12.01.2016, 10:39
Флот Украины отдает концы
Флот Украины отдает концыМеждународная военная политика
Пока адмиралы «незалежной» спорят о будущем ВМСУ, Киев решил вообще избавиться от этой обузы.

Залпы в Донбассе подзатихли. Возможно, поэтому с первых дней 2016 года политики и экспертное сообщество на Украине внезапно горячо взялись за тему, которая прямого отношения к т.н. «АТО», вроде бы, не имеет, — состояние и перспективы Военно-Морских сил страны.

Начало дискуссии положил командующий ВМСУ вице-адмирал Сергей Гайдук. На встрече с журналистами в Одессе он откровенно признал давно очевидное не только ему: через несколько лет остатки состоящего под его началом флота сами собой, без боя, тихо «отдадут концы» прямо у причалов. Поскольку «ресурс подавляющего большинства кораблей и судов подходит к концу» и их ежегодно одного за другим приходится списывать «на иголки».

На этом не стоило бы и останавливаться, поскольку про плачевное состояние того, что на Украине по недоразумению все еще принято именовать флотом, тысячу раз писано-переписано. И про то, что на 13 адмиральских и генеральских должностей в ВМСУ сегодня приходится всего четыре боевых корабля, из которых один средний десантный (вспомогательные суда и катера оставим за скобками). И про то, что самому «молодому» из них — фрегату «Гетман Сагайдачный» — уже четверть века от роду, а техническое состояние его таково, что за Босфор выходить небезопасно для собственного экипажа.

Есть еще, правда, в ВМСУ смешанная морская авиационная бригада в составе четырех транспортных и одного противолодочного самолета, а также шести вертолетов (аэродром Чернобаевка, Херсонская область), 36-я бригада морской пехоты имени Константина Ольшанского (г. Николаев), 137-й отдельный батальон морской пехоты (г. Одесса). Но боевая мощь любого флота определяется все же главным образом корабельными соединениями. А с ними, мягко говоря, на Украине не очень.

Все это, повторяю, старо, банально и не стоило бы ровным счетом никакого внимания, если бы не одно обстоятельство. В развернувшейся в Киеве дискуссии о будущем украинского флота четко вырисовались три варианта его дальнейшего развития (или дальнейшей деградации — время покажет). Вот реальность каждого и попробуем оценить.

Точку зрения сторонников первого варианта сам вице-адмирал Гайдук и выразил в том самом заявлении журналистам. Он, предрекая скорую гибель подчиненных кораблей и катеров, просто не имел права ограничиваться ролью флотской Кассандры. Иначе впавшего в непозволительный пессимизм 52-летнего командующего Киев немедленно отправил бы на досрочную пенсию. Поэтому Гайдук предложил свое видение выхода из кризиса. Нужно, считает он, срочно формировать на Украине могущественное «морское лобби». Чтобы разъяснять политикам в Киеве, что «статус морской державы является не самоцелью, а важным фактором экономической и оборонной мощи страны».

Но это, так сказать, теория. А на практике, считает командующий, Украине следует немедленно браться за создание новых боевых кораблей. «Понятно, что строительство и содержание флота недешевая вещь, однако иного пути, кроме как развивать национальные ВМС, у нас просто нет», — сказал Гайдук.

Сколько кораблей и какие именно требуются Украине по мнению ее главного флотского начальства? Масштаб задач у Гайдука, судя по всему, под стать его шитым золотом погонам: «Существующий на сегодняшний день комплект кораблей и катеров пока что является недостаточным для создания морского господства в том или ином районе Черного моря».

То есть Гайдук считает, что ВМС Украины в перспективе должны достичь такого уровня, чтобы оказаться в состоянии устанавливать полный и безусловный контроль за надводной, подводной и воздушной обстановкой там, где им потребуется. Не повсюду, но хотя бы в районе Одессы, которая сегодня является главной базой ВМСУ.

Понятно, что в качестве наиболее вероятного противника украинский адмирал считает российский Военно-Морской флот. Не станем даже рассуждать, насколько реально такое противостояние и каковым может быть его исход при наличии в российском Крыму высокоточных противокорабельных крылатых ракет большой дальности, при базирующейся там мощной смешанной авиационной группировке с самыми современными средствами поражения. Просто последим за дальнейшим ходом гайдуковской стратегической мысли.

Ясно, что для полноценного контроля даже за ограниченным районом моря нужна серьезная корабельная группировка. Такая, которую из нынешнего состава ВМСУ не сформировать при всем желании. Значит, нужны новые универсальные боевые корабли с серьезным вооружением. Где их взять?

У командующего ВМСУ готов ответ: «Первым шагом в возрождении флота должно стать восстановление финансирования строительства боевых кораблей, катеров и судов обеспечения, и прежде всего — возобновление финансирования главного проекта: создание корвета «Владимир Великий».

Напомним, что речь идет о сильно разрекламированной в свое время Киевом программе строительства серии абсолютно новых небольших (водоизмещением в 2650 тонн) многоцелевых ракетных кораблей проекта 58250. Их проектирование на Украине началось десять лет назад. Главной особенностью корветов должно было стать полное отсутствие какого-либо оборудования или вооружения из России. Фирмы-поставщики исключительно из Италии, Швейцарии, Франции Германии, США, Дании и Нидерландов. На выходе ожидались современные, быстроходные (скорость — до 32 узлов) корабли, каждый из которых по боевым возможностям должен был превосходить нынешнего флагмана ВМСУ — фрегат «Гетман Сагайдачный»

Решено было до 2026 года (когда ни одной из нынешних боевых единиц ВМСУ на плаву точно не останется) построить серию из 10−12 таких кораблей. Была принята специальная госпрограмма, общей стоимостью в 3 миллиарда долларов.

Но характерные для Украины приключения дорогущей госпрограммы начались немедленно. Уже во времена президентства Виктора Януковича выяснилось, что 3 миллиарда долларов хватит всего на четыре новых корабля. Во время закладки головного корвета «Владимир Великий» приглашенный на торжественную церемонию Виктор Федорович так и ляпнул с трибуны: «До 2021 года мы должны завершить эту программу и построить четыре таких военных судна». То есть стоимость каждого корвета к тому времени выросла минимум втрое.

В итоге — картина маслом. «Владимир Великий» заложен в 2010 году на Черноморском судостроительном заводе в Николаеве. Планировалось, что корабль войдет в строй в 2012-м. Но дело сразу не заладилось. 250 миллионов евро для «Владимира Великого» в казне не нашлось. В декабре 2010 года в ту пору начальник Генерального штаба Вооруженных сил Украины генерал-полковник Педченко ради экономии казенных средств стройку остановил.

Тогда энтузиастами был брошен клич довести корвет до ума, пустив шапку по кругу. Первым свое месячное жалованье в созданный общественный «Фонд возрождения украинского флота» пожертвовал тогдашний командующий ВМСУ адмирал Михаил Ежель. Но даже и адмиралам платят все же не миллионы…

Возобновившаяся было на народные деньги стройка снова встала через считанные месяцы. Потом возобновилась в 2013-м, но была заморожена в июле 2014-го. Работа продолжилась в ноябре того же года чтобы остановиться в январе 2015-го.

Результат? К сегодняшнему дню на стапеле стоит только некрашеный корпус «Владимира Великого». Готовность корабля — около 43 процентов.

Теперь, выходит, вице-адмирал Гайдук инициирует продолжение этого увлекательного процесса. Но только кто же ему позволит? Неумолимая правда жизни для украинских военных такова. На закупку, разработку и модернизацию вооружений и техники в 2016-м бюджетных денег им выделено на треть больше, чем год назад. Но даже это всего лишь около 270 миллионов долларов. Собери все до копейки и отдай на «Владимир Великий» — только на него и хватит.

А как же все эти грозные «Оплоты» и «Булаты», призванные растоптать гусеницами непокорный Донбасс? Как же укрепление системы ПВО Украины, объявленной шефом Совета национальной безопасности и обороны Александром Турчиновым абсолютным приоритетом на ближайшую перспективу? На это тоже нужны деньги. Что же останется на корветы?

Но даже не отсутствие средств способно окончательно сгубить новогоднюю идею командующего ВМСУ. Пополнение для украинского флота, судя по всему, уже попросту некому строить. Как раз на другой день после встречи Гайдука с журналистами в Одессе в Николаеве Черноморскому судостроительному заводу, на котором в тишине и забвении мается остов «Владимира Великого», отключили воду. За долги водоканалу, общий объем которых в пересчете превысил 30 тысяч долларов. Еще раньше количество работников на ЧСЗ с 40 тысяч человек сократили до двух тысяч.

А вы, пан вице-адмирал, говорите: госпрограмма, возрождение флота. Шансов на это — ноль.

Но в Киеве существует и более реалистичный второй вариант преобразований ВМСУ. Его сторонников возглавляет недавний начальник оперативного управления — заместитель начальника Генерального штаба ВС Украины адмирал Игорь Кабаненко. Для начала этот флотоводец предлагает Киеву признать горькую правду: с утерей Крыма Украина из морского государства превратилась в прибрежное. По этой сильно укоротившейся одежке и следует протягивать военно-морские ножки. И взяться за строительство дешевенького «москитного» флота.

По подсчетам Кабаненко, за деньги, которые понадобятся на создание одного корвета, можно построить «50−70 боевых катеров различного назначения, которые будут высокоэффективны в ближней морской зоне». «Выбирая между построением одного корвета и нескольких десятков боевых катеров — целесообразно выбрать катера. Одним корветом накопившихся проблем не решить. Его самого надо будет защищать. А десятками катеров — реально», — убежден адмирал Кабаненко.

Каковы перспективы тут? Несомненно, адмирал Кабаненко имеет в виду малый быстроходный ракетный катер проекта «Лань», несколько лет назад разработанный николаевским казенным предприятием «Исследовательско-проектный центр кораблестроения». Водоизмещение 445 тонн, максимальная скорость порядка 32 узлов. Нечто подобное уже даже создано в «железе» — для Вьетнама построен артиллерийский катер проекта ТТ400ТР.

Одна беда — «Лань» пока выходит у Киева именно артиллерийской. Главный калибр вьетнамского катера — 76-мм артустановка. А украинскому варианту «Лани» необходимы противокорабельные крылатые ракеты. Таких в стране никогда не производили. Ведутся работы над созданием высокоточного оперативно-тактического ракетного комплекса «Коршун» и «Коршун-2». Говорят, его пытаются приспособить и для морского базирования. Но до испытаний точно далековато. Налаживать производство — ни времени, ни денег нет.

Командование ВМСУ уже анонсировало, что к 2020 году намерено обзавестись первыми тремя ракетными катерами проекта «Лань». По тем темпам, которые нынче демонстрирует украинское судостроение, пора бы закладывать на стапеле хотя бы первый. Но вооружать его, повторяю, нечем. Да и хорошо бы прежде решить, что все же нужнее ВМСУ — хотя бы один корвет «Владимир Великий» или три «Лани»?

И вот тут мы логично подошли к третьему, и, вероятно, самому реалистичному варианту будущего украинского флота. Уже к 2020 году его просто не будет. Такой вывод следует из утвержденной в прошлом году кабинетом министров Украины «Стратегии развития Государственной пограничной службы». Среди прочего, там сказано, что уже в нынешнем году морские пограничники этой страны получат один катер первого ранга, два катера второго ранга и четыре малых катера. Но главное — через три года к ним добавятся еще и один фрегат и не менее двух корветов.

Про великую украинскую мечту о корветах мы уже подробно поговорили — нет сомнения, что и в планах пограничников речь идет все о тех же кораблях многострадального проекта 58250. Других в соседней стране не проектируют и даже не пытаются создавать. Но вот фрегат? Он-то откуда возьмется у ГПСУ?

Вариант единственный — к 2020 году пограничникам передадут и «Гетмана Сагайдачного». Тем более что 5 октября 1990 года он был заложен на судостроительном заводе «Залив» в Керчи под именем «Киров» по заказу не кого-нибудь, а морских частей погранвойск КГБ СССР. К службе во флоте бывшего «Кирова» соседи приспособили от безысходности. Нужно же было хоть кому-нибудь ходить за Босфор для демонстрации крепнущей мощи новоявленной океанской державы?

Кроме «Сагайдачного» из нынешнего корабельного состава ВМСУ передавать морским пограничникам, получается, ничего даже не собираются. Вряд ли потому, что стражам рубежей не нужны дополнительные силы. Просто остальная часть украинского флота к тому времени оставит после себя лишь круги на воде.

Категория: За рубежом



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  19.11.2017
На Казанском авиационном заводе имени Горбунова состоялась выкатка на летно-испытательную станцию модернизированного ракетоносца Ту-160. Самолет при большом стечении журналистов появился из нового ангара, специально построенного под проект глубокой модернизации «Белого лебедя», как называют в авиации Ту-160.
Мировой ВПК  18.11.2017
The National Interest продолжает знакомит читателей с небывалыми качествами «чемодана без ручки». То есть неудачного легкого истребителя F-35, на который уже потрачено столько денег, что отказаться от него уже невозможно. Слабые летные характеристики компания «Локхид Мартин» уже давно пытается скомпенсировать мощным программным обеспечением, которое должно быть чуть ли ни умнее пилота. В статье говорится, что по-настоящему прекрасный истребитель появится в начале двадцатых годов, когда будет готов программный блок с индексом Block IV. А пока придется полетать на том, что имеем.
Геополитика  17.11.2017
Согласно текущим взглядам военно-политического руководства Соединенных Штатов, наземная компонента стратегических ядерных сил является главной составляющей американской ядерной триады. Это обусловливается следующими отличительными особенностями межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования: высокая готовность к нанесению ракетно-ядерных ударов в ходе любой стратегической наступательной операции и способность к реализации различных по характеру форм и способов боевого применения (превентивный, ответно-встречный или ответный ядерные удары в любых условиях текущей военно-политической и стратегической или оперативно-тактической обстановки); высокая надежность и всепогодность несения ими боевого дежурства и боевого применения по предназначению, а также способность обеспечить поражение с высокой точностью и эффективностью любых имеющих стратегическую важность различных по типу объектов противника. При этом атомные подводные ракетоносцы, вооруженные баллистическими ракетами, рассматриваются в первую очередь как средство для осуществления гарантированного ответного ядерного удара.
Мировой ВПК  16.11.2017
На Украине появилась вертолетостроительная промышленность. Об этом своим читателям поведал издающийся в Киеве еженедельник «Деловая столица». При этом продукция новоиспеченной промышленности называется в статье «смертоносными птицами» и «ракетоносцами».
Конфликты  13.11.2017
Разведкой ДНР отмечена ротация подразделений ВСУ на мариупольском направлении В связи с этим заместитель командующего оперативным командованием Донецкой народной республики Эдуард Басурин не исключает обострения ситуации. По словам представителя военного ведомства ДНР, отмечено прибытие на мариупольское направление 501 обМП (отдельного батальона морской пехоты) 36 обрМП (отдельной бригады морской пехоты) предположительно для ротации подразделений 1 обМП. Басурин убежден, что прибытие очередных военных только усугубит и «без того сложную ситуацию вблизи линии соприкосновения на Мариупольском направлении».
Конфликты  11.11.2017
Сирийские войска президента Башара Асада при поддержке ВКС России взяли последний оплот «Исламского государства" - Абу-Камаль. Часть террористов, удерживавших город, уничтожена, часть переправилась через Евфрат и движется в северном направлении. Об этом с пятницу, 10 ноября, заявил министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу на военной коллегии России и Белоруссии.
Конфликты  08.11.2017
Исламское государство уже практически не существует, и его некогда мощная армия постепенно превращается в разрозненные и деморализованные партизанские отряды. Они совершают вылазки, предпочитают диверсии, но больше не могут организовать полноценное наступление. Конечно, это еще не конец, но больше Исламское государство не будет угрожать территориальной целостности Сирии. Окончательно это стало ясно после полного освобождения от боевиков города Дэйр-эз-Зор. Вероятно, пару серьезных сражений они еще дадут, но скоро на востоке страны станет спокойно, по крайней мере, на время, пока не станет ясно, чего друг от друга хотят курды и официальное правительство.