17.05.2015, 13:07
Германия хочет «противоракетной свободы»
Германия хочет «противоракетной свободы»Международная военная политика
Бундесвер отказался от американских ЗРК Patriot в пользу MEADS.

Министр обороны ФРГ Урсула фон дер Ляйен приняла решение заменить американские зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) MIM-104 Patriot производства компании Raytheon на комплексы MEADS, уже готовые к серийному производству. Об этом 15 мая сообщило известное немецкое издание Sueddeutsche Zeitung, со ссылкой на собственный источник в военном ведомстве.

Отмечается, что на Минобороны ФРГ оказывалось «значительное давление» относительно принятия соответствующего решения, поскольку производством ЗРК MEADS будет заниматься европейская компания MBDA, чей штат сотрудников в Германии насчитывает около 1300 человек. Издание также пишет, что Германия уже инвестировала в разработку комплексов один млрд. евро и планирует вложить еще четыре.

Отметим, что многие российские СМИ эту новость подали с заголовками, смысл которых - Германия заменит американские Patriot средствами ПВО-ПРО своего производства, что на самом деле не соответствует действительности. В проекте MEADS (Medium Extended Air Defence System) с 1996 года участвуют не только немцы, но и итальянцы с американцами (представленные компанией Lockheed Martin). Французы вышли из него в 1997 году.

Согласно первоначальным планам, перспективный мобильный зенитный ракетный комплекс MEADS (Medium Extended Air Defense System) должен был стать одним из основных элементов системы противоракетной обороны НАТО и заменить ЗРК Patriot. Так, США хотели закупить 48 комплексов, Германия – 24, Италия – 9. Однако в процессе работы проект несколько раз оказывался под угрозой срыва: в начале 2011-го года и в конце 2012-го. Оба раза – из-за намерений американцев прекратить вкладывать в проект сотни млн. долларов. Однако в 2014 году все-таки были завершены демонстрационные испытания комплекса, а в 2015-ом было объявлено о том, что ЗРК MEADS рассматривается в качестве кандидата на соответствие требованиям к системам ПВО-ПРО нового поколения в Германии и Польше. Однако Варшава в апреле 2015-го выбрала другого поставщика для своей национальной системы ПВО-ПРО Wisla – американскую компания Raytheon, производителя зенитно-ракетных комплексов Patriot.

Известно, что комплекс MEADS способен вести огонь двумя типами ракет: американскими PAC-3 MSE и европейскими IRIS-T SL - наземным вариантом немецкой ракеты класса «воздух-воздух» IRIS-T, разработанной в кооперации Германия-Италия-Швеция-Греция-Норвегия-Канада.

По некоторым данным, преимущество ЗРК MEADS над ЗРК Patriot заключается в том, что он может перехватывать цели, летящие с различных направлений при помощи лишь одной пусковой установки (ПУ). Дело в том, что на Patriot направляющие с ракетами расположены не вертикально, а под углом к горизонту, что требует для защиты группировки войск или стратегического объекта размещать не менее четырех ПУ - со всех направлений. Для сравнения: пусковые контейнеры в российских ЗРС С-300 с ракетами размещаются вертикально – противоракета уже в воздухе разворачивается в сторону обнаруженной цели.

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического Центра РИСИ Сергей Ермаков говорит, что сообщение о замене ФРГ ЗРК Patriot на ЗРК MEADS надо рассматривать в двух плоскостях – с точки зрения НАТО и с точки зрения военно-промышленного комплекса ФРГ.

- Политический момент заключается в том, что сейчас Америка активно давит на страны Североатлантического блока, чтобы они увеличили свои военные расходы. Германия – ключевая страна для НАТО, традиционно крепкая держава в военном отношении, но до последнего времени она не слишком активно выделяла деньги на оборону. Судите сами. Их 1,3% от ВВП не вписывались даже в натовское требование о 2%. То, что Германия не так давно решила увеличить свои оборонные расходы на 8 млрд. евро в течение ближайших четырех лет, - особой «погоды» не сделает. По разным оценкам, для хорошего обновления своих вооруженных сил немцам требуется еще порядка 30 млрд. евро. Но раз таких денег нет, то имеющиеся средства будут раскинуты по ключевым направлениям.

И здесь важно, что две страны, которые близко находятся к нашим границам – Германия и Польша, вкладывают деньги именно в свои национальные системы ПВО-ПРО - Taktisches Luftverteidigungssystem (TLVS) и Wisla соответственно. То есть в сочетании с развертыванием ЕвроПРО создается эшелонированная оборона вокруг Европы. Конечно, нам могут рассказывать о том, что НАТО собирается таким образом защищаться от исламских террористов, Ирана и Северной Кореи, но на самом деле всем ясно - это военное строительство направлено против России.

Что касается частного момента, касающегося перспектив средств ПВО-ПРО. Так или иначе, но в основе ЗРК Patriot и ЗРК MEADS лежит американский капитал. Другое дело, что в проекте по созданию перспективных ЗРК широко участвовали немцы и итальянцы. Да, Польша все-таки для своей национальной системы ПВО-ПРО Wisla сделала выбор в пользу чисто американских комплексов Patriot, лишний раз продемонстрировав свою приверженность проамериканскому курсу. Но Германия, во-первых, старается сохранить свои деньги, вложенные в проект. Во-вторых, немцы считают, что у них есть свои традиции ведения войны и производства вооружений. В-третьих, перспективные ЗРК MEADS обеспечивают более уверенное поражение целей, лучше защищены в условиях активного противодействия средствами РЭБ (радиоэлектронной борьбы).

Первоначально американцы также хотели закупать MEADS, но потом проект несколько раз оказывался под угрозой срыва, и, видимо, теперь Штаты не собираются заменять этими ЗРК свои Patriot…

- До недавнего времени даже Германия хотела выйти из проекта, но украинский кризис побудил ее руководство больше денег потратить на оборону и перспективные направления. Что касается планов США по закупке MEADS, то, по всей видимости, этот вопрос до конца не решен. Все будет зависеть от работы менеджеров и лоббистов компаний, которые зачастую двигают политику.

Скажем, конкурирующая с Lockheed Martin компания Raytheon еще в 2010-ом году предлагала пакет модернизации состоящих на вооружении бундесвера ЗРК Patriot, обеспечивающий повышение их характеристик до уровня ЗРК MEADS в срок до 2014 года. Однако Минобороны Германии тогда не без стараний Lockheed Martin приняло решение о продолжении разработки ЗРК MEADS... С другой стороны, ЗРК Patriot у американцев уже отработаны и их проще продвигать в определенных странах.

В ситуации с ЗРК, конечно, больше экономики, чем политики, тем не менее, этот эпизод характеризует картину в целом, говорит директор Центра стратегической конъюнктуры Иван Коновалов.

- Немцы явно устали жить под грузом поражения во Второй мировой войне, и они хотят не только некой самостоятельности, но и чтобы их политическая и военная роль были признаны в мире, прежде всего – в европейской экономике. Де-факто - реальная роль Германии высока, но де-юре она находится в несколько подчиненном положении по отношению к другим членам НАТО.

Германия дает понять, что она больше не хочет мириться с ролью проигравшей стороны во Второй мировой. Так, немцы хотят войти в Совет Безопасности ООН на постоянной основе, а также играть самостоятельную роль в военных операциях, поскольку их обычное участие в основном ограничивается логистической и гуманитарной составляющими. А ведь Бундесвер сейчас – сильнейшая армия в Европе: боевые качества немецких военных всем хорошо известны, а по техническому уровню вооружённые силы ФРГ соответствуют ВС Франции и Великобритании. Кроме того, немецкие предприятия входят фактически во все крупные европейские концерны, и Германии крайне важно стратегически хоть как-то потеснить американцев на рынке вооружений, при этом, естественно, не ссорясь с ними.

Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев замечает: хотя Lockheed Martin также участвует в проекте MEADS, однако это - не головная компания.

- В этом смысле постепенная замена ЗРК Patriot объясняется тем, что немцы хотят отбить вложенные в проект деньги, а также загрузить собственную промышленность, чтобы не зависеть от США на 100%. Этот факт в последнее время сильно раздражает Германию, потому что полная зависимость от «Дяди Сэма» заставляет их впутываться в те дела, в которых немцам участвовать не хотелось бы.

Выбор в пользу перспективных комплексов не чисто американского производства – это хоть частичная альтернатива, но все-таки альтернатива. Кроме того, MEADS более совершенные комплексы в плане перехвата целей, летящих с разных направлений, хотя, по большому счету, это все-таки больше средства ПВО, чем ПРО. Понятно, что по своим характеристикам до уровня российских С-400 эти комплексы объектовой защиты не дотягивают ни по дальности, ни по высоте прикрытия.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.