13.12.2014, 01:06
Фальстарт космического масштаба
Фальстарт космического масштабаМеждународная военная политика
Почему Россия не может справиться с проектом запуска спутников с самолёта?

Государственный ракетный центр Макеева продолжает научно-исследовательские работы в рамках проекта «Воздушный старт», предусматривающий запуск космических ракет с авиационного носителя. Об этом 12 декабря «Интерфаксу-АВН» сообщил гендиректор и генконструктор предприятия Владимир Дегтярь.

- Создание такого комплекса обеспечило бы поддержание многофункциональности и рациональной взаимозаменяемости систем средств выведения для достижения гарантированного независимого доступа в космос в целях национальной безопасности и расширило бы возможности представления услуг на мировом рынке, - отметил Дегтярь, добавив, что проводить работу «мы бы хотели в рамках частно-государственного партнерства, о котором сейчас много говорится, но конкретных результатов, к сожалению, мало».

По его словам, уже подписаны меморандумы о намерениях с компанией SSTL (Великобритания), ОНВ-Systems (ФРГ), японскими фирмами Mitsubishi Electric и IHI Corporation о запуске полезных нагрузок. Более того, подписаны двусторонние протоколы о возможности базирования авиационного ракетного комплекса космического назначения на авиабазах острова Биак (Индонезия) и Камрань (Вьетнам). Они максимально приближены к экватору, что, как говорит Дегтярь, увеличивает возможности по выводу космических аппаратов даже на геостационарную орбиту.

Отметим, что о «Воздушном старте» говорят не первый год. В 2003 году было официально учреждено ЗАО «Корпорация «Воздушный старт», акционерами которого стали крупнейшие предприятия отрасли: РКК «Энергия», «ЦСКБ-Прогресс», ГРЦ имени Макеева. Проект был поддержан Роскосмосом, а разработку системы воздушного старта возглавил Роберт Иванов — один из главных проектировщиков «Энергии-Бурана». Идея в том, чтобы при запуске аппаратов на низкие орбиты использовать в качестве первой ступени тяжелый транспортный самолет Ан-124 «Руслан», а для непосредственного вывода спутников в космос – двухступенчатую ракету-носитель (РН) «Полет», собранную на базе разработанных в советское время реактивных двигателей, грузоподъемностью до 4 тонн. Владелец корпорации «Воздушный старт» и одновременно гендиректор авиакомпании «Полет» (сейчас в суде рассматривается иск о несостоятельности АК «Полет») Анатолий Карпов утверждал: переделка «Руслана» в космическую платформу потребует минимальных конструктивных изменений.

- Получившийся в результате самолет в интервалах между запусками можно будет использовать по прямому назначению - для перевозки грузов, - говорил тогда Карпов СМИ.

Впрочем, еще Роберт Иванов отмечал, что главная проблема в реализации программы – это финансирование:

- Проект окупится за три года, так как уже есть десятки заказов, но инвесторов отталкивает российская нестабильность.

В 2004 году на престижной выставке Indo Defence 2004 в Джакарте этот проект был представлен, причем базироваться он должен был на индонезийском острове Биак (находится в двух градусах от экватора).

Однако в дальнейшем его реализация замедлилась. Только в сентябре 2007-го Россия заключила с правительством Индонезии соглашение о «реализации аэрокосмического проекта «Воздушный старт» и строительства для него космопорта». Тогда руководитель информационной службы корпорации «Воздушный старт» Леонид Широбоков в интервью СМИ замечал:

- Проработанность проекта и существование в готовом виде самолета-носителя позволяют надеяться, что уже к 2010 году завершатся полетные испытания. А в 2011 году «Воздушный старт» поступит в эксплуатацию.

Но этого не произошло. В 2013 году на авиасалоне МАКС-2013 снова был представлен АРКК «Воздушный старт», причем ведущий специалист ГРЦ Макеева Сергей Егоров в интервью смело заметил, что через два-три года «о нас будут знать все»…

Между тем, проект запуска спутника космических аппаратов с воздушного носителя с успехом реализуется в США, правда, рассчитан он для выведения в космос мини-спутников массой до 800 кг. Старт производится с помощью специально оборудованного самолёта L-1011 фирмы Lockheed Corporation и американской ракеты-носителя легкого класса Pegasus. Кстати, в известном боевике «В осаде 2: Тёмная территория» со Стивеном Сигалом в главной роли эта система использовалась для уничтожения захваченного террористами военного спутника с сейсмическим оружием.

Если вместо ракет-носителей «Протон-М», стоимость которого порядка 50 млн. долларов, спутники будут выводить способом воздушного старта, который раз в пять дешевле, то кому будут нужны эти РН тяжёлого класса? У проекта «Воздушный старт» может быть прекрасное будущее, потому как его выгодно использовать для выведения малых аппаратов, считает военный эксперт Виктор Мясников.

- Космическая техника стремительно уменьшается в размерах. По сравнению с 90-ми годами, масса нынешних блоков базовых космических аппаратов меньше в 30-40 раз. Почему сегодня аппараты выводят пачками – по 10, 12, 17 штук? Потому что ракеты приспособлены под более тяжелые спутники. И как раз с «Воздушного старта» мини-спутники запускать выгодно.

Во-первых, ракете этого комплекса не нужна первая разгонная ступень, которая преодолевает «тяжелый» слой атмосферы первые 10 километров.

Во-вторых, не нужно ждать, когда наберется весь пакет спутников, как в случае с наземным стартом.

В-третьих, спутники можно запускать с мест, максимально приближенных к экватору и к точке на орбите.

В-четвертых, для наземных запусков требуется гораздо больше объектов инфраструктуры.

Таким образом, комплекс «Воздушный старт» – серьезный конкурент для ракет-носителей, запускаемых наземным способом. И, конечно, находятся те, кто активно сопротивляется реализации такого проекта. Что скрывать, конкуренция и монополизм в нашей космической отрасли никуда не делись. Это при том, что «Воздушный старт» с появлением более легких композитных материалов, новых видов твердого топлива выглядит все привлекательнее и привлекательнее. Вспомните, у нас в свое время категорически запретили Юрию Урличичу (бывшему гендиректору компании «Российские космические системы») делать наноспутники, как только первый был запущен с борта МКС, и на нем сразу отработали 10 новых технологий. Замечу, что стоило все это предельно дешево, да и управлять им можно было с обычного ноутбука, сидя на скамейке в московском сквере.

Американцы, к примеру, всячески стараются лидировать в этом сегменте, сделать запуски спутников быстрым и дешевым делом, ведь это крайне важно и для обороны: в случае обострения ситуации и какого-то конфликта, можно почти мгновенно вывести спутник в нужную точку, который будет давать необходимую информацию о противнике.

— Наверное, можно назвать успехом, что подписаны двусторонние протоколы о возможности базирования «Воздушного старта» в Индонезии и Вьетнаме?

- Конечно, эти страны заинтересованы в подобных проектах, но ведь вся соль в том, что решается все не в Камрани или Биаке, а здесь – в Москве, на уровне правительства, где запросто может победить иная точка зрения.

— Под Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД) этот проект не попадает?

- Нет, конечно. У этой ракеты другое предназначение – выводить полезную нагрузку на орбиту.

Академик российской Академии космонавтики им. К. Э. Циолковского Александр Железняков полагает, что проект «Воздушный старт» не может составить конкуренцию наземным пускам тяжелых носителей.

- Для коммерции, наверное, он нужен, но я бы не стал говорить, что за этим проектом будущее. Подобные системы только ищут свою нишу. В США идея запуска космических аппаратов с самолетов L–1011-100 реализована, но на низкой околоземной орбите.

«Воздушный старт» будет привлекателен для стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Но в нынешней ситуации, если Дегтярь сумеет реализовать проект с точки зрения привлечения реальной клиентуры, то это, прямо скажем, будет подвигом, замечает главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

- На рынке вывода полезных нагрузок жесткая конкуренция: он поделен между основными ключевыми игроками. К тому же, сегодня превалируют не соображения коммерческой выгоды в вопросах сотрудничества с Россией, в дело вмешивается большая политика. В этом смысле Штаты будут жестко давить, чтобы максимально сорвать любые наши проекты в данной сфере.

Что касается внутренней конкуренции, то да – у нас есть «Протоны», еще работает программа по утилизации межконтинентальных баллистических ракет РС-20, снятых с дежурства, но, думаю, мы должны радоваться любым нашим программам. Однако в случае с «Воздушным стартом» есть сложности с инфраструктурой: для реализации проекта необходимо не только годная взлетно-посадочная полоса для «транспортника», но целый монтажно-испытательный комплекс, где перед стартом ракеты будет проверяться на соответствие основных технических параметров, осуществляться стыковка и т.д., а также инфраструктура для размещения специалистов.

Проблема в высокой рискованности этого проекта: средства требуются серьезные, а положительный результат для его участников не гарантирован, отмечает военный эксперт, член Общественного совета ВПК Виктор Мураховский.

- Именно поэтому государство не вкладывается сюда, тем более что у него есть свои проекты – «Плесецк», «Байконур», «Восточный». Большие средства потрачены на ракеты-носители модульного типа «Ангара». По этой же причине не вкладываются и частные компании, которым не удается реализовать даже нормальный консорциум.

В чем риск? Во-первых, непонятно, как из-за политической ситуации на Украине теперь обеспечивать эксплуатацию носителя - Ан-124 «Руслан». Во-вторых, инфраструктура для этого проекта – это ведь не только «бетонка», нужно разворачивать целый комплекс по подготовке ракет, сборке спутников и т.д. Я уж не говорю про такие моменты, как безопасное отделение ракеты от носителя, идеальные погодные условия для запуска и др.

«Воздушный старт» - проект полезный и нужный, но, к сожалению, вялотекущий. Каждый год о нем вспоминают, но как доходит дело до реального финансирования – тут же возникают проблемы, говорит действительный академический советник Академии инженерных наук РФ Юрий Зайцев.

- Поэтому гендиректор и говорит, что, по-хорошему, нужен госконтракт. Раньше в вопросе вывода полезной нагрузки на орбиту мы на голову опережали американцев, теперь же, к несчастью, от них отстаем.

— Есть мнения, что концепция воздушного старта имеет значительные недостатки. Например, во время отделения ракеты от самолета центр тяжести переносится в хвост, в результате чего воздушное судно может даже свалиться в штопор. Или – при выбросе перед включением двигателей ракета может «кувыркаться»…

- Ну да, говорят. Проблема в том, что проект на стадии ОКР и как таковые испытания не проводились. В свое время я много писал про «Морской старт», так вот применительно к нему высказывалось куда больше опасений, но ведь ничего – дело пошло, и запуски с морского космодрома проходили, можно сказать, удачно. Что касается «Воздушного старта», то, насколько я в курсе, таких опасений нет, а если какие-то проблемы и возникнут, то они вполне преодолимы с технической точки зрения.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  15.05.2017
В перестроечные времена в ряде публикаций центральной прессы, посвященных перипетиям освоения целинных земель, некоторые авторы в пылу творческого задора позволили себе недопустимую вольность, сошедшую им с рук. Времена тогда наступали такие, что пишущая братия воспринимала древнегреческую поговорку «Чаще поворачивай свой стиль» буквально. Казахстан эпохи «битвы за урожай» перестроечные инженеры человеческих душ поэтически сравнили с «цветком душистых прерий», проведя аналогию с эпопеей освоения Дикого Запада на Североамериканском континенте. Интересно, какая метафора сегодня пришла бы им на ум при соприкосновении с реалиями казахстанской современности?
Мировой ВПК  12.05.2017
Американский журнал The National Interest решил провести ревизию отечественной истребительной авиации. При этом, разумеется, для определения уровня ее боевых возможностей использовано сравнение с самолетами «вероятного противника». Каковых у США с определенного времени уже два — Россия и Китай. В качестве истребителей, которые должны обеспечивать в небе американское господство, выступают F-22 Raptor и F-35 Lightning II.
Мировой ВПК  04.05.2017
Создаваемый в России многофункциональный авиационный комплекс дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-100 будет способен обнаруживать новые классы целей, включая оперативно-тактическую авиацию нового поколения, — сообщил на селекторном совещании в военном ведомстве министр обороны РФ генерал армии Сергей Шойгу.
Геополитика  04.05.2017
Покамест эта программа касается только русского флота. В ближайшее время он сможет нейтрализовать нынешнее подавляющее преимущество американского флота по численности и вооружению. А в перспективе это может стать проектом надевания наручников на западных варваров, когда им станет просто опасно грозить кому-то силою или навязывать свою волю "томагавками". Ибо ответ может быть быстрым, разрушительным, а главное - решительно от кого угодно!
Конфликты  19.05.2017
Западные СМИ, ссылаясь на своих экспертов, все чаще публикуют материалы, в которых красной нитью проходит мысль, что Россия завязла в сирийской войне и уже не знает, как из нее выйти. В действительности ситуация в Сирии сейчас складывается не совсем благоприятно для Дамаска, а следовательно, и для Москвы. С одной стороны, правительственным войскам и поддерживающим их силам сопутствует определенный военный успех, с другой стороны, действия Вашингтона, направленные против Башара Асада и его союзников, тоже имеют определенный эффект.
Конфликты  04.05.2017
Сенсационным результатом закончилась встреча Путина и Эрдогана. По ее итогам оба лидера заявили, что достигнуто – в том числе и с Трампом – соглашение о создании в Сирии так называемых зон безопасности. Это кардинальное изменение позиции Москвы. Означает ли оно ту самую «большую сделку» между Россией и США, о которой так много говорят в последнее время?
Конфликты  02.05.2017
С начала гражданской войны в Сирии режим Б. Асада проводил мероприятия по адаптации лояльных ему вооруженных формирований к условиям внутреннего конфликта, к которому они оказались абсолютно не готовы. В частности, в Сирийской арабской армии (САА) преобладали исключительно тяжелые бронетанковые и механизированные дивизии. Всего таких соединений было одиннадцать (а также две дивизии «специальных сил» — 14-я и сформированная непосредственно перед началом гражданской войны 15-я).