположительно – китайского производства), системы вооружения, перестроена надстройка и заделаны шахты ПКР «Гранит».

«Ляолин» был принят в состав флота 24 сентября 2012 года, при этом ни один самолет к тому моменту еще не совершил посадки на его палубу. Полеты палубных истребителей J-15 (контрафактная копия Су-33) начались лишь в конце ноября того же года. До планового ремонта в середине 2014-го корабль осуществил несколько выходов в море, в ходе которых отрабатывались бортовые системы и полёты все тех же J-15 («Ляолин» способен принять на борт до 24 штук) и шести противолодочных вертолетов Z-8 (китайская разработка на базе французского Super Puma). По некоторым данным, на борту базируются также вертолеты Ка-31 в варианте ДРЛО, которые предполагается заменить на Z-8J собственного производства. По другим данным, в состав группировки входят также два поисково-спасательных вертолета Harbin Z-9 (лицензионный вариант французского Eurocopter AS365 Dauphin).

Наблюдатели отмечают, что по основным параметрам китайский «Ляолин» вполне соответствует кораблям советского проекта 1143, за исключением оборонительного вооружения, которое признается откровенно слабым, едва достаточным для самообороны, хотя размеры и водоизмещение судна позволяют иметь на борту гораздо более мощный комплекс вооружений без ущерба для «самолетовместимости». Оно состоит из трех 11-ствольных зенитных автоматов «Тип 1130», приближенных по характеристикам к голландской ЗАУ Goalkeeper; по современным меркам эти пушки не выделяются ничем, кроме выдающейся скорострельности. Ракетная часть представлена тремя 18-зарядными пусковыми установками HQ-10 системы ближней корабельной ПВО FL-3000N. Ракеты TY-90 этого комплекса способны поражать воздушные цели (включая противокорабельные ракеты) на удалении от 0,3 до 6 км и на высотах от 15 метров до 6 км. Ближайший западный аналог – американская RIM-116 RAM, которой китайская система уступает в дальности перехвата. Что же касается видимой части системы противолодочной обороны, она представлена тремя 12-ствольными бомбометами оригинального, ранее не встречавшегося типа.

Отметим, что «Кузнецов» несет 6 малокалиберных ЗАУ АК-630, 24 вертикальных пусковых модуля на 8 ракет каждый комплекса ближней ПВО «Кинжал» (аналог наземного ЗРК «Тор», снаряженный боекомплект – 192 ракеты) и 4 спаренных установки зенитного ракетно-артиллерийского комплекса «Кортик» в составе двух 30-мм шестиствольных зенитных автоматов 6К30ГШ и сдвоенной пусковой установки с системой хранения и перезаряжания на 32 ракеты 9М311К (3М87) с дальностью действия по рубежу 8 км и по высоте 3,5 км. Максимальный боезапас составляет 254 ракеты.

Такой состав вооружений китайского корабля дает основания полагать, что в настоящее время он рассматривается не как полноценная боевая единица, а скорее, как опытный образец для отработки специфических систем авианосца и тренировок летного состава. Примечательно, что на индийском «однокласснике» «Кузнецова» – авианосце «Викрамадитья», оснащенном сейчас лишь системами ближней ПВО – к 2017 году планируется разместить корабельный ЗРК израильского производства Barak-8 с дальностью действия до 70 км. Аналогом этой системы на китайском корабле может стать «Штиль-1», обладающий схожими характеристиками и представляющий собой корабельный вариант ЗРК «Бук». Однако, будучи оснащен палубными истребителями, даже в нынешнем виде корабль может оказаться полезен не только в роли ПВО-эскадры, но и как средство изоляции воздушного пространства над районом боевых действий, особенно при высадке десантов на острова (а спорные острова, как известно, это важнейшее направление китайской экспансии).


Катапульта как приоритет

Первое, что не устраивает китайцев, – это отсутствие на «Ляолине» стартовой катапульты. Это устройство не только позволяет самолетам стартовать с палубы со значительно большей нагрузкой, чем при старте с трамплина, но и ускоряет процедуру старта, позволяя поднять в воздух больше самолетов за единицу времени. Более того, оно позволяет иметь на палубе тяжёлые самолеты ДРЛО и самолеты снабжения, аналогичные американским E-2 Hawkeye и C-2 Greyhound. Еще в августе 2013 года китайский эксперт Ду Вэньлун, оценивая облик перспективного авианосца, заявил, что новый корабль должен быть оснащен катапультой, но необходимо решить, какой именно – паровой или электромагнитной. Представитель ВМС НОАК Ли Цзе тип катапульты уточнить тогда отказался, но пообещал, что катапульта на корабле будет обязательно. «Это зависит от уровня наших технологий. Если мы разработаем хорошую паровую катапульту, будет паровая, но если мы существенно продвинемся в разработке электромагнитной, нужен будет всего лишь шаг, чтобы перейти к ней», – цитировало его слова «Синьхуа».

Примерно в то же время представитель министерства национальной обороны КНР Янг Юджун заявил, что ВМС НОАК в будущем потребуется большее количество авианосцев, нежели единственный корабль «Ляолин». Государство всеобъемлюще рассмотрит вопрос приобретения новых авианосцев в соответствии с потребностями государственной безопасности, добавил он.

Большинству экспертов перспективный китайский авианосец также видится как развитие советского проекта, но с катапультным стартом самолетов и наибольшим водоизмещением порядка 70 тыс. тонн против 59–61 тыс. тонн у современных авианосцев, которые можно отнести к потомкам советского проекта 11436 («Кузнецов», «Викрамадитья» и «Ляолин»). Линейные размеры корабля возрастут при этом примерно на 5 процентов, авианосец сможет принять на борт около 70 летательных аппаратов всех типов, исходя из расчета 1 тыс. тонн водоизмещения на один ЛА. Вопрос с силовой установкой пока также остается открытым. «Весовая категория» корабля позволяет оснастить его как котлотурбинным, так и ядерным вариантом, однако считается, что все достоинства ЯСУ для боевого корабля раскрываются при наибольшем водоизмещении в 75 тыс. тонн. С другой стороны, электромагнитные катапульты требуют для работы мегаватты электроэнергии, которую дешевле получить от атомного реактора, чем от мазутных котлов, что делает ЯСУ оправданной и на меньших кораблях.

Но со слов китайских экспертов выходит, что корабли проекта, условно названного на Западе «001А», скорее всего, будут иметь котлотурбинную установку, и лишь следующий корабль этого класса, возможно, получит ЯСУ. Впрочем, эти планы могут еще измениться, о чем будет сказано ниже.


Идет борьба надводная

По всей видимости, церемония закладки второго китайского авианосца на верфях Даляни прошла в 2013 году. О том, что его строительство займет шесть лет, заявил высокопоставленный функционер КПК в провинции Ляонин Ванг Мин в интервью местному телеканалу. Это сообщение заметили и опубликовали гонконгские СМИ, после чего проект второго авианосца окончательно стал секретом Полишинеля. Что, впрочем, вполне укладывается в китайские традиции по отношению к «сверхсекретным» разработкам, когда, например, о дне и часе первого полета нового истребителя «по секрету» сообщают местным споттерам, для которых ставят столики с чаем у ограды аэродрома.

Так для чего же было сделано недавнее заявление? Скорее всего, оно вызвано тем, что чуть ранее (23 февраля) о планах ускоренной достройки и ввода в строй третьего авианесущего корабля – «Вишал» – сообщили индийские медиа. После того как в 2016-м будет списан старейший индийский авианосец «Вираат» (легкий, английской постройки, класса Majestic), единственным кораблем такого класса в индийском флоте некоторое время будет «Викрамадитья» – еще не до конца освоенный и оснащенный, но прошедший полный цикл испытаний. Второй корабль (уже полностью индийской постройки) – «Викрант» – войдет в строй не ранее 2018-го, при этом потребуется от 8 месяцев до года для достижения им боеспособности. Оба этих авианосца оснащены стартовым трамплином и способны принимать многоцелевые палубные истребители МиГ-29К, а со временем и палубную версию легкого боевого самолета HAL Tejas Navy (первый из двух прототипов этого самолета совершил испытательный полет 7 февраля). Согласно индийской классификации, эти корабли относятся к классу «авианосцев противовоздушной обороны».

Другое дело «Вишал», постройку которого индийцы рассчитывают завершить за 10–12 лет при «ударных» темпах работы. Это будет полноценный авианосец с двумя паровыми катапультами. По сообщениям индийских источников, в ближайшее время будет решен вопрос о силовой установке корабля. Большинство экспертов считают, что «Вишал» получит ЯСУ, что позволит кораблю за сутки полным 25-узловым ходом покрывать до 600 морских миль. Эти характеристики при базировании корабля в восточных портах позволят гибко реагировать на любые угрозы со стороны ВМС НОАК.

Из рассмотрения изложенных фактов самоочевидно следует вывод, что в южно-азиатском регионе началась региональная гонка морских вооружений.

Напомним, что согласно китайской исторической традиции (наличие которой внешне не афишируется, но внутри страны одобряется), существует так называемый список потерянных территорий. К ним относятся земли, которыми когда-то владели или над которыми декларировали господство императоры династии Цин. Это и индийский штат Аруначал-Прадеш (правда, расположен далеко от моря), и Мьянма, где китайское влияние традиционно сильно, и Сингапур с Малайзией. Такие «традиции» не могут не беспокоить Нью-Дели, несмотря на соглашения о стратегическом партнерстве между двумя странами, подписанные на высшем уровне в 2005 году.

Следует признать, что Индия пока лидирует в этой региональной гонке вооружений. Действительно, в настоящее время в составе ее ВМС имеется доведенный до ума корабль со всеми работающими системами. К тому времени, как в строй войдет второй авианосец, страна получит все 45 заказанных в России истребителей МиГ-29К поколения 4++ – испытанных и надежных.

Не стоит забывать и о том, что Индия располагает двенадцатью палубными истребителями вертикального взлета и посадки Sea Harrier Mk.51 британского производства. Их электроника была модернизирована в 2006-м при помощи израильских компаний, а в ходе капитального ремонта на предприятиях Hindustan Aeronautics Limited ресурс планеров и двигателей будет продлен еще на 12–15 лет. Имея на вооружении новейшие ПКР Sea Eagle и ракеты воздушного боя Matra в сочетании с израильским радаром, эти самолеты еще долго будут крайне эффективны для решения самых разнообразных задач.

На перспективу также имеются довольно удачные многоцелевые самолеты Tejas, примерно аналогичные по классу и возможностям китайским J-10. А для «большого» авианосца «Вишал» Индия вообще может приобрести любые самолеты российского или западного производства – от палубной модификации перспективного Т-50 до экспортных F-35; с этим у Нью-Дели, в отличие от Пекина, не будет проблем. Довершает картину индийского лидерства в области авианесущих кораблей одобренная, но не проведенная сделка о покупке в США самолетов управления и целеуказания E-2C Hawkeye, аналоги которых КНР еще только предстоит создать.

С китайской стороны картина выглядит не столь радужно. Вероятно, решение о типе силовой установки для перспективных китайских авианосцев будет зависеть от решения индийской стороны по «Вишалу». Китайские адмиралы ни за что не захотят ударить в грязь лицом перед оппонентами (с другой стороны, решение выгнать в море полупустой корпус бывшего «Варяга» так же, вероятно, инспирировано успехами Индии).

Способность китайской промышленности выпускать практически что угодно давно известна. Но, как и Япония в свое время, Китай идет по пути копирования удачных образцов. Разрыв между способностью освоить в производстве хоть черта в ступе и способностью спроектировать что-то принципиально новое виден и по авианосной программе. В свое время Пекин вел переговоры о приобретении в России партии палубных истребителей Су-33, аналогичных тем, что стояли на вооружении «Кузнецова». Первоначально речь шла о 30 самолетах, поскольку производство меньшего количества убыточно. Однако постепенно китайская сторона свела свою заинтересованность всего к двум машинам. К этому времени разразился скандал с производством истребителя Shenyang J-11B – контрафактной копии самолета Су-27СК, сборка которых из готовых машкомплектов осуществлялась в КНР. Первый J-11 был собран в декабре 1998-го, однако серийное производство не начиналось до 2000-го по техническим причинам. До 2003 года в Китай было поставлено 95 комплектов самолетов, а от остальных 105 китайская сторона отказалась, как только местная авиапромышленность освоила производство основных узлов методом «обратного проектирования». Поняв, что палубный самолет хотят попросту украсть, российские производители показали китайским товарищам известную комбинацию пальцев.

Однако на Украине оставался в летном состоянии один из самолетов Т-10К-3 (третий прототип Су-33), который Киев в 2001 году и толкнул китайцам по принципу «не наше – не жалко» вместе с комплектом конструкторской документации. Результатом стал палубный Shenyang J-15, совершивший первый полет в последних числах августа 2009 года. 25 ноября 2013-го пара J-15 совершила посадку с зацеплением за аэрофинишер на палубу «Ляолина», а уже в декабре китайские медиа объявили о начале серийного производства палубного истребителя.

Судя по всему, производство самолета, внешне практически не отличимого от Су-33, ведется ни шатко, ни валко: на начало текущего года построено не более 15 машин, включая прототипы. По всей видимости, камнем преткновения послужили двигатели. Известно, что китайские моторы Shenyang WS-10, созданные на базе американских CFM56 (они во множестве используются на гражданских лайнерах), хоть и развивают тягу на тонну больше, чем российский АЛ-31Ф, но имеют назначенный ресурс – всего 200 (по другим данным – 300) часов, что в пять раз меньше, чем у российского аналога. Если для «сухопутного» самолета это является едва терпимым показателем, то для палубного – совершенно неприемлемым. Для полноценного развертывания производства J-15 требуется или решить проблему с ресурсом, или покупать российские моторы. Как считают западные аналитики, именно АЛ-31Ф и стоят сейчас на всех серийных J-15.

Та же проблема закрывает доступ на палубу легкому многоцелевому истребителю Chengdu J-10, как его текущей одномоторной модификации (что не очень подходит для самолета, летающего над морем), так и для проектируемой двухмоторной версии, поскольку двигатели WS-13 также имеют низкий ресурс. Единственный на сегодня выход – оснастить палубные J-10 российскими моторами РД-33 или РД-93, на что китайцы вряд ли согласятся.

Таким образом, надо признать, что амбиции китайских адмиралов несколько преждевременны. Впрочем, в октябре прошлого года газета «Наньфан жибао» опубликовала комментарии старшего полковника НОАК Сюй Юнлина (в прошлом – главного летчика-испытателя программы истребителя J-10), касающиеся программы создания китайского истребителя пятого поколения J-31. Сюй признал, что двигателестроение остается узким местом для китайской авиационной промышленности, но в случае с проектом J-31 в данной области отметился прогресс. «Сейчас эти недостатки восполняются, и очень скоро могут появиться хорошие новости», – сказал он, выразив уверенность, что в перспективе J-31, как и другие основные типы китайских боевых самолетов, будут оснащаться отечественными двигателями, что позволит покончить с зависимостью от импорта.

Сюй также подчеркнул, что самолеты, построенные с использованием технологий малозаметности, являются будущим для палубной авиации всех стран. Однако вероятность полной замены самолетов четвертого поколения самолетами пятого поколения невелика, в перспективе эти поколения будут сочетаться. «Вероятность появления J-31 на палубах авианосцев очень велика, но на данный момент я не видел какой-либо информации об адаптации самолета к технологиям, необходимым к базированию на авианосце, поэтому ожидаю, что появление авианосного J-31 произойдет уже после того, как базовая версия начнет поступать в войска», – резюмировал он.

Единственное, на что могут надеяться ВМС НОАК, – это на решение проблем с двигателями до того, как авианесущие корабли китайского производства встанут в строй. А пока остается отрабатывать технологии и набираться опыта на «игрушечном» «Ляолине». До тех пор – «правь, Индия, морями». По крайней мере, южными.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  05.12.2016
Вторую подряд небоевую потерю понесла за последний месяц Морская авиация России. Истребитель Су-33 упал в воду при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов», выполняющий задачи у берегов Сирии. Бесценный опыт нарабатывается дорогой ценой, и некоторые подробности аварии выглядят крайне показательными с точки зрения расследования причин инцидента. Минобороны в понедельник сообщило о том, что накануне в Средиземном море во время посадки на авианосец «Адмирал Кузнецов» потерян истребитель Су-33.
Мировой ВПК  05.12.2016
В Средиземном море потерпел аварию второй истребитель из состава российской авианосной группы. Су-33 279-го отдельного корабельного истребительного авиаполка, по официальным данным, упал при заходе на посадку после выполнения боевого задания, выкатившись с палубы авианосца.
Геополитика  05.12.2016
После телефонного разговора с главой Тайваня Дональд Трамп совершил очередной «антикитайский» шаг, опубликовав твит с жесткой критикой экономической и военной политики Пекина. Однако ошибкой было бы считать это как дипломатической неопытностью, так и безответственным популизмом. Избранный президент США точно знает, что делает.
Мировой ВПК  05.12.2016
Причины аварии ракеты-носителя «Союз-У» с грузовым кораблём «Прогресс МС-04» пока еще до конца не выяснили. Рано. Но многие из тех, кто знаком с состоянием дел в «Роскосмосе», считают, что выяснять их поздно. Потому что в принципе они известны. И если данную конкретную причину данной конкретной аварии выявят и устранят, то далеко не факт, что уже выявленные причины «пролёта» России мимо космоса окажутся устранены.
Конфликты  01.12.2016
В украинских учениях, которые начались в четверг к западу от Крыма, задействованы «обновленные» советские ЗРК, отремонтированные в расположении херсонской бригады зенитно-ракетных войск, заявил бывший командир бригады генерал Бижев. Что еще могут использовать украинские военные и чем Россия закрывает Крым от возможного «случайного» удара?
Конфликты  30.11.2016
Во вторник, 29 ноября, Минобороны России объявило о достижении перелома в сражении за Алеппо и освобождении в восточной части города за сутки 14 кварталов с населением более 80 тысяч человек. По мнению военных специалистов, кампания, призом которой является крупнейший некогда город Сирии, близится к концу. Что дальше?
Конфликты  29.11.2016
Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник целый внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Похоже, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст. Тегеран готов вновь предоставить ВКС России авиабазу Ноуже в Хамадане, если этого потребует ситуация в Сирии, заявил во вторник советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам.