24.11.2015, 17:45
Где были в этот момент наши истребители?
Где были в этот момент наши истребители?Международная военная политика
«Военную силу надо было применять конкретно в тот момент, когда состоялось нападение на самолет. Сейчас военную силу надо будет применять по результатам событий. Если они не вернут этого летчика, если они его уничтожат, то тогда надо смешать там все», – заявил бывший начальник Генштаба Юрий Балуевский, призвав применить в Сирии тактику выжженной земли.

Турция имеет право на защиту своих границ. Об этом заявил во вторник премьер-министр страны Ахмет Давутоглу в связи с гибелью в Сирии российского самолета. «Пусть мир знает, что любой, кто нарушает нашу границу, будет получать ответ с нашей стороны. Это наше право – принимать меры», – сказал он.

Во вторник утром фронтовой бомбардировщик Су-24 российской авиагруппы потерпел крушение в Сирии. Как объявил президент Владимир Путин, самолет был сбит ракетой «воздух – воздух», выпущенной турецким истребителем F-16.

По словам главы российского государства, в момент атаки российский Су-24 находился на высоте шесть тысяч метров на удалении 1 км от турецкой границы. Путин назвал это происшествие «ударом в спину», который нанесли России «пособники террористов». Президент подчеркнул, что сбитый Су-24 никак не угрожал Турции, поскольку проводил операцию против запрещенной в России террористической организации «Исламское государство». По словам Путина, атака турецких ВВС на российский Су-24 в Сирии будет иметь серьезные последствия для отношений России и Турции.

О том, как могла бы действовать теперь Россия в этом регионе, рассказал бывший начальник Генштаба, бывший заместитель секретаря Совета безопасности генерал армии Юрий Балуевский.

— Юрий Николаевич, по-вашему, Турция давно готовилась и совершенно сознательно сбила российский самолет?

— Это был предсказуемый ответ Турции, и известно почему – мы ударили по самому больному, перекрыли кислород в плане дешевой нефти, которая шла из Сирии в Турцию. И они вот так нам ответили – как говорится, в бессильной злобе. Меня другое настораживает. Мы все время говорили о том, что наши самолеты, которые там летают, должны быть под прикрытием наших истребителей. Вот где были в этот момент наши истребители?

Технически экипаж должен был увидеть, когда его облучили радаром. Наверняка то, что они катапультировались, – это была их реакция на облучение и на применение оружия.

— Неужели поставки дешевой нефти настолько важны для Турции? Для такой богатой страны это разве не копейки? Может, все же дело в геополитике?

— Мы были свидетелями заявлений турок на самом высоком уровне о том, что они будут сбивать. Но мы находимся в форс-мажорных обстоятельствах. И Турция, и Россия – мы сегодня члены одной команды, которая пока не оформилась, но она уже занимается одним делом, если верить официальным заявлениям – борется с исламским терроризмом. Тогда почему этот вопрос нельзя было решить на военно-техническом уровне? А этот вопрос решался. Я уверен, что между командами авиагруппы и турецкими военными были какие-то контакты, связанные с так называемыми форс-мажорными обстоятельствами – когда чиркнул или не чиркнул. Это не дает право членам одной команды применять оружие друг против друга. Но это произошло.

— Значит, Турция не считает себя частью команды? У нее свои интересы?

— Да, у нее свои интересы. В последнее время сирийские войска вышли на границу Турции, вытесняя тех, кого Турция прикрывает, кого поощряет, обеспечивает, потому что взамен получает почти бесплатную нефть. Значит, турки не особо были заинтересованы в том, чтобы граница была надежно прикрыта.

Мы пришли туда с решительными действиями. Цель одна – защитить свое государство от угрозы терроризма, а также защитить другие государства. Турция посягнула на одного из членов из этой коалиции. Мы – одни из тех, кто конкретно, решительно уничтожал террористов. Значит, Турция, по сути, заняла сторону террористов. Так надо сегодня понимать события.

— Есть ли в нашем Генштабе планы действий отдельно против Турции, а не только в целом против всего НАТО? Сами-то планы наверняка секретны. Но есть ли отдельные планы?

— Давайте просто порассуждаем безо всяких секретов. Турция – член НАТО. Наша попытка нанести удар по Турции тут же одновременно будет раздута в НАТО как угроза всему блоку со всеми вытекающими отсюда последствиями. Казалось бы логика такова? Но я против такой логики. Я предлагаю руководствоваться правом 51-й статьи Устава ООН – правом на самооборону. Российский самолет был уничтожен? Был. Сейчас по большому счету должно быть реализовано право на самооборону. Это право применить оружие против тех, кто, по сути, посягнул на суверенитет России, на конкретных российских граждан, на наших летчиков. Здесь дипломатия должна переходить… не к войне, но к реальным делам.

Не дай бог что случится и со вторым нашим летчиком! Сейчас главное – проводить соответствующие операции по вызволению его из плена.

Военную силу надо было применять конкретно в тот момент, когда состоялось нападение на самолет. Сейчас военную силу надо будет применять по результатам событий. Если они не вернут этого летчика, если они его уничтожат, то тогда надо смешать все. Тогда – тактика выжженной земли. Никакой пощады!

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.