13.12.2014, 01:06
Фальстарт космического масштаба
Фальстарт космического масштабаМеждународная военная политика
Почему Россия не может справиться с проектом запуска спутников с самолёта?

Государственный ракетный центр Макеева продолжает научно-исследовательские работы в рамках проекта «Воздушный старт», предусматривающий запуск космических ракет с авиационного носителя. Об этом 12 декабря «Интерфаксу-АВН» сообщил гендиректор и генконструктор предприятия Владимир Дегтярь.

- Создание такого комплекса обеспечило бы поддержание многофункциональности и рациональной взаимозаменяемости систем средств выведения для достижения гарантированного независимого доступа в космос в целях национальной безопасности и расширило бы возможности представления услуг на мировом рынке, - отметил Дегтярь, добавив, что проводить работу «мы бы хотели в рамках частно-государственного партнерства, о котором сейчас много говорится, но конкретных результатов, к сожалению, мало».

По его словам, уже подписаны меморандумы о намерениях с компанией SSTL (Великобритания), ОНВ-Systems (ФРГ), японскими фирмами Mitsubishi Electric и IHI Corporation о запуске полезных нагрузок. Более того, подписаны двусторонние протоколы о возможности базирования авиационного ракетного комплекса космического назначения на авиабазах острова Биак (Индонезия) и Камрань (Вьетнам). Они максимально приближены к экватору, что, как говорит Дегтярь, увеличивает возможности по выводу космических аппаратов даже на геостационарную орбиту.

Отметим, что о «Воздушном старте» говорят не первый год. В 2003 году было официально учреждено ЗАО «Корпорация «Воздушный старт», акционерами которого стали крупнейшие предприятия отрасли: РКК «Энергия», «ЦСКБ-Прогресс», ГРЦ имени Макеева. Проект был поддержан Роскосмосом, а разработку системы воздушного старта возглавил Роберт Иванов — один из главных проектировщиков «Энергии-Бурана». Идея в том, чтобы при запуске аппаратов на низкие орбиты использовать в качестве первой ступени тяжелый транспортный самолет Ан-124 «Руслан», а для непосредственного вывода спутников в космос – двухступенчатую ракету-носитель (РН) «Полет», собранную на базе разработанных в советское время реактивных двигателей, грузоподъемностью до 4 тонн. Владелец корпорации «Воздушный старт» и одновременно гендиректор авиакомпании «Полет» (сейчас в суде рассматривается иск о несостоятельности АК «Полет») Анатолий Карпов утверждал: переделка «Руслана» в космическую платформу потребует минимальных конструктивных изменений.

- Получившийся в результате самолет в интервалах между запусками можно будет использовать по прямому назначению - для перевозки грузов, - говорил тогда Карпов СМИ.

Впрочем, еще Роберт Иванов отмечал, что главная проблема в реализации программы – это финансирование:

- Проект окупится за три года, так как уже есть десятки заказов, но инвесторов отталкивает российская нестабильность.

В 2004 году на престижной выставке Indo Defence 2004 в Джакарте этот проект был представлен, причем базироваться он должен был на индонезийском острове Биак (находится в двух градусах от экватора).

Однако в дальнейшем его реализация замедлилась. Только в сентябре 2007-го Россия заключила с правительством Индонезии соглашение о «реализации аэрокосмического проекта «Воздушный старт» и строительства для него космопорта». Тогда руководитель информационной службы корпорации «Воздушный старт» Леонид Широбоков в интервью СМИ замечал:

- Проработанность проекта и существование в готовом виде самолета-носителя позволяют надеяться, что уже к 2010 году завершатся полетные испытания. А в 2011 году «Воздушный старт» поступит в эксплуатацию.

Но этого не произошло. В 2013 году на авиасалоне МАКС-2013 снова был представлен АРКК «Воздушный старт», причем ведущий специалист ГРЦ Макеева Сергей Егоров в интервью смело заметил, что через два-три года «о нас будут знать все»…

Между тем, проект запуска спутника космических аппаратов с воздушного носителя с успехом реализуется в США, правда, рассчитан он для выведения в космос мини-спутников массой до 800 кг. Старт производится с помощью специально оборудованного самолёта L-1011 фирмы Lockheed Corporation и американской ракеты-носителя легкого класса Pegasus. Кстати, в известном боевике «В осаде 2: Тёмная территория» со Стивеном Сигалом в главной роли эта система использовалась для уничтожения захваченного террористами военного спутника с сейсмическим оружием.

Если вместо ракет-носителей «Протон-М», стоимость которого порядка 50 млн. долларов, спутники будут выводить способом воздушного старта, который раз в пять дешевле, то кому будут нужны эти РН тяжёлого класса? У проекта «Воздушный старт» может быть прекрасное будущее, потому как его выгодно использовать для выведения малых аппаратов, считает военный эксперт Виктор Мясников.

- Космическая техника стремительно уменьшается в размерах. По сравнению с 90-ми годами, масса нынешних блоков базовых космических аппаратов меньше в 30-40 раз. Почему сегодня аппараты выводят пачками – по 10, 12, 17 штук? Потому что ракеты приспособлены под более тяжелые спутники. И как раз с «Воздушного старта» мини-спутники запускать выгодно.

Во-первых, ракете этого комплекса не нужна первая разгонная ступень, которая преодолевает «тяжелый» слой атмосферы первые 10 километров.

Во-вторых, не нужно ждать, когда наберется весь пакет спутников, как в случае с наземным стартом.

В-третьих, спутники можно запускать с мест, максимально приближенных к экватору и к точке на орбите.

В-четвертых, для наземных запусков требуется гораздо больше объектов инфраструктуры.

Таким образом, комплекс «Воздушный старт» – серьезный конкурент для ракет-носителей, запускаемых наземным способом. И, конечно, находятся те, кто активно сопротивляется реализации такого проекта. Что скрывать, конкуренция и монополизм в нашей космической отрасли никуда не делись. Это при том, что «Воздушный старт» с появлением более легких композитных материалов, новых видов твердого топлива выглядит все привлекательнее и привлекательнее. Вспомните, у нас в свое время категорически запретили Юрию Урличичу (бывшему гендиректору компании «Российские космические системы») делать наноспутники, как только первый был запущен с борта МКС, и на нем сразу отработали 10 новых технологий. Замечу, что стоило все это предельно дешево, да и управлять им можно было с обычного ноутбука, сидя на скамейке в московском сквере.

Американцы, к примеру, всячески стараются лидировать в этом сегменте, сделать запуски спутников быстрым и дешевым делом, ведь это крайне важно и для обороны: в случае обострения ситуации и какого-то конфликта, можно почти мгновенно вывести спутник в нужную точку, который будет давать необходимую информацию о противнике.

— Наверное, можно назвать успехом, что подписаны двусторонние протоколы о возможности базирования «Воздушного старта» в Индонезии и Вьетнаме?

- Конечно, эти страны заинтересованы в подобных проектах, но ведь вся соль в том, что решается все не в Камрани или Биаке, а здесь – в Москве, на уровне правительства, где запросто может победить иная точка зрения.

— Под Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД) этот проект не попадает?

- Нет, конечно. У этой ракеты другое предназначение – выводить полезную нагрузку на орбиту.

Академик российской Академии космонавтики им. К. Э. Циолковского Александр Железняков полагает, что проект «Воздушный старт» не может составить конкуренцию наземным пускам тяжелых носителей.

- Для коммерции, наверное, он нужен, но я бы не стал говорить, что за этим проектом будущее. Подобные системы только ищут свою нишу. В США идея запуска космических аппаратов с самолетов L–1011-100 реализована, но на низкой околоземной орбите.

«Воздушный старт» будет привлекателен для стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Но в нынешней ситуации, если Дегтярь сумеет реализовать проект с точки зрения привлечения реальной клиентуры, то это, прямо скажем, будет подвигом, замечает главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

- На рынке вывода полезных нагрузок жесткая конкуренция: он поделен между основными ключевыми игроками. К тому же, сегодня превалируют не соображения коммерческой выгоды в вопросах сотрудничества с Россией, в дело вмешивается большая политика. В этом смысле Штаты будут жестко давить, чтобы максимально сорвать любые наши проекты в данной сфере.

Что касается внутренней конкуренции, то да – у нас есть «Протоны», еще работает программа по утилизации межконтинентальных баллистических ракет РС-20, снятых с дежурства, но, думаю, мы должны радоваться любым нашим программам. Однако в случае с «Воздушным стартом» есть сложности с инфраструктурой: для реализации проекта необходимо не только годная взлетно-посадочная полоса для «транспортника», но целый монтажно-испытательный комплекс, где перед стартом ракеты будет проверяться на соответствие основных технических параметров, осуществляться стыковка и т.д., а также инфраструктура для размещения специалистов.

Проблема в высокой рискованности этого проекта: средства требуются серьезные, а положительный результат для его участников не гарантирован, отмечает военный эксперт, член Общественного совета ВПК Виктор Мураховский.

- Именно поэтому государство не вкладывается сюда, тем более что у него есть свои проекты – «Плесецк», «Байконур», «Восточный». Большие средства потрачены на ракеты-носители модульного типа «Ангара». По этой же причине не вкладываются и частные компании, которым не удается реализовать даже нормальный консорциум.

В чем риск? Во-первых, непонятно, как из-за политической ситуации на Украине теперь обеспечивать эксплуатацию носителя - Ан-124 «Руслан». Во-вторых, инфраструктура для этого проекта – это ведь не только «бетонка», нужно разворачивать целый комплекс по подготовке ракет, сборке спутников и т.д. Я уж не говорю про такие моменты, как безопасное отделение ракеты от носителя, идеальные погодные условия для запуска и др.

«Воздушный старт» - проект полезный и нужный, но, к сожалению, вялотекущий. Каждый год о нем вспоминают, но как доходит дело до реального финансирования – тут же возникают проблемы, говорит действительный академический советник Академии инженерных наук РФ Юрий Зайцев.

- Поэтому гендиректор и говорит, что, по-хорошему, нужен госконтракт. Раньше в вопросе вывода полезной нагрузки на орбиту мы на голову опережали американцев, теперь же, к несчастью, от них отстаем.

— Есть мнения, что концепция воздушного старта имеет значительные недостатки. Например, во время отделения ракеты от самолета центр тяжести переносится в хвост, в результате чего воздушное судно может даже свалиться в штопор. Или – при выбросе перед включением двигателей ракета может «кувыркаться»…

- Ну да, говорят. Проблема в том, что проект на стадии ОКР и как таковые испытания не проводились. В свое время я много писал про «Морской старт», так вот применительно к нему высказывалось куда больше опасений, но ведь ничего – дело пошло, и запуски с морского космодрома проходили, можно сказать, удачно. Что касается «Воздушного старта», то, насколько я в курсе, таких опасений нет, а если какие-то проблемы и возникнут, то они вполне преодолимы с технической точки зрения.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  27.03.2017
Ижевский электромеханический завод «Купол» впервые поставил полковой комплект ЗРК малой дальности 9К331М «Тор-М2» для оснащения 538-го зенитного ракетного полка 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизии Западного военного округа. Об этом сообщил в ходе Единого дня военной приемки командир полка Константин Демидов.
Мировой ВПК  27.03.2017
Ракетный крейсер «Украина» был построен в последние годы советской власти, в 1984–1990 годах. Разработка корабля (который первоначально назывался «Комсомолец», а в 1985–1993 – «Адмирал флота Лобов») велась в ленинградском Северном конструкторском бюро, собственно строительство – на николаевском судостроительном. Крейсер относится к проекту 1164 «Атлант» – классу кораблей, занимающему промежуточное положение между тяжелыми атомными крейсерами типа «Киров» и эсминцами типа «Современный». В основные задачи таких крейсеров в том числе входит уничтожение надводных кораблей противника вплоть до авианосцев, борьба с подлодками, решение задач коллективной ПВО, поддержка десантов и т.д.
Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.