31.03.2015, 17:58
Евросоюз пересмотрит свою стратегию обороны
Евросоюз пересмотрит свою стратегию обороныМеждународная военная политика
Еще недавно к «Веймарскому треугольнику» Германии, Франции и Польши могла присоединиться Россия. Теперь этот «тройственный союз» готов стать проводником политики укрепления общеевропейской безопасности. Косвенно это может свидетельствовать в пользу того, что Европа хочет сократить влияние США на континенте.

Верховному представителю Евросоюза по внешней политике и безопасности Федерике Могерини пора требовать увеличения зарплаты. Количество проектов, над которыми ей поручено работать, регулярно увеличивается. Меньше двух недель прошло с тех пор, как глава Евросовета Дональд Туск возложил на нее обязанность разработать план действий по борьбе с российской пропагандой, а теперь подоспело новое задание.

По результатам встречи в Потсдаме министры обороны стран «Веймарского треугольника» (Германия, Франция и Польша) Урсула фон дер Ляйен, Жан-Ив Ле Дриан и Томаш Семоняк обратились к Могерини с просьбой пересмотреть внешнеполитическую стратегию ЕС. По солидарному мнению министров, на фоне кризисов на Украине и в арабском мире обороноспособность союза требует укрепления. При этом Германия, Франция и Польша намерены стать движущей силой процесса. Европа нуждается в единой политике в сфере обороны, полагают министры.

Главы МИД стран «Веймарского треугольника» пока что обращение к Могерини не подписали, но сомнений в том, что это произойдет, нет. Наверное, это единственный момент в министерской инициативе, в котором нет сомнений.


Брюссель вышел из тени Вашингтона

По итогам Второй мировой войны в Европе осталась по большому счету одна крупная страна, которая самостоятельно заботилась о собственной военной и экономической безопасности. Этой страны больше нет, а называлась она Югославия. Все остальные вручили ключи от своих границ либо США в лице НАТО, либо СССР в лице Организации Варшавского договора. Нейтральные в военном плане Австрия, Швейцария, Швеция и Финляндия добавляли сложившейся системе необходимой для устойчивости сложности. Впрочем, экономически они поступательно интегрировались в структуры, из которых появился ЕС в нынешнем своем виде.

После распада СССР и ОВД видимая причина для существования НАТО исчезла, в 90-е годы о военной угрозе со стороны России говорили разве что самые твердолобые «ястребы» холодной войны. Но вместо того, чтобы раствориться в мирном Евросоюзе, НАТО, наоборот, продолжало расползаться по европейской территории. Военная операция в «неприсоединившейся» Югославии стала ярким примером того, что происходит со странами, не желающими слиться в общем атлантическом экстазе.

Сейчас уже не очень принципиально, обещали ли западные лидеры Горбачеву, что военный блок не будет расширяться, или первый и последний президент СССР выдавал желаемое за действительное. Главное – к моменту резкого обострения ситуации, вызванного украинскими событиями, Россия непосредственно граничит со странами – членами НАТО. То, что Украина и Грузия до сих пор не в атлантическом блоке, – это скорее не наша заслуга, а их недоработка.

Противоречия между Вашингтоном и его европейскими союзниками по НАТО случались и раньше. Но когда дело касалось далеких Афганистана и Ирака, европейцы позволяли США делать то, что американцам хочется, потому что жизненных интересов ЕС эти военные операции не затрагивали.

Украина – совсем другое дело. Во-первых, она банально близко – от Львова до Берлина 800 километров по прямой. Во-вторых, она находится между Европой и Россией, а товаропотоки, несмотря на санкции, остаются значительными: потребности в газе и нефти никто не отменял.

В результате цели Вашингтона и Брюсселя оказались противоположными. Если Америке постоянный очаг напряженности между ЕС и Россией выгоден по всем параметрам – экономическим, политическим и военным, то для Европы наоборот – худой мир лучше доброй ссоры.

Задумавшись над этим вопросом, европейские политики поняли, что, вручая на протяжении десятилетий свою безопасность в руки Вашингтона, они оказались заложниками американской политики. Потребовать же вывода американских баз они не могут сразу по двум причинам. Во-первых, американцы не послушаются – как это происходит в Японии, на Окинаве. Во-вторых, очень боязно оставаться наедине со «страшной» и «агрессивной» Россией. В подобной ситуации создание евроармии становится единственной альтернативой дальнейшему вынужденному одобрению любых американских альтернатив.


Три товарища или лебедь, рак и щука?

Показательно, что разговор о евроармии зашел не на саммите глав ЕС, а в формате «Веймарского треугольника». Это не очень известное образование было создано в 1991 году для содействия евроинтеграции Польши. После того как поляки стали полноправными членами ЕС, интенсивность встреч в этом формате снизилась. В 2010-м Польша подняла вопрос о возобновлении сотрудничества. Тогда же глава российского МИДа Сергей Лавров говорил о том, что было бы неплохо, если бы «Веймарский треугольник» со временем превратился в четырехугольник, и Польша даже не стала возражать. Сейчас ни о каких европейских геометрических фигурах с участием России говорить не приходится, но и ось Париж – Берлин – Варшава выглядит весьма неустойчиво, несмотря на кажущуюся привлекательность для участвующих сторон.

Польша наряду с Прибалтикой является одной из самых проамериканских стран ЕС. Но, в отличие от Литвы, Латвии и Эстонии, она может не только делать для США то, о чем образно говорил бывший глава МИДа Радослав Сикорский, но и обладает внушительной, стабильно растущей экономикой. При этом поляки явно недовольны своей второстепенной ролью в Евросоюзе. Назначение экс-премьера республики Дональда Туска на пост главы Евросовета не удовлетворило поляков, а только раззадорило их аппетиты.

Германия – крупнейшая и мощнейшая экономика Европы, которая при этом очень боится напугать другие страны – члены ЕС своей чрезмерной политической и военной активностью. При этом немцы заинтересованы в усилении интеграции, и если непосредственными исполнителями по оборонной части станут не они, а поляки или французы, то опасений по поводу «Четвертого рейха», вероятно, удастся избежать.

Франция – вторая по величине экономика, озабоченная немецким доминированием, но не готовая отказаться от плюсов, которые дает ей евроинтеграция. Французы на протяжении веков успешно союзничали с поляками (поле разгрома Наполеона это стоило полякам очередного раздела Польши), и в рамках «треугольника» они вполне могут рассчитывать на то, что совместные усилия Парижа и Варшавы помогут не допустить чрезмерного доминирования Берлина.

Показательно, что ни Британии, ни Испании, ни Италии среди закоперщиков проекта европейской армии нет. В первой слишком сильны позиции евроскептиков и США, а у южных членов ЕС слишком много экономических проблем.

Среди трудностей, с которыми может столкнуться гипотетическая евроармия, – противодействие США. В Пентагоне сидят вовсе не идиоты, и они отлично понимают, что, как бы европейцы ни пели о российской или арабской угрозе и приверженности НАТО, самодеятельная армия ЕС – это в любом случае удар по американскому влиянию на континенте.

Вторая вероятная проблема – позиция южных членов ЕС. Несмотря на слабость их экономик, Испания и Италия вряд ли согласятся на роль второстепенных игроков.

Третья – внутренние противоречия. Собственные интересы Парижа, Берлина и Варшавы вполне могут превысить общие, и проект европейской армии умрет не родившись.

России же в целом не важно, будет ли ей противостоять на континенте НАТО или армия ЕС. Наверное, последнее даже удобнее – с европейцами будет проще договориться о взаимодействии в Европе, чем с США.

Пожалуй, главным выводом из заявления «Веймарского треугольника» будет не то, что в Европе когда-то, возможно, появится собственная армия, а то, что дезинтеграция ЕС продолжает нарастать. Если краеугольное для безопасности структуры заявление делается не на общем саммите, а в ходе посиделок «на троих» – это явное свидетельство того, что этим трем не вполне комфортно с остальными.

Именно это – крайне важный сигнал и Москве, и Вашингтону, и Брюсселю.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.