27.02.2017, 10:49
Гонка "пятых". Чем российский истребитель ПАК ФА лучше американского F-22
Гонка "пятых". Чем российский истребитель ПАК ФА лучше американского F-22Международная военная политика
Первенство в создании самолёта пятого поколения осталось за Америкой. Россия лишь вторая. Что удалось нашим авиаконструкторам извлечь из этого проигрыша и есть ли в "кармане" у ПАК ФА козыри, способные удивить американского "хищника"?

Первым быть почётно, первых помнят, о них говорят. Первый человек в космосе, первый на Луне. Попроси вспомнить второго, и собеседник начинает мяться и судорожно вспоминать то, что не задержалось в голове и на минуту. Да, США действительно первые создали истребитель пятого поколения. И тут уже ничего не поделать. В 1997 году первый "хищник" F-22 Raptor уже взмыл в демократическое небо Америки, в то время как до начала работ по Т-50 — истребителю пятого поколения (боевому авиационному комплексу нового поколения И-21) — оставалось ещё два года.

Но, может быть, это и к лучшему? Когда в 2001 году в Америке уже началось серийное производство "рапторов", а ВВС России лишь конкретизировало свои требования по проекту перспективного авиационного комплекса фронтовой авиации (ПАК ФА), может, это время удалось использовать с пользой? Посмотреть на ошибки американцев, подготовить в нашем истребителе достойный ответ? Попробуем разобраться.

Война поколений

Говорят, что на войне все средства хороши. В итоге не важно, первым ты был или пятым, главное, чтобы к моменту боя твоя техника оказалась лучше, быстрее, прочнее и в большем количестве, чем у противника. Главное тут победить, второго места просто нет. И неважно — начал ты позже, как Япония в конце XVIII века с кораблестроением, главное, что к моменту Цусимы её флот оказался подготовленней, боеспособней, лучше.

Во многом поэтому развитие военных технологий идёт волнами. Какое-то государство изобретает новую технологию и вырывается вперёд. Затем все остальные покупают, похищают, доходят сами до подобного решения и продвигаются следом, сокращая отставание. Попутно изобретается эффективный способ противостояния, и уже другая страна на коне, а десятки конструкторских бюро по всему миру засыпают с единственной мыслью — "как же им это удалось".

Если посмотреть советские и американские военные самолёты начиная со времён Второй мировой, то можно заметить, насколько они похожи. Можно даже подумать, что авиаконструкторы, как нерадивые школьники, просто списывают друг у друга. Но нет — максимум подглядывают, да и то не всегда. Чаще всего нельзя говорить о копировании, это лишь следование очередной волне технологий. Например, F-111 Aardvark и Су-24 похожи друг на друга внешне как близнецы-братья, однако говорить о прямом копировании со стороны наших инженеров нельзя — мода на изменяемую стреловидность крыла диктовала свои решения. 


С истребителями пятого поколения дело обстоит так же. Да, все они создавались с оглядкой на F-22 Raptor (глупо не использовать чужой успешный опыт), но их общую внешнюю схожесть нужно объяснять не желанием сделать "как у других", а неумолимой физикой, требующей для уменьшения заметности применять одни и те же приёмы.

Поэтому, будучи похожими внешне и находясь на одном и том же уровне развития (пятое поколение), каждый из созданных разными странами самолётов по внутреннему содержанию и заложенным идеям разительно отличается от других.

Трудно быть первым

F-22 Raptor серьёзно обогнал по времени всех своих конкурентов. Первый полёт он совершил в 1997 году, а в 2005 был принят на вооружение. Кроме того, он же и самый многочисленный. В то время как другие страны не перешагнули за десять единиц своих самолётов пятого поколения, F-22 был выпущен количеством в 181 серийную машину: больше экономика США просто не потянула.

Изначально предполагалось создание 750 самолётов, однако они получились практически золотыми. И если цена серийного экземпляра составляет 150 миллионов долларов, то, прибавив к ней расходы на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (что всегда делается при подсчёте), можно получить 411 миллионов долларов за один самолёт.

Что же получилось в итоге? Стоит начать с заложенной в него идеи — обеспечение повышенной выживаемости за счёт реализации принципа First look — first kill ("первый обнаружил — первый поразил"). Ради этого в F-22 были применены практически все способы снижения заметности, известные на тот момент.

Впервые в истории на истребителе основное вооружение получило внутренние отсеки. Правда, потом оказалось, что их ёмкость недостаточна, и "раптору" добавили внешние подвески, хоть их использование и сводит на нет всю идею его создания.

Плохо вышло и с топливными баками. F-22 несёт внутри фюзеляжа весьма ограниченный запас топлива (всего 8,2 тонны), что делает его критически зависимым от возможности дозаправки в воздухе. Его боевой радиус составляет всего 760 километров, что по современным меркам крайне мало (более того, ещё неизвестно, с какой загрузкой мерялось это расстояние). Да, с двумя подвесными топливными баками (ПТБ) дальность полёта становится приличной, но это, опять же, уничтожает на корню идею невидимости. Поэтому на выходе мы имеем чётко реализованную, хотя и достаточно однобокую концепцию.

Где-то на высоте 18–20 километров, абсолютно невидимый, барражирует "хищник". Он засекает самолёты противника на огромном расстоянии (около 120 километров) и поражает их, сам оставаясь незамеченным. Идиллическая картина, но очень далёкая от реальности.

Всё это круто работает лишь в условиях наличия под боком авианосца или аэродрома подскока. Но как предполагается реализовывать эту стратегию при завоевании превосходства в воздухе на чужой территории, при глубокой эшелонированной обороне противника — ответа нет. И неизвестно, есть ли он у Пентагона.

Пара слов о незаметности

Невидимость самолётов на радарах противника меряется показателем эффективной площади рассеивания (ЭПР). Чем она меньше, тем лучше. У бомбардировщика Ту-160 ЭПР достигает 25 метров квадратных, у танка Т-90 она около 30 метров, а у человека — 1 квадратный метр. В современных реалиях самолёт считается невидимкой, если его ЭПР меньше чем 0,4 квадратных метра.

Меряться размерами ЭПР давно стало любимым делом и дурным тоном любого спора о возможностях и проблемах современной авиации. Всё дело в том, что с ЭПР приходится, как "настоящим джентльменам", верить на слово. Никто ведь не даст самолёт противника пооблучать в боевых режимах и рассказать, с какого расстояния его реально удалось обнаружить. Вот и рассказывают о своей ЭПР кто что только может. Пока рекорд в подобных заявлениях за американцами, утверждающими, что F-22 имеет ЭПР, равную 0,0001 квадратного метра. Такой же показатель у пули или пятидесятикопеечной монетки.

Понятно, что никто никогда не расскажет, как были получены такие результаты. В какой проекции, с включенной РЛС или нет, была ли задействована внешняя подвеска? Например, с задней полусферы такое значение просто противоречит физике, двигатели явно будут светиться гораздо сильнее. Скорее всего, был взят локальный минимум замера в одном из положений. Вот и получается, что можно говорить что угодно — сравнивать эти числа просто бесполезно.

Скорее всего, ЭПР F-22 близок к значениям ПАК ФА. Наш самолёт только с задней полусферы будет "фонить" сильнее. Но и то исключительно до тех пор, пока не будут поставлены двигатели второго этапа (что случится уже в будущем году).

Ответный ход

ВВС США во многом берут на себя работу ПВО. Отсутствие аналогов таким комплексам дальнего действия, как С-300 и С-400 (да и на средних дистанциях американская техника провисает), заставляет придумывать самолётам концепцию, подобную F-22. В ней истребитель работает от защиты, находясь недалеко от аэродрома, не включая бортовую РЛС, а получая данные при помощи Авиационного комплекса радиообнаружения и наведения (АВАКС), то есть самолёта, оборудованного мощной радарной системой.

При необходимости работать в условиях серьёзной войны, сложного фронта и работающей ПВО противника ситуация резко меняется. Даже если предположить, что театром военных действий станет Европа, то необходимость постоянной дозаправки или полётов с подвесными баками быстро покажет нежизнеспособность такой концепции.

Российский комплекс фронтовой авиации создавался совсем с другими мыслями. В России необходимость переброски с фронта на фронт на большие расстояния и способность выполнять миссии глубоко за линией фронта ставились по умолчанию. Отсюда и гораздо большая дальность полёта, и возможность взять больше ракет во внутренних отсеках.

F-22 — это скорее дуэлянт, профессионал одного выстрела. На удобной для себя дистанции, в родных стенах он не оставит противнику шанса, стреляя быстро и сходу. ПАК ФА — это скорее солдат, способный проиграть в прямой дуэли, но зато гораздо более эффективный во время военных действий в лесу, в снегах, при плохой погоде.

Козыри в рукаве

Итак, какие же карты, способные удивить оппонента, может выложить на стол ПАК ФА? Начать стоит со сверхманёвренности. После выхода F-35, который даже на показательных выступлениях напоминал скорее летящего ежа, получившего крепкого пинка, евангелисты американской техники заговорили о ненужности сверхманёвренности для пятого поколения. Мол, это отвлекает пилота и вообще, лети себе по прямой и не отвлекайся, сопла по сторонам не отклоняй. О том, что F-22 имеет управляемый вектор тяги (правда только вертикально), сразу же забывают.

У ПАК ФА с этим всё замечательно. Имея всеракурсное управление вектором тяги, он способен показать себя как в ближнем бою, так и при уклонении от ракет противника. Ещё лучше ситуация станет после установки на самолёт "изделия 30", двигателей второго этапа. Они значительно усилят тяговооружённость ПАК ФА.

Лучше у нашего самолёта и с запасом топлива. 13 тонн "вкуснейшего" керосина позволяют действовать в полной боевой выкладке на радиусе свыше 1000 километров, а без использования сверхзвуковых режимов — до 2700 километров.

Преимущество у ПАК ФА и в вопросах вооружения. Во внутренние отсеки можно загрузить до десяти ракет, в то время как F-22 имеет их лишь восемь штук. Причём от наружных подвесов конструкторы "Сухого" планируют отказаться, чтобы сделать самолёт незаметнее, а в перспективе довести число внутренних точек подвески до 12 штук.

Отдельно стоит рассказать и про ракеты. Лучшее из того, что у нас есть для дальней дистанции, — это Х-74М2 корпорации "Тактическое ракетное вооружение". Х-74М2 способна разгоняться до гиперзвуковой (более 4 Махов) скорости и поражать цель на расстоянии более 300 километров. Её вес около 400 килограммов, мощность боевой части достаточная, чтобы сделать встречу с самолётом противника последним для него событием.

Неокончательные выводы

Вот и получается, что сравнивать напрямую нельзя. Да, F-22 был первый (и останется лучшим по крайней мере в рекламных буклетах ещё долго). Однако некоторые его особенности могут усложнить использование, кроме как в случаях, когда "встретились два самолёта над океаном".

Здесь стоит упомянуть приём и передачу данных по каналу IFDL между F-22, помогающему им обмениваться информацией. А вот для других самолётов, включая F-35, канал работает только на приём, поэтому поделиться данными с радара не получится. Только если пересказывать хриплым от страха голосом: "Ребята, там четверо русских заходят с юго-востока".

ПАК ФА гораздо более приспособлен под нужды военных, требующих самолёт для активного ведения боевых действий. Самолёт, способный прорвать оборону противника, создать превосходство в воздухе или просто прикрыть бомбардировщики. Сказать, что он хуже, просто отталкиваясь от цифры ЭПР, было бы совсем глупо.

ПАК ФА — другой, он был создан позже и с иными целями. Неизвестно, сколько ещё прослужит F-22, так как количество "детских болезней" и вылезающих проблем у него очень велико. F-117 Nighthawk прослужил всего 25 лет, что по меркам авиации очень мало, из-за приблизительно таких же "проблем первого поколения".

В данный момент всех гораздо более интересует F-35 против ПАК ФА, однако об этом противостоянии стоит поговорить в другой раз.
Категория: Мировой ВПК



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb