31.03.2015, 17:58
Евросоюз пересмотрит свою стратегию обороны
Евросоюз пересмотрит свою стратегию обороныМеждународная военная политика
Еще недавно к «Веймарскому треугольнику» Германии, Франции и Польши могла присоединиться Россия. Теперь этот «тройственный союз» готов стать проводником политики укрепления общеевропейской безопасности. Косвенно это может свидетельствовать в пользу того, что Европа хочет сократить влияние США на континенте.

Верховному представителю Евросоюза по внешней политике и безопасности Федерике Могерини пора требовать увеличения зарплаты. Количество проектов, над которыми ей поручено работать, регулярно увеличивается. Меньше двух недель прошло с тех пор, как глава Евросовета Дональд Туск возложил на нее обязанность разработать план действий по борьбе с российской пропагандой, а теперь подоспело новое задание.

По результатам встречи в Потсдаме министры обороны стран «Веймарского треугольника» (Германия, Франция и Польша) Урсула фон дер Ляйен, Жан-Ив Ле Дриан и Томаш Семоняк обратились к Могерини с просьбой пересмотреть внешнеполитическую стратегию ЕС. По солидарному мнению министров, на фоне кризисов на Украине и в арабском мире обороноспособность союза требует укрепления. При этом Германия, Франция и Польша намерены стать движущей силой процесса. Европа нуждается в единой политике в сфере обороны, полагают министры.

Главы МИД стран «Веймарского треугольника» пока что обращение к Могерини не подписали, но сомнений в том, что это произойдет, нет. Наверное, это единственный момент в министерской инициативе, в котором нет сомнений.


Брюссель вышел из тени Вашингтона

По итогам Второй мировой войны в Европе осталась по большому счету одна крупная страна, которая самостоятельно заботилась о собственной военной и экономической безопасности. Этой страны больше нет, а называлась она Югославия. Все остальные вручили ключи от своих границ либо США в лице НАТО, либо СССР в лице Организации Варшавского договора. Нейтральные в военном плане Австрия, Швейцария, Швеция и Финляндия добавляли сложившейся системе необходимой для устойчивости сложности. Впрочем, экономически они поступательно интегрировались в структуры, из которых появился ЕС в нынешнем своем виде.

После распада СССР и ОВД видимая причина для существования НАТО исчезла, в 90-е годы о военной угрозе со стороны России говорили разве что самые твердолобые «ястребы» холодной войны. Но вместо того, чтобы раствориться в мирном Евросоюзе, НАТО, наоборот, продолжало расползаться по европейской территории. Военная операция в «неприсоединившейся» Югославии стала ярким примером того, что происходит со странами, не желающими слиться в общем атлантическом экстазе.

Сейчас уже не очень принципиально, обещали ли западные лидеры Горбачеву, что военный блок не будет расширяться, или первый и последний президент СССР выдавал желаемое за действительное. Главное – к моменту резкого обострения ситуации, вызванного украинскими событиями, Россия непосредственно граничит со странами – членами НАТО. То, что Украина и Грузия до сих пор не в атлантическом блоке, – это скорее не наша заслуга, а их недоработка.

Противоречия между Вашингтоном и его европейскими союзниками по НАТО случались и раньше. Но когда дело касалось далеких Афганистана и Ирака, европейцы позволяли США делать то, что американцам хочется, потому что жизненных интересов ЕС эти военные операции не затрагивали.

Украина – совсем другое дело. Во-первых, она банально близко – от Львова до Берлина 800 километров по прямой. Во-вторых, она находится между Европой и Россией, а товаропотоки, несмотря на санкции, остаются значительными: потребности в газе и нефти никто не отменял.

В результате цели Вашингтона и Брюсселя оказались противоположными. Если Америке постоянный очаг напряженности между ЕС и Россией выгоден по всем параметрам – экономическим, политическим и военным, то для Европы наоборот – худой мир лучше доброй ссоры.

Задумавшись над этим вопросом, европейские политики поняли, что, вручая на протяжении десятилетий свою безопасность в руки Вашингтона, они оказались заложниками американской политики. Потребовать же вывода американских баз они не могут сразу по двум причинам. Во-первых, американцы не послушаются – как это происходит в Японии, на Окинаве. Во-вторых, очень боязно оставаться наедине со «страшной» и «агрессивной» Россией. В подобной ситуации создание евроармии становится единственной альтернативой дальнейшему вынужденному одобрению любых американских альтернатив.


Три товарища или лебедь, рак и щука?

Показательно, что разговор о евроармии зашел не на саммите глав ЕС, а в формате «Веймарского треугольника». Это не очень известное образование было создано в 1991 году для содействия евроинтеграции Польши. После того как поляки стали полноправными членами ЕС, интенсивность встреч в этом формате снизилась. В 2010-м Польша подняла вопрос о возобновлении сотрудничества. Тогда же глава российского МИДа Сергей Лавров говорил о том, что было бы неплохо, если бы «Веймарский треугольник» со временем превратился в четырехугольник, и Польша даже не стала возражать. Сейчас ни о каких европейских геометрических фигурах с участием России говорить не приходится, но и ось Париж – Берлин – Варшава выглядит весьма неустойчиво, несмотря на кажущуюся привлекательность для участвующих сторон.

Польша наряду с Прибалтикой является одной из самых проамериканских стран ЕС. Но, в отличие от Литвы, Латвии и Эстонии, она может не только делать для США то, о чем образно говорил бывший глава МИДа Радослав Сикорский, но и обладает внушительной, стабильно растущей экономикой. При этом поляки явно недовольны своей второстепенной ролью в Евросоюзе. Назначение экс-премьера республики Дональда Туска на пост главы Евросовета не удовлетворило поляков, а только раззадорило их аппетиты.

Германия – крупнейшая и мощнейшая экономика Европы, которая при этом очень боится напугать другие страны – члены ЕС своей чрезмерной политической и военной активностью. При этом немцы заинтересованы в усилении интеграции, и если непосредственными исполнителями по оборонной части станут не они, а поляки или французы, то опасений по поводу «Четвертого рейха», вероятно, удастся избежать.

Франция – вторая по величине экономика, озабоченная немецким доминированием, но не готовая отказаться от плюсов, которые дает ей евроинтеграция. Французы на протяжении веков успешно союзничали с поляками (поле разгрома Наполеона это стоило полякам очередного раздела Польши), и в рамках «треугольника» они вполне могут рассчитывать на то, что совместные усилия Парижа и Варшавы помогут не допустить чрезмерного доминирования Берлина.

Показательно, что ни Британии, ни Испании, ни Италии среди закоперщиков проекта европейской армии нет. В первой слишком сильны позиции евроскептиков и США, а у южных членов ЕС слишком много экономических проблем.

Среди трудностей, с которыми может столкнуться гипотетическая евроармия, – противодействие США. В Пентагоне сидят вовсе не идиоты, и они отлично понимают, что, как бы европейцы ни пели о российской или арабской угрозе и приверженности НАТО, самодеятельная армия ЕС – это в любом случае удар по американскому влиянию на континенте.

Вторая вероятная проблема – позиция южных членов ЕС. Несмотря на слабость их экономик, Испания и Италия вряд ли согласятся на роль второстепенных игроков.

Третья – внутренние противоречия. Собственные интересы Парижа, Берлина и Варшавы вполне могут превысить общие, и проект европейской армии умрет не родившись.

России же в целом не важно, будет ли ей противостоять на континенте НАТО или армия ЕС. Наверное, последнее даже удобнее – с европейцами будет проще договориться о взаимодействии в Европе, чем с США.

Пожалуй, главным выводом из заявления «Веймарского треугольника» будет не то, что в Европе когда-то, возможно, появится собственная армия, а то, что дезинтеграция ЕС продолжает нарастать. Если краеугольное для безопасности структуры заявление делается не на общем саммите, а в ходе посиделок «на троих» – это явное свидетельство того, что этим трем не вполне комфортно с остальными.

Именно это – крайне важный сигнал и Москве, и Вашингтону, и Брюсселю.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Мировой ВПК  06.12.2016
Как можно было потерять за короткий срок два самолета из авиакрыла «Адмирала Кузнецова», да еще и по схожей причине — порвавшихся тросов авиафинишера? Defence.ru разбирается вместе с обозревателем Lenta.ru Ильей Крамником.
Мировой ВПК  06.12.2016
Телеканал «Звезда» показал кадры взлета и посадки на палубу тяжелого авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» нового ударного вертолета морского базирования Ка-52К «Катран». При этом крылатая машина была охарактеризована как вертолет нового поколения. Хоть он и является модификацией сухопутной версии Ка-52 «Аллигатор».
Геополитика  06.12.2016
СМИ Польши и стран Балтии буквально соревнуются в «страшилках» о неизбежности войны с РФ. Военные специалисты из США даже указали полякам и литовцам на возможное место начала конфликта – это так называемый Сувалкский коридор в Калининградской области. И тут стоит учитывать, что суверенитет России над этими землями до сих пор подвергают сомнению.
Конфликты  07.12.2016
Банды боевиков полностью выбиты из старых кварталов Алеппо. «Противник разгромлен и бежит в южные кварталы», – сообщают сирийские военные. По их словам, освобождение восточного Алеппо будет завершено к концу недели. Помощь армии Сирии оказывают российские военные советники, одним из которых был погибший командир 5-й гвардейской танковой бригады полковник Руслан Галицкий. «Танкист мог вести управление сухопутным боем», – предполагает бывший замглавкома сухопутных войск России генерал-лейтенант Сергей Скоков.
Конфликты  07.12.2016
В конце ноября абсолютно незаметно для широкой общественности состоялся весьма примечательный, как теперь выясняется, визит иностранного гостя в Москву. Не особо афишируя свои намерения, в Россию приезжал главнокомандующий ливийской армией фельдмаршал Халифа Хафтар. Его принимали в наших МИД, Минобороны и в Совете Безопасности. Высокий гость уехал, и вдруг выяснилось, что в нашей столице фельдмаршал обсуждал чрезвычайно чувствительные не только для России темы.
Конфликты  06.12.2016
Сирийский постпред при ООН Башар Джаафари назвал три западные страны, присутствующие в Совбезе, «тремя мушкетерами, защищающими терроризм». Так представитель Дамаска отреагировал на «мирную» инициативу Запада по Алеппо, которую удалось заблокировать усилиями Москвы и Пекина. При этом китайский постпред призвал Британию «не отравлять атмосферу» в Совбезе. Что не устроило Россию и Китай в проекте резолюции?