14.08.2014, 10:52
Финский нож в спину
Финский нож в спинуМеждународная военная политика
Финляндия – одна из стран, наиболее пострадавших от резкого ухудшения отношений между Россией и ЕС. Война санкций наложилась на внутренний кризис в национальной экономике, и правительству уже предсказывают скорую отставку. Есть ли в этом повод для радости и почему Финляндия столь болезненно переживает торговую войну?

Влиятельное международное издание Financial Times предсказывает действующему правительству Финляндии скорую отставку, а стране – досрочные парламентские выборы. Причина в том, что санкции (как со стороны ЕС в отношении России, так и со стороны России в отношении стран ЕС) могут значительно усугубить проблемы финской экономики.

Собственно, правящая коалиция в парламенте (состоящая, к слову, из шести партий) уже дышит на ладан. Первыми отколоться могут «зеленые», имеющие с правительством разногласия по части атомной энергии. В этом случае досрочные выборы (пока финны планируют избрать новый парламент в апреле 2015-го) почти неминуемы. Кроме того, как подчеркивают социологи, текущий парламентский расклад не отражает симпатии населения. К примеру, самой популярной партией с 2013 года является «Центр», находящийся в оппозиции. А 60% респондентов, опрошенных компанией Taloustutkimus, заявили, что Финляндии не стоило поддерживать направленные против России санкции, поскольку значение сотрудничества с РФ для страны очень велико.

Проблемы с экономикой у Финляндии начались не вчера, они длятся с 2008 года, то есть с момента мирового финансового кризиса. Но если ряду стран ЕС его последствия преодолеть удалось, то финнам нет. Крупнейшие компании сокращают свою операционную деятельность, закрываются фабрики, безработица выросла до 9%, экспорт страны упал на 13%. У локомотивов финской экономики – компании Nokia и целлюлозно-бумажной промышленности – тоже серьезные трудности. По прогнозам экономистов, в лучшем случае стране только через десять лет удастся выйти на показатели ВВП 2008 года.

А тут еще и санкции, ударившие по Финляндии дважды: сперва при наложении ограничений на сотрудничество с РФ, а потом и в рамках ответа РФ, прежде охотно закупавшей, к примеру, финскую молочную продукцию. «Не скрою, общее мнение состоит в том, что мы оказались между молотом и наковальней», – цитирует Financial Times премьер-министра страны Александра Стубба, возглавившего кабмин только полтора месяца назад. Ранее Стубб, занимавший тогда пост министра по делам ЕС и внешней торговле, предупреждал нацию, что в случае применения санкций против России экономическая ситуация в Финляндии продолжит ухудшаться.

Причины этого в том, что Россия является крупнейшим торговым партнером Финляндии, опережая даже Швецию и Германию: на ее долю приходится 11% финского экспорта. По словам Стубба, если российская экономика падает на 3%, то финская – автоматически на 0,5%. Таким образом, финны в последнюю очередь были заинтересованы в санкционной войне.

Фактически сейчас повторяется ситуация 90-х годов, когда финскую экономику вследствие распада СССР накрыл мощный кризис с падением ВВП на 13% и ростом безработицы до 18% (с пиком в 36% в 1994 году). На Советский Союз приходилось от 20% до 35% внешней торговли страны, были подписаны множество договоров о сотрудничестве в строительной и лесной промышленности. Всё это приказало долго жить, а финский импорт ввиду обнищания населения бывших республик Союза снизился. Затем последовали банковский и жилищный кризисы. Выбраться из этой ямы помог расцвет Nokia, но сейчас столь же надежные точки роста найти не удается.

Впрочем, директор русских программ финского Института международных отношений Аркадий Мошес сомневается в том, что кризис и санкционная война в итоге похоронят правительство. «В данном случае идет речь о малопонятной спекуляции, я не понимаю, какова вообще логика этого. С моей точки зрения, правительство Финляндии не принимает решений отдельно от Европейского союза, оно идет на санкции вместе с остальными членами ЕС, – заявил он в интервью. – Безусловно, в Финляндии идет бурное обсуждение вопроса санкций, говорят о возможных экономических потерях, которые понесет Финляндия, но никоим образом не представляется, что эта общественная дискуссия может привести к падению правительства. Я лично никаких предпосылок для этого в настоящий момент не вижу».

При этом если премьер-министр Стубб сравнил текущий кризис с кризисом 90-х, то Мошес считает такое сравнение некорректным. «Да, финская экономика сильно привязана к российскому рынку, но никакого сравнения с той ситуацией быть не может, потому что клиринговая торговля с СССР составляла 25% финского экспорта. Кстати, далеко не все статьи финского экспорта подпадают под санкции, реального объема финского сельскохозяйственного экспорта я вам сейчас не назову, но это не такие цифры, это несравнимые вещи», – заявил он.

Тем не менее Мошес признает, что финская экономика сильно завязана на российский рынок. «Это прежде всего туризм, который тоже даст ощутимый удар, если произойдет падение потока, но мы в настоящий момент не можем оценить динамические эффекты. Я, например, легко представляю себе массовый поток туристов, который будет целенаправленно заниматься индивидуальным импортом продовольствия, что, как известно, под санкции не попадает», – добавил эксперт, напомнив, что и в Финляндии, и в целом в ЕС экономическая динамика была не очень высокой, рост экономики – хрупким, причем еще до обострения отношений с Россией. «Поэтому, безусловно, любой негативный дополнительный экономический эффект будет проциклическим, он будет накладываться снова и снова на уже существующие проблемы. Но это уже известно, поэтому я не могу понять предпосылок прогнозов о падении правительства. То, что Финляндия готовится к худшим временам, – это не новость. И мы можем говорить только о дополнительных эффектах, но не о причинах».

В любом случае, даже если прогноз Financial Times сбудется, поводов для радости тут нет никаких. От санкционных войн России и ЕС Финляндия пострадала практически безвинно. Да, будучи членом Евросоюза, она вынужденно присоединилась к решению большинства, но до того как могла отговаривала Европу от политики санкций.

Когда после присоединения Крыма к РФ в Европарламенте было принято решение об отмене двусторонних встреч министров стран – членов ЕС с представителями России, премьер-министр Финляндии заявил, что его страна «в порядке исключения» продолжит контакты с Россией на уровне министров. Спустя несколько дней председатель финской делегации в ОБСЕ Илкка Канерва заявил, что возможные экономические санкции против России могут привести к эскалации кризиса на Украине. А президент страны Саули Ниинистё выразил мнение, что отношения между Москвой и Хельсинки по-прежнему хорошие, украинский кризис их не испортил.

Впоследствии Ниинистё предупреждал коллег, что санкции в отношении РФ опасны тем, что Москва в любом случае на них ответит, а это окажет пагубное влияние на европейские экономики. Аналогичное мнение озвучил и Стубб (хотя и не занимавший на тот момент пост премьера, но уже готовившийся к этой должности). По его словам, «санкции против России невыгодны никому», а значит, их следует избегать всеми возможными способами.

Увы, в итоге Хельсинки вынужденно присоединился к решению Брюсселя. До своего вступления в ЕС в 1995 году (впрочем, и ЕС тогда был совсем другим) Хельсинки успешно отбивался от давления США, ФРГ и Великобритании, недовольных тем, что Финляндия, будучи частью западного мира, имеет особые отношения с СССР (президент Урхо Калева Кекконен даже стал единственным «капиталистическим лидером», награжденным орденом Ленина). Эту «политику особых отношений» поддерживали и последующие финские лидеры.

Не исключено, что ситуация, в которой оказалась сейчас Европа, может усилить позиции евроскептиков, недовольных тем, что в Брюссель «ушли» значительные национальные полномочия суверенных стран (напомним, что недавно евроскептики показали значительные успехи при выборах в Европарламент). Войну санкций ведь не поддерживала не только Финляндия. Тут и Греция, и Венгрия, и Болгария, и другие страны. Если бы каждое правительство принимало решение индивидуально – одно дело. Но коллективно расплачиваться за политику бюрократов из Брюсселя готовы далеко не все европейцы.

Впрочем, у финских политиков может найтись контраргумент: Финляндия изначально планировала обратиться к Евросоюзу за компенсациями от негативного влияния санкций, а Стубб прямо заявил, что последствия санкций должны равномерно распределяться между странами ЕС. Брюссель уже изъявил готовность компенсировать часть убытков из своего бюджета, но насколько эти компенсации устроят недовольных, пока вопрос.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.