13.12.2014, 01:06
Фальстарт космического масштаба
Фальстарт космического масштабаМеждународная военная политика
Почему Россия не может справиться с проектом запуска спутников с самолёта?

Государственный ракетный центр Макеева продолжает научно-исследовательские работы в рамках проекта «Воздушный старт», предусматривающий запуск космических ракет с авиационного носителя. Об этом 12 декабря «Интерфаксу-АВН» сообщил гендиректор и генконструктор предприятия Владимир Дегтярь.

- Создание такого комплекса обеспечило бы поддержание многофункциональности и рациональной взаимозаменяемости систем средств выведения для достижения гарантированного независимого доступа в космос в целях национальной безопасности и расширило бы возможности представления услуг на мировом рынке, - отметил Дегтярь, добавив, что проводить работу «мы бы хотели в рамках частно-государственного партнерства, о котором сейчас много говорится, но конкретных результатов, к сожалению, мало».

По его словам, уже подписаны меморандумы о намерениях с компанией SSTL (Великобритания), ОНВ-Systems (ФРГ), японскими фирмами Mitsubishi Electric и IHI Corporation о запуске полезных нагрузок. Более того, подписаны двусторонние протоколы о возможности базирования авиационного ракетного комплекса космического назначения на авиабазах острова Биак (Индонезия) и Камрань (Вьетнам). Они максимально приближены к экватору, что, как говорит Дегтярь, увеличивает возможности по выводу космических аппаратов даже на геостационарную орбиту.

Отметим, что о «Воздушном старте» говорят не первый год. В 2003 году было официально учреждено ЗАО «Корпорация «Воздушный старт», акционерами которого стали крупнейшие предприятия отрасли: РКК «Энергия», «ЦСКБ-Прогресс», ГРЦ имени Макеева. Проект был поддержан Роскосмосом, а разработку системы воздушного старта возглавил Роберт Иванов — один из главных проектировщиков «Энергии-Бурана». Идея в том, чтобы при запуске аппаратов на низкие орбиты использовать в качестве первой ступени тяжелый транспортный самолет Ан-124 «Руслан», а для непосредственного вывода спутников в космос – двухступенчатую ракету-носитель (РН) «Полет», собранную на базе разработанных в советское время реактивных двигателей, грузоподъемностью до 4 тонн. Владелец корпорации «Воздушный старт» и одновременно гендиректор авиакомпании «Полет» (сейчас в суде рассматривается иск о несостоятельности АК «Полет») Анатолий Карпов утверждал: переделка «Руслана» в космическую платформу потребует минимальных конструктивных изменений.

- Получившийся в результате самолет в интервалах между запусками можно будет использовать по прямому назначению - для перевозки грузов, - говорил тогда Карпов СМИ.

Впрочем, еще Роберт Иванов отмечал, что главная проблема в реализации программы – это финансирование:

- Проект окупится за три года, так как уже есть десятки заказов, но инвесторов отталкивает российская нестабильность.

В 2004 году на престижной выставке Indo Defence 2004 в Джакарте этот проект был представлен, причем базироваться он должен был на индонезийском острове Биак (находится в двух градусах от экватора).

Однако в дальнейшем его реализация замедлилась. Только в сентябре 2007-го Россия заключила с правительством Индонезии соглашение о «реализации аэрокосмического проекта «Воздушный старт» и строительства для него космопорта». Тогда руководитель информационной службы корпорации «Воздушный старт» Леонид Широбоков в интервью СМИ замечал:

- Проработанность проекта и существование в готовом виде самолета-носителя позволяют надеяться, что уже к 2010 году завершатся полетные испытания. А в 2011 году «Воздушный старт» поступит в эксплуатацию.

Но этого не произошло. В 2013 году на авиасалоне МАКС-2013 снова был представлен АРКК «Воздушный старт», причем ведущий специалист ГРЦ Макеева Сергей Егоров в интервью смело заметил, что через два-три года «о нас будут знать все»…

Между тем, проект запуска спутника космических аппаратов с воздушного носителя с успехом реализуется в США, правда, рассчитан он для выведения в космос мини-спутников массой до 800 кг. Старт производится с помощью специально оборудованного самолёта L-1011 фирмы Lockheed Corporation и американской ракеты-носителя легкого класса Pegasus. Кстати, в известном боевике «В осаде 2: Тёмная территория» со Стивеном Сигалом в главной роли эта система использовалась для уничтожения захваченного террористами военного спутника с сейсмическим оружием.

Если вместо ракет-носителей «Протон-М», стоимость которого порядка 50 млн. долларов, спутники будут выводить способом воздушного старта, который раз в пять дешевле, то кому будут нужны эти РН тяжёлого класса? У проекта «Воздушный старт» может быть прекрасное будущее, потому как его выгодно использовать для выведения малых аппаратов, считает военный эксперт Виктор Мясников.

- Космическая техника стремительно уменьшается в размерах. По сравнению с 90-ми годами, масса нынешних блоков базовых космических аппаратов меньше в 30-40 раз. Почему сегодня аппараты выводят пачками – по 10, 12, 17 штук? Потому что ракеты приспособлены под более тяжелые спутники. И как раз с «Воздушного старта» мини-спутники запускать выгодно.

Во-первых, ракете этого комплекса не нужна первая разгонная ступень, которая преодолевает «тяжелый» слой атмосферы первые 10 километров.

Во-вторых, не нужно ждать, когда наберется весь пакет спутников, как в случае с наземным стартом.

В-третьих, спутники можно запускать с мест, максимально приближенных к экватору и к точке на орбите.

В-четвертых, для наземных запусков требуется гораздо больше объектов инфраструктуры.

Таким образом, комплекс «Воздушный старт» – серьезный конкурент для ракет-носителей, запускаемых наземным способом. И, конечно, находятся те, кто активно сопротивляется реализации такого проекта. Что скрывать, конкуренция и монополизм в нашей космической отрасли никуда не делись. Это при том, что «Воздушный старт» с появлением более легких композитных материалов, новых видов твердого топлива выглядит все привлекательнее и привлекательнее. Вспомните, у нас в свое время категорически запретили Юрию Урличичу (бывшему гендиректору компании «Российские космические системы») делать наноспутники, как только первый был запущен с борта МКС, и на нем сразу отработали 10 новых технологий. Замечу, что стоило все это предельно дешево, да и управлять им можно было с обычного ноутбука, сидя на скамейке в московском сквере.

Американцы, к примеру, всячески стараются лидировать в этом сегменте, сделать запуски спутников быстрым и дешевым делом, ведь это крайне важно и для обороны: в случае обострения ситуации и какого-то конфликта, можно почти мгновенно вывести спутник в нужную точку, который будет давать необходимую информацию о противнике.

— Наверное, можно назвать успехом, что подписаны двусторонние протоколы о возможности базирования «Воздушного старта» в Индонезии и Вьетнаме?

- Конечно, эти страны заинтересованы в подобных проектах, но ведь вся соль в том, что решается все не в Камрани или Биаке, а здесь – в Москве, на уровне правительства, где запросто может победить иная точка зрения.

— Под Договор о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД) этот проект не попадает?

- Нет, конечно. У этой ракеты другое предназначение – выводить полезную нагрузку на орбиту.

Академик российской Академии космонавтики им. К. Э. Циолковского Александр Железняков полагает, что проект «Воздушный старт» не может составить конкуренцию наземным пускам тяжелых носителей.

- Для коммерции, наверное, он нужен, но я бы не стал говорить, что за этим проектом будущее. Подобные системы только ищут свою нишу. В США идея запуска космических аппаратов с самолетов L–1011-100 реализована, но на низкой околоземной орбите.

«Воздушный старт» будет привлекателен для стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Но в нынешней ситуации, если Дегтярь сумеет реализовать проект с точки зрения привлечения реальной клиентуры, то это, прямо скажем, будет подвигом, замечает главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко.

- На рынке вывода полезных нагрузок жесткая конкуренция: он поделен между основными ключевыми игроками. К тому же, сегодня превалируют не соображения коммерческой выгоды в вопросах сотрудничества с Россией, в дело вмешивается большая политика. В этом смысле Штаты будут жестко давить, чтобы максимально сорвать любые наши проекты в данной сфере.

Что касается внутренней конкуренции, то да – у нас есть «Протоны», еще работает программа по утилизации межконтинентальных баллистических ракет РС-20, снятых с дежурства, но, думаю, мы должны радоваться любым нашим программам. Однако в случае с «Воздушным стартом» есть сложности с инфраструктурой: для реализации проекта необходимо не только годная взлетно-посадочная полоса для «транспортника», но целый монтажно-испытательный комплекс, где перед стартом ракеты будет проверяться на соответствие основных технических параметров, осуществляться стыковка и т.д., а также инфраструктура для размещения специалистов.

Проблема в высокой рискованности этого проекта: средства требуются серьезные, а положительный результат для его участников не гарантирован, отмечает военный эксперт, член Общественного совета ВПК Виктор Мураховский.

- Именно поэтому государство не вкладывается сюда, тем более что у него есть свои проекты – «Плесецк», «Байконур», «Восточный». Большие средства потрачены на ракеты-носители модульного типа «Ангара». По этой же причине не вкладываются и частные компании, которым не удается реализовать даже нормальный консорциум.

В чем риск? Во-первых, непонятно, как из-за политической ситуации на Украине теперь обеспечивать эксплуатацию носителя - Ан-124 «Руслан». Во-вторых, инфраструктура для этого проекта – это ведь не только «бетонка», нужно разворачивать целый комплекс по подготовке ракет, сборке спутников и т.д. Я уж не говорю про такие моменты, как безопасное отделение ракеты от носителя, идеальные погодные условия для запуска и др.

«Воздушный старт» - проект полезный и нужный, но, к сожалению, вялотекущий. Каждый год о нем вспоминают, но как доходит дело до реального финансирования – тут же возникают проблемы, говорит действительный академический советник Академии инженерных наук РФ Юрий Зайцев.

- Поэтому гендиректор и говорит, что, по-хорошему, нужен госконтракт. Раньше в вопросе вывода полезной нагрузки на орбиту мы на голову опережали американцев, теперь же, к несчастью, от них отстаем.

— Есть мнения, что концепция воздушного старта имеет значительные недостатки. Например, во время отделения ракеты от самолета центр тяжести переносится в хвост, в результате чего воздушное судно может даже свалиться в штопор. Или – при выбросе перед включением двигателей ракета может «кувыркаться»…

- Ну да, говорят. Проблема в том, что проект на стадии ОКР и как таковые испытания не проводились. В свое время я много писал про «Морской старт», так вот применительно к нему высказывалось куда больше опасений, но ведь ничего – дело пошло, и запуски с морского космодрома проходили, можно сказать, удачно. Что касается «Воздушного старта», то, насколько я в курсе, таких опасений нет, а если какие-то проблемы и возникнут, то они вполне преодолимы с технической точки зрения.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.