15.11.2015, 09:25
Францию зовут на войну
Францию зовут на войнуМеждународная военная политика
В случае сухопутной операции в Сирии возрастает риск военного столкновения Россия-НАТО.

Президент Франции Франсуа Олланд пообещал, что страна даст безжалостный бой террористам, организовавшим серию атак в Париже, которые унесли жизни почти 130 человек. «Мы будем вести безжалостную борьбу. Потому что террористы, которые готовы на такие ужасные вещи, должны знать, что они будут иметь дело с полной решимости Францией», — заявил Олланд.

Франция, как известно, входит в антитеррористическую коалицию под руководством США, которая наносит авиаудары по позициям экстремистов в Сирии и Ираке. По последним сообщениям СМИ, у одного из нападавших был обнаружен сирийский паспорт.

Первый зампред комитета Совфеда РФ по обороне и безопасности Франц Клинцевич заявил, что после терактов в Париже люди не поймут, если на встрече в Вене по сирийскому урегулированию, не будет обсуждаться вопрос о создании широкой антитеррористической коалиции в Сирии. Он признал, что договориться о конкретных шагах будет сложно, но «по крайней мере, заявление, что мир готов объединиться в борьбе терроризмом, должно в Вене прозвучать», а в течение 7−10 дней последовать и конкретные шаги.

Президент России Владимир Путин направил телеграмму своему французскому коллеге, в которой помимо выражения соболезнований написал о необходимости «реального объединения усилий всего международного сообщества для борьбы с этим злом».

Сейчас и граждане Франции, и мировое сообщество ждут от руководства страны дальнейших действий и ответа на атаки, но сложно предсказать, по какому пути пойдет Париж. Хотя стоит отметить, что еще 5 ноября Франция приняла решение об отправке к берегам Сирии своего единственного авианосца «Шарль де Голль», что позволит удвоить присутствие французских ВВС в регионе.

— Для того чтобы понять, каким образом Париж будет отвечать на эту скоординированную террористическую атаку, нужно понять, чего хотели добиться террористы, — объясняет профессор кафедры российской политики факультета политологии МГУ, член научного совета при Совете безопасности РФ Андрей Манойло. — Известно, что нападавшие расстреливали людей с криками: «Это вам за Сирию!». Именно это сейчас многие СМИ выносят на первый план и, как мне представляется, ложно трактуют мотивы организаторов атак. Они говорят, что террористы провели эти акции, чтобы заставить Францию выйти из антитеррористической коалиции, которая проводит воздушные операции против «Исламского государства».

Но мне представляется, что это отвлекающий маневр со стороны организаторов. Чтобы понять истинный замысел террористов, необходимо четко представлять, какая ситуация сложилась внутри Франции. Эта страна была выбрана в качестве мишени именно потому, что подобные теракты там организовать проще всего.

Вся Франция представляет собой готовую базу для террористов. У них практически в каждом крупном городе существуют опорные пункты в виде анклавов, населенных мигрантами из мусульманских стран арабского мира. Полиция туда не заглядывает в принципе. Люди живут там по законам шариата и других не признают. Кроме того, есть оружие и наркотики, нелегальной продажей которых население занимается и на эти деньги живет. Никуда не исчезли боевики и командиры, которые принимали участие в массовых беспорядках 2005, а потом и 2007 годов.

В этом отношении каждый анклав, с точки зрения экстремистов, представляет собой кадрированную дивизию с оружием и полевыми командирами, в том числе и теми, кто прибыл туда недавно под видом беженцев. Но пока у них недостаточно живой силы. Террористы планируют получить эту живую силу из лагерей мигрантов последней волны, у которых заканчиваются деньги, продукты и они постепенно звереют.

Как мне представляется, парижские теракты — это только первая фаза комбинации экстремистов. Она должна вынудить французские власти пойти на крайние меры, например, ввести военное положение на территории всей республики. Это означает введение жестких механизмов контроля, а также блокировку полицией и армией этих анклавов и лагерей для перемещенных лиц. Что вызовет бунт среди последней волны мигрантов, у которых нет средств к существованию.

Бунты приведут к более жестким действиям французской полиции. Начнут задерживать всех подряд, в первую очередь под раздачу попадут не только новые мигранты, но и жители суверенных анклавов. Их начнут арестовывать за те вещи, на которые раньше полиция закрывала глаза. Это также вызовет ответную реакцию, анклавы быстро впитают в себя новых мигрантов, вооружат их и сделают из них новых бойцов. В итоге потенциальные дивизии, которые дремали, станут полноценными боевыми единицами.

Сегодня Франция стоит перед угрозой реальной гражданской войны. Не исключена вероятность, что исламский фронт развернется не в Сирии, а где-нибудь в Париже или Марселе. Франсуа Олланд тоже это прекрасно понимает. Эти теракты, как спички, которые подложены к кучам хвороста в разных частях страны. С учетом этой угрозы и будет строиться внешняя политика Франции.

Что же предпримет руководство Франции на практике?

— Если бы у Олланда был тихий и спокойный тыл, для него идеальным вариантом была бы маленькая победоносная война против «Исламского государства». Французское общество ждет от него решительных действий, и это подняло бы его акции. Если бы внутри страны все было спокойно, уже завтра французские десантники и Иностранный легион могли бы быть переброшены на Ближний Восток, и началась бы серия показательных карательных операций.

Но не все так просто. Так как линия фронта может проходить в самой Франции, армия и полиция понадобятся, прежде всего, внутри страны. Поэтому, скорее всего, Олланд проведет несколько образцово-показательных операций. Французская авиация в ближайшее время нанесет ряд ударов по позициям террористов в Сирии и Ираке. В наземной операции французские силы, скорее всего, принимать участие не будут. А если десантников и спецназ все же задействуют, они нанесут удар по тем группировкам, которые выступают против доминирования Франции во французской Африке, что они уже делали раньше.

Обычно когда какая-то западная страна включается в борьбу против «Исламского государства», они почему-то в первую очередь наносят удары по группировкам, которые не нравятся им, и только потом по основному источнику угрозы. Так, Турция сначала направила свою авиацию против Рабочей партии Курдистана и разбомбила ее лагеря. То же самое будет делать и Франция. Олланд, пользуясь ситуацией, проведет ряд операция во французской Африке против исламистов и группировок, которые поддерживают ИГ, а также нанесет несколько авиационных ударов по позициям террористов в Сирии и Ираке.

— Не приведут ли парижские события к формированию широкой антитеррористической коалиции?

— Я не считаю, что Париж резко изменит свою позицию, тут же объединится с Россией, повернется спиной к США, и сотни французских бойцов прибудут на сирийский фронт. Точно так же, как вряд ли эти события подтолкнут Францию к созданию широкой антитеррористической коалиции в том виде, в котором о ней говорит Россия. Ее создание во многом зависит от мнения Соединенных Штатов. Только после того, как американцы дадут своим европейским союзникам формальное согласие, это станет возможным.

Но американцы наблюдают за этой ситуацией со стороны. Все угрозы направлены не на них, бьют по Европе. С одной стороны, это военно-политический союзник США, но с другой — сильная Европа — их конкурент. Вашингтону выгодно, чтобы Европу постоянно охватывали сменяющие друг друга кризисы. Поэтому американцы будут отстраненно относиться к ситуации, хотя в идеологическом плане выдадут достаточно пиар-материала.

— И все же, Россия ведь может оказать помощь в борьбе с терроризмом…

— В принципе, у Олланда может быть мотив начать очень ограниченное сближение с Россией. Его противник на президентских выборах Николя Саркози, выступая в МГИМО пред студентами, так ругал Запад и призывал отменить санкции и помириться с Россией, что было видно — это его политическая платформа. Олланд может попытаться переиграть его на этой платформе.

Но мне кажется, что больше вероятность того, что европейские страны вернутся к предложению Италии, которое было сделано еще после нападения на Charlie Hebdo. Оно заключается в создании единой европейской службы безопасности — разведки, внешней разведки и контрразведки. Спецслужбы отдельных стран не в состоянии отразить угрозы, с которыми сталкивается Европа. С сетевыми террористическими организациями может бороться сетевая же система безопасности. Начнется новый процесс консолидации европейских государств перед лицом внешней угрозы.

Однако член-корреспондент РАРАН, капитан 1-го ранга запаса Константин Сивков полагает, что вероятность начала сухопутной операции в Сирии в связи с терактами в Париже резко возросла.

— Во-первых, Франция перекроет границы. Во-вторых, предпримет меры по люстрации мигрантов, направленные на выявление потенциальных террористов. В-третьих, полагаю, что Франция активизирует свои действия против «Исламского государства» и перебросит в регион дополнительную группировку самолетов тактической авиации. Турция возражать не будет, и самолеты будут размещены на аэродромах этой страны.

Возможно, французское правительство также примет определенные меры по затруднению финансового обеспечения ИГ через транснациональные и французские банки. Не исключена санация банковских учреждений.

Кроме того, я предполагаю, что французское правительство будет настаивать на проведении сухопутной операции в Сирии против «Исламского государства». Тем более что американские военные уже выдвинули идею о необходимости сухопутного вторжения в Сирию.

— Силами местного ополчения или НАТО?

— Сухопутная операция против ИГ силами местных войск уже идет, но теперь рано или поздно к ней подключатся натовцы. Прежде всего, это Турция, американцы, теперь уже Франция, может быть, Италия. Возможно, не завтра, но это решение будет принято. Ставка на местное ополчение не решает военные задачи, и это очевидно. Необходима масштабная наземная операция.

— Возможно ли в этих условиях формирование коалиции с Россией?

— Я не думаю, что Запад на это пойдет. Более того, в случае сухопутной операции западной коалиции, которая будет проводиться не только против «Исламского государства», но и против сил Башара Асада, возможно возникновение ситуации огневого соприкосновения между войсками НАТО и самолетными войсками ВКС РФ в Сирии. Оставить без внимания попытки натовцев бомбить позиции сирийской армии мы не сможем, а это означает воздушные бои между нашими силами.

Попросту говоря, в нынешней ситуации резко возрастает угроза усиления военного присутствия НАТО в Сирии и в этой связи риск возникновения военного конфликта Россия-НАТО. Это самый негативный сценарий развития событий.

— Существует ли более позитивный сценарий?

— Существует. Если страны НАТО осознают меру опасности и перестанут следовать в кильватере американской внешней политики, вполне возможно, что они вне альянса, на основе заключения двусторонних договоров с Россией, начнут предпринимать совместные действия в Сирии по разгрому «Исламского государства». Это Франция, как потерпевшая сторона, а также Германия и Италия. Попросту говоря, они подключатся к имеющейся уже коалиции Россия-Сирия-Ирак-Иран, которые ведут реальную борьбу против ИГ.

В этих условиях США не решатся предпринимать военные акции против сирийской армии. Тогда совместными усилиями стран Европы, России и Ближнего Востока будет предпринята наземная операция по разгрому ИГ. В Вашингтоне понимают, что они в этой ситуации оказываются вне общего политического тренда и рискуют быть выброшенными из этого региона, поэтому тоже могут активно подключиться к этой коалиции. В этом случае единая коалиция в относительно короткие сроки способна осуществить разгром «Исламского государства» с оккупацией его территорий иностранными войсками и сирийской армией.

Конечно, все не так просто, как звучит. Например, в операции будет принимать участие Турция, но она наверняка будет преследовать свои цели — разгром курдских ополченцев. Россия не сможет оставаться в стороне, так как курды являются союзниками Башара Асада в борьбе с ИГ. И возникает уже вероятность военных столкновений между российскими и турецкими силами.

— И какой сценарий представляется вам более вероятным?

— Нынешняя сложная ситуация ставит европейское руководство перед водоразделом, дилеммой выбора пути. Такие лидеры, как Меркель и Олланд, не смогут легко сделать этот выбор. Процесс будет сопровождаться серьезными политическими потрясениями внутри этих стран. Изменения будут происходить не так быстро, но они неизбежны, потому что «Исламское государство» не остановится на нынешнем теракте.

Оно, очевидно, приняло решение перенести военные действия на территорию Европы. Как видим, самый активный участник антитеррористической коалиции, США, пока не столкнулись с терактами на своей территории. Не сомневаюсь, что на территории Европы сейчас находятся несколько тысяч боевиков ИГ, которые попали туда вследствие миграционной политики, проводимой Брюсселем.

Что тут можно сказать? В 30-е годы Запад вырастил Гитлера, а сегодня они взрастили новое чудовище — «Исламское государство», которое развязало войну против своих создателей. Все закономерно.

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.