30.12.2014, 13:33
Год под знаком санкций
Год под знаком санкцийМеждународная военная политика
Можно ли верить Западу, обещающему снять экономические ограничения, если Россия пойдет на уступки?

Президент Австрии Хайнц Фишер в интервью агентству АРА 29 декабря назвал введение новых санкций против России «глупым и вредным шагом». По мнению Фишера, ошибочно считать, что можно достичь политических целей при помощи санкций. Экономический кризис РФ приведет только к новым трудностям, а не решит проблемы.

«Конечно, было бы недальновидно и неправильно с исторической точки зрения утверждать, что феномен нынешнего конфликта обусловлен только ошибками со стороны России, а не ошибками, сделанными Европой и другими заинтересованными сторонами», — заявил Фишер.

В тот же день глава дипломатического ведомства Европейского Союза Федерика Могерини дала понять, что у Запада есть желание покончить с «логикой конфронтации» в отношениях с РФ из-за кризиса на Украине. Она заявила, что «наступило время начать вести прямой диалог с Москвой по урегулированию ситуации на Украине» и что скорейшее разрешение конфликта будет выгодно для всех сторон.

Напомним, первые ограничительные меры были введены Европой и США в марте 2014 после решения о присоединении Крыма к России. Эти пакеты включали в основном визовые ограничения и заморозку активов некоторых лиц и компаний и особых последствия не имели. Затем списки расширялись, но самые серьезные меры были введены 31 июля, вскоре после крушения малайзийского «Боинга» над Донбассом. Тогда ЕС принял так называемые секторальные санкции, помимо прочего перекрывающие доступ российским компаниям к западным финансовым рынкам и вводящие ограничения в сфере инновационных технологий, оборонной и других отраслях. В декабре Европейский Союз расширил санкции против Крыма, запретив западным копаниям и гражданам инвестировать и заниматься бизнесом на полуострове.

Ранее Москва ответила запретом на ввоз сельхозпродукции из Евросоюза и стран, присоединившихся к санкциям против России. В черные списки попали яблоки из Польши, помидоры из Голландии, сыр из Франции, шпроты и колбаса из Латвии.

К концу года негативный эффект, которые западные санкции оказывают на российскую экономику, стал очевиден, и желание руководства страны добиться их отмены вполне понятно. Но что стоит за словами европейских политиков о возможной отмене санкций в случае уступок со стороны России? И чего нам ждать в 2015 году – ослабления ограничительных мер, продолжения или усиления давления?

- Все эти заявления, которые мы слышим сегодня от европейцев, нужно рассматривать в одном контексте с блокадой Крыма, которую мы наблюдаем в последнее время, - считает директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. - И то, и другое связано с тем, что активизировался переговорный процесс по Востоку Украины. Соответственно, это формы давления на Россию, демонстрация кнута и пряника. России дают понять, что если она пойдет на серьезные уступки по Донбассу, то может рассчитывать если не на полное снятие, то на смягчение санкций.

— Можно ли ждать дальнейших санкций в 2015 году?

- Инструментарий санкций, которые может ввести Европа, был исчерпан еще в июле, когда были введены секторальные санкции в отношении двух секторов – финансового и высокотехнологичного. Они оказали достаточно серьезное негативное влияние на российскую экономику. Но дальнейших действенных санкций Европа ввести не может. Это стало очевидно уже осенью, когда вводился очередной пакет - он не произвел никакого эффекта. Единственный серьезный удар, повторюсь, Запад нанес 31 июля, когда ввел секторальные санкции. Все, что было до и после – это комариные укусы.

— Если Запад больше не может нам ничем угрожать, имеет ли смысл идти на компромисс?

- Уже действующие санкции серьезно бьют по российской экономике. Падение курса рубля во многом обусловлено санкциями, а не только ценами на нефть. Раньше все строилось по схемам пирамиды – российские компании занимали деньги на Западе, а когда приходило время их отдавать, перезанимали их на финансовых рынках. А сейчас такой возможности нет, валюту брать неоткуда. Российские власти в конце года поняли, что эти секторальные санкции весьма серьезны. Именно поэтому сейчас начался форсированный переговорный процесс по Востоку и Крыму. Думаю, уже в начале 2015 года мы увидим определенные шаги со стороны Москвы.

— Готов ли Запад снять санкции в случае уступок с нашей стороны?

- Думаю, санкционный режим будет ослаблен, но это процесс не линейный. Начнется определенное смягчение, Россию могут допустить на западные финансовые рынки. Но полностью ограничения не снимут, потому что потом встанет вопрос о Крыме. Если по Востоку Украины мы готовы идти на компромисс (обратите внимание, что в официальных дискуссиях уже не звучит слово Новороссия), то по Крыму власть на уступки идти не хочет. Но как только ситуация в Донбассе стабилизируется, Запад придет к вопросу Крыма. Думаю, полного снятия санкций в ближайшее время ожидать не стоит.

— Как же будет развиваться ситуация?

- Крым способен существовать и в нынешнем состоянии. Вопрос в том, что России необходим сухопутный транспортный коридор, чтобы нормально снабжать полуостров. Думаю, что договоренность об этом будет достигнута в ходе переговоров по Востоку Украины. Грубо говоря, соглашение «Донбасс в обмен на Крым». Причем под обменом на Крым имеется в виду даже не признание его де-факто, а только снятие блокады.

Инвестиционный консультант, старший аналитик ИК «Риком-Траст» Владислав Жуковский считает, что урон, которые санкции наносят российской экономике, преувеличен. Проблема не столько в ограничительных мерах Запада, сколько в самой структуре экономики России, чье несовершенство продемонстрировали санкции.

- Не будем впадать в уныние и жуткий пессимизм и присоединяться к тем лжепатриотам и псевдолибералам, которые считают, что санкции нанесли смертельный урон по российской экономике, что Запад воткнул нам нож в спину. И что только из-за действий США и ЕС рубль рухнул, доходы россиян падают, появились проблемы со сведением бюджета. Нужно понимать, что санкции стали не причиной, а поводом, спусковым крючком, который просто на порядок ускорил дефолт всей проводившейся на протяжении четверти века в России макроэкономической политики. Они обнажили неадекватность социально-экономической, финансовой, налоговой, бюджетной, монетарной политики. Точнее, ее полного отсутствия. Считать эксплуатацию природно-сырьевой ренты и оставшейся от Советского Союза инфраструктуры и научного потенциала внятной политикой было бы большим преувеличением.

Санкции не столько нанесли удар, сколько продемонстрировали несостоятельность финансово-экономического блока правительства, отсутствие стратегии действий и антикризисной программы. Еще в 2011 году адекватные экономисты говорили, что происходит дефолт ресурсно-сырьевой модели экономики, которая больше не может развиваться. Что экономике перестали помогать даже стабильно растущие цены на нефть и темпы роста падали на протяжении десяти кварталов подряд, что отсутствие внутренних источников рублевых кредитов привело к деградации промышленности и подсаживанию на иглу внешних займов, что деньги уходят в офшоры, что закрываются предприятия малого и среднего бизнеса.

Санкции ускорили эти процессы года на три-четыре, но мы все равно пришли бы к такому положению вещей году в 2017-м без всяких западных мер. Проблема в том, что сегодня многие чиновники пытаются списать свою профнепригодность именно на то, что Запад строит нам козни, нарушает нормы ВТО, закрывает внешние рынки капитала, и из-за этого возникает кризис. На самом деле, он возник из-за того, что все эти сторонники догм рыночного фундаментализма, представители секты Гайдара-Чубайса довели страну до дефолта еще в 2008 году. Тогда повезло, что нефть быстро отскочила. Но уже тогда стало понятно, что эта экономическая политика несостоятельна и превращает нашу страну в сырьевую банановую республику. Но санкции стали причиной, на которую можно списать невыполнение всех «майских указов» и президентских посланий.

Мы должны были проводить более-менее независимую внешнюю политику, но политика экономическая за редкими исключениями строилась в духе постперестроечных времен. Так что не нужно думать, что все наши проблемы от того, что рухнули цены на нефть, а Запад ввел санкции. Никто не заставлял наших чиновников влезать в долговое рабство за рубежом и отмахиваться от реального сектора экономики. Да и посмотрите, как вели себя валюты таких нефтяных стран, как Саудовская Аравия, ОАЭ, тот же Иран, который не только под санкциями, но и отключен от системы SWIFT. Даже в Нигерии, у которой нефтегазовые доходы обеспечивают до 90% бюджета, ничего страшного не произошло. Нефть упала в два раза, но их валюта осталась на прежнем уровне, нет такого падения показателей и обвала инвестиций. Это в чистом виде диагноз нашим властям. То, что все это стало очевидным, можно назвать основным итогом санкций.

— Что можно ждать в 2015 году, есть ли у нас какой-то ответ на эту ситуацию?

- Пока что не заметно существование какого-то долгосрочного плана действий в кризисной ситуации. Все сводится к тому, что мы ждем, когда цены на нефть вырастут, а Запад снимет санкции. Прогнозы Минэкономики, Минфина и Центробанка на 2015 год не утешительные – при цене на нефть в 60 долларов за баррель падение ВВП составит 5-10%, рубль останется слабым, инфляция будет двузначной, отток инвестиций продолжится и так далее. Непонятно, за что все мы скидываемся на зарплату чиновников, которая за последние два года выросла в три раза. Никто не предлагает программу низкокредитного стимулирования экономического роста, создание фискальных стимулов для производства, повышения привлекательности инвестиций, ускоренной амортизации основных фондов, стимулов для малого и среднего бизнеса.

Наши ответные действия больше бьют по российской экономике, чем по западному бизнесу. Да, Европа понесла убытки в размере 50 или даже 100 млрд. евро. Но сегодня, с учетом падения курса, европейская экономика уже раз в 12 превышает российскую, и потеря ста миллиардов – это для них капля в море, полпроцента ВВП. Для нас же это около 5% ВВП, и такие действия будут иметь более серьезные негативные последствия.

Проблема в том, что наши чиновники не учатся на своих ошибках. Все глупости, которые кабинет министров делал в 1998 и 2008 году повторяются и сейчас – это политика высоких процентных ставок, дорогого кредита, закручивания финансовых гаек и так далее. И при всем этом не было ни кадровых изменений, ни критики. Учитывая все это, прогноз на 2015-й не слишком благоприятный: уровень жизни упадет, кредитных ресурсов не будет, импортозамещение сведется к замене западного китайским и латиноамериканским, реальный сектор в экономике будет топтаться на месте. Похоже, что санкции не стали встряской и сейчас у властей преобладает желание сохранить существующий статус-кво и ничего не менять.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.