30.12.2015, 09:19
Главный враг России 2016
Главный враг России 2016Международная военная политика
Останется ли Турция нашим главным геополитическим противником в наступающем году?

На протяжении первых девяти месяцев 2015 года уверенное лидерство в качестве угрозы России удерживала Украина, врагом номер два были США. В среднем про Украину как врага газеты, телевидение и блоги сообщали в полтора раза чаще, чем про США.

При этом уровень враждебности по отношению к обеим странам постепенно снижался на протяжении года.

После 24 ноября, когда Турция сбила российский бомбардировщик Су-24, на федеральных каналах и в интернете у российских пользователей появился новый враг. Если раньше Турцию в контексте терроризма упоминали примерно 20 раз в неделю, то после 24 ноября количество сообщений «Турция, терроризм» увеличилось до полутора сотен. После этой даты телевидение впервые начало называть Турцию «спонсором ИГИЛ».

После сбитого Су-24 на телевидении и в блогах началась активная кампания по связке Турции с деньгами террористической организации: сразу несколько телеканалов показали сюжеты о том, что действия Турции — это реакция на то, что до этого Россия уничтожила колонну бензовозов. После этого Владимир Путин заявил о том, что у России есть данные о том, что именно турецкая сторона спонсирует «Исламское государство». Президент Турции Реджеп Эрдоган называл эти обвинения беспочвенными.

«Никаких специальных указаний по поводу Турции не спускали», — цитирует сотрудника одного из федеральных телеканалов РБК: основном все ориентировались на заявления Путина. Сразу после атаки президент назвал действия Турции «ударом в спину», и это выражение сразу было подхвачено блогосферой.

Тогда же резко усилились и опасения блогеров о сотрудничестве ИГИЛ с Турцией: сразу после падения Су-24 Турция стала часто упоминаться как спонсор терроризма и союзник ИГИЛ, угроза и враг России. Впрочем, спустя две недели опасения блогеров пошли на спад.
К концу года Турция заняла уверенное первенство в качестве «врага» во всех медиа, опередив в этом контексте даже ИГ. У 73% россиян, как следует из декабрьского опроса ВЦИОМа, отношение к Турции ухудшилось. Однако ещё совсем недавно Турция в российских СМИ преподносилась едва ли не как наш главный союзник. Стоит ли ждать дальнейшего ухудшения отношений с этим государством.

— «Антитурецкая волна» в СМИ не более чем средство психологического давления на Турцию, — считает руководитель Центра политических исследований Института экономики РАН, заведующий кафедрой международных отношений Дипломатической академии МИД РФ Борис Шмелёв. — Мы только что ввели очередные санкции, чтобы наказать Турцию за сбитый российский бомбардировщик. К сожалению, мы, россияне, всегда впадаем в крайности. То мы «дружим» с Турцией, то она становится нашим главным врагом.

Я думаю, что постепенно произойдёт отрезвление. Очевидно, что экономическая ситуация в России ухудшается. В дальнейшем, может быть, усугубится и политическая.

Россия ввязалась в большую геополитическую борьбу, имея очень слабые козыри. Главным образом, в экономическом плане. Я думаю, что России не выгодно в данной ситуации усугублять отношения с Турцией. Да и сами турки говорят, что не настроены на конфронтацию с Россией. Слышны голоса среди турецких экспертов о том, что к весне или, в крайнем случае, к лету постепенно отношения между нашими странами нормализуются. Ситуация в Сирии показала, что интересы наших стран кардинально различаются. У нас нет основ для стратегического сотрудничества. Но есть и взаимовыгодные экономические интересы. Их надо реализовывать. А вот разного рода геополитические фантазии надо надолго отложить.

Как бы там ни было, нас в покое не оставят. Ситуация с переворотом на Украине показала, что Запад делает всё возможное, чтобы максимально ослабить Россию. То есть в обозримой перспективе США останутся нашими главными геополитическими противниками?

— Да, это так. Мы претендуем на то, чтобы вести независимую международную политику. И в такой ситуации было бы смешно, если бы нашим главным нашим противником была Турция. Скажи, кто твой враг, и я скажу, кто ты. Конечно, США и коллективный Запад останутся нашими основными геополитическими оппонентами. В этом смысле, Турция, тоже останется нашим врагом, поскольку она часть НАТО. Но сама по себе Турция не может быть нашим геополитическим противником. Не говоря о том, что никогда не была, и не может быть нашим геополитической союзницей.

Сирия развела нас с Турцией весьма существенно. И все те противоречия, которые мы в предыдущие годы пытались замалчивать, вырвались наружу. Тем не менее, мы должны понять, что разрыв отношений, в первую очередь экономических, нам не выгоден. По-прежнему, наш главный геополитический противник — США и коллективный Запад. Поскольку Соединённые Штаты не согласны видеть Россию равноправным партнёром. Они хотят, чтобы Россия, в лучшем случае, имела положение Великобритании. Страны, которая через СМИ могла бы критиковать Соединённые Штаты, но в принципиальных случаях действовала так, как скажут в «Вашингтонском обкоме». Но мы не согласны с ролью вассала. Но тут главная слабость России в том, что экономический потенциал её не соответствует геополитическим амбициям. В преддверии Нового Года можно поднять тост за то, чтобы наши желания соответствовали нашим возможностям.

Почему у «коллективного Запада» не возникает желания, скажем, подчинить себе Индию?

— Индия, пока не ввязалась в большую геополитическую игру. Как впрочем, и другие страны. Кроме нас никто открыто не выступил против Запада.

Но мы сделали это вынужденно. Мы долго пытались не замечать экспансии Запада, пока откровенно антироссийский переворот не произошёл в столь близкой нам стране, как Украина.

— Да, в самом деле, мы долгое время пытались не замечать геополитических противоречий с США. Но именно события на Украине поставили нас перед выбором. Отныне сглаживать острые углы стало невозможно. Однако надо понимать, что наша главная проблема в противостоянии с Западом — наша экономическая слабость. В современном мире именно состояние экономики и финансов определяют роль государства. А по этим параметрам мы находимся на периферийных позициях. И это имеет свои геополитические последствия. Даже наши ближайшие союзники стараются держаться от нас несколько в стороне. Это мы видим на примере Белоруссии и Казахстана.

На ваш взгляд, в связи с предстоящими президентскими выборами в США может как-то измениться геополитическая ситуация?

— Если бы в США в президентской гонке победил Дональд Трамп, то в отношения наших стран могло что-то измениться в лучшую сторону. Но, скорей всего, Трампу не позволят выиграть ближайшие выборы. Наиболее вероятный претендент на пост будущего президента США — Хилари Клинтон. Это значит, что взаимоотношения между Россией и Соединёнными Штатами, в лучшем случае, не станут более напряжёнными.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.