04.09.2015, 20:15
Европейцы расписались в необходимости строить «Северный поток – 2»
Европейцы расписались в необходимости строить «Северный поток – 2»Международная военная политика
Газпром подписал с пятью европейскими газовыми компаниями акционерное соглашение по строительству «Северного потока – 2». Уже сам состав участников доказывает, насколько сильно нужен этот проект Европе. Почему европейцы так заинтересованы в этой трубе и почему это менее политически рискованный проект, чем Южный и Турецкий?

Газпром в рамках Восточного экономического форума подписал акционерное соглашение по компании, которая будет заниматься строительством газопровода «Северный поток – 2». Построит трубу New European Pipeline AG. Соглашение закрепило ее акционерный состав: основная доля в 51% принадлежит Газпрому. По 10% у немецкой компании E.On, голландской Shell, австрийской OMV и немецкой BASF/Wintershall. Оставшиеся 9% – у французской Engie (бывшая GdF Suez).

New European Pipeline займется строительством двух новых веток газопровода, которые также пройдут по дну Балтийского моря. Начальной точкой обеих новых веток станет порт Усть-Луга около Санкт-Петербурга, конечной точкой – Германия.
Ранее глава Газпрома Алексей Миллер оценивал стоимость проекта в 9,9 млрд евро. Около 30% этой суммы выделят акционеры, остальное предстоит привлечь через проектное финансирование.

Общая мощность новых веток составит 55 млрд кубометров газа в год. Обе нитки планируется запустить до конца 2019 года. Российская сторона рассчитывает, что трубопровод позволит снизить объем транзита российского газа, проходящего через Украину. А вкупе с «Турецким потоком» необходимость в транзите газа через Украину вообще отпадет. Учитывая, что транзитный договор с Украиной перестает действовать как раз в 2019 году, найти замену украинской ГТС – важная стратегическая задача России.

Две нитки на севере («Северный поток – 2») и две нитки на юге («Турецкий поток») полностью избавят Россию от необходимости перекачивать газ через Украину. Так, через Украину в 2014 году ушло 62 млрд кубометров газа в Европу. Соответственно, 30 млрд кубов надо увести через «Северный поток – 2», остальные – через Турецкий.

«Украину убираем из транзита полностью, причем не только по объемам, но и географически. «Турецкий поток» берет на себя часть Турции, потому что сейчас часть газа Турция получает через Украину, вторая нитка «Турецкого потока» берет на себя Грецию, Болгарию, Балканы. А две новые нитки «Северного потока» мы заводим в австрийский газовый хаб Баумгартен (газовый распределитель в Центральной Европе – прим. ВЗГЛЯД) и тем самым переключаем на себя Австрию, Италию и Венгрию. Там есть газопровод Opal, который расширяется. Греки уже строят интерконнектор в Баумгартен. Здесь логистика ясна», – рассуждает глава Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов


Первая задача

«Северный поток – 2» выполняет две цели (как и «Турецкий поток»), и замещение украинского транзита – лишь одна из них. Основная цель – расширение поставок российского газа в Северо-Западную Европу. А состав участников, которые подписали соглашение, свидетельствует о том, что этот проект очень нужен Европе. «Компании, которые работают на газовом рынке Европы, видят перспективу и необходимость строительства этих двух новых ниток трубы для обеспечения европейской энергетической безопасности и в целом для поддержания благосостояния Европы», – говорит заместитель директора ФНЭБ Алексей Гривач.

Пока с точки зрения добычи газа Западная Европа в значительной степени самодостаточна за счет месторождений в Северном море и Нидерландах и поставок из Норвегии. Однако эти источники истощаются.

«У Великобритании добыча падает уже давно, добыча у Нидерландов начала сокращаться намного раньше прогнозов. В летние месяцы Нидерланды были по большей части нетто-импортерами газа, притом что по итогам прошлого года были крупнейшими экспортерами газа в Европе. Следующая на очереди – Норвегия, у которой также стремительно истощаются месторождения, кроме крупнейшего Тролля в Северном море (содержит около 60% запасов газа Норвегии), но у Тролля есть технологические ограничения», – говорит Алексей Гривач.

По его словам, чтобы поддерживать нынешний уровень добычи, нужно кардинально изменить стратегию добычи на шельфе. «Однако в перспективе пяти–семи лет Норвегия в любом случае начнет падать. Спасти могут только умопомрачительные открытия в арктической части шельфа в Баренцевом море. Но это такое дело – новое месторождение может быть, а может и нет, а может оказаться и нерентабельным», – добавляет Гривач.

По данным ФНЭБ, 70% добычи газа в ЕС приходится на Нидерланды и Великобританию. С 2000 года годовая добыча газа в ЕС упала почти в три раза, а за последние пять лет – на 35%. Темпы падения могут в ближайшее время ускориться из-за обвала цен на углеводороды.

В 2014 году, по оценкам ФНЭБ, в ЕС добыли 143,5 млрд кубометров газа, это на 11% меньше, чем годом ранее (было 162 млрд кубов).

Великобритания некогда была лидером в ЕС по добыче газа, но в последние 13 лет она непрерывно сокращала объемы добычи и скатилась на второе место. Уже к 2020 году она будет добывать не более 25 млрд кубометров, ожидают в ФНЭБ.

«Северный поток – 2» с легкостью обеспечит северных европейцев недостающим газом.


Вторая задача

Вторая задача «Северного потока – 2» – это поставки газа на Балканы. «Труба обеспечит снабжение газом Северных Балкан, плюс Словакию и Италию. Это как раз большая часть топлива, которая транспортируется сейчас через территорию Украины», – отмечает отраслевой эксперт.

«Под эти объемы планировался «Южный поток», а потом вторая и третья нитки «Турецкого потока», в котором есть определенные политические сложности из-за Турции. В такой ситуации немецкий маршрут более понятен и менее подвержен политическим рискам», – объясняет Гривач, почему Россия сделала ставку на «Северный поток – 2».

От «Турецкого потока» Россия, конечно, не отказывается. Через «Северный поток» проблематично доставить газ в ту же Грецию или Болгарию. Поэтому на юге нужны дополнительные мощности.

Однако с реализацией трубы на севере «Турецкий поток», скорее всего, поредеет до двух ниток вместо четырех значально заявленных. Первая нитка будет питать газом Турцию, вторая – Южные Балканы: ту же Грецию, Македонию, Сербию, Болгарию. 


Меньше политических рисков

Почему «Северный поток» менее подвержен политическим рискам? Для начала – это прямой маршрут поставок газа в Европу, без транзитера. «Здесь нет Болгарии, в которую могут прилететь три сенатора из США и заставить выйти из соглашения по строительству газопровода», – указывает Гривач.

Во-вторых, газ идет через Германию, а это более серьезный игрок, и эта труба выгодна немецкой экономике и другим сильным членам еврозоны. Германия и сейчас является главной точкой входа российского газа в Европу. А за счет «Северного потока – 2» она получит все экономические и политические выгоды. Это и деньги, и новые рабочие места, и усиление своей роли на энергетическом рынке.

Но главное, повлияв на «Южный поток» и мешая более масштабному проекту «Турецкого потока», сильные игроки Европы лишают более слабых (Болгарию, Грецию, Сербию и т. д.) возможности стать кузнецами собственного счастья. Они не усилят свою газовую значимость в регионе, не получат инвестиций в инфраструктуру, транзитных платежей. Западная Европа не может себе позволить дать шанс слабым в регионе стать экономически более независимыми.

Наконец, европейцы реанимировали проект второго «Северного потока», потому что им не нравится быть зависимыми от поставок газа через Турцию. «Они бы не хотели усиления Турции. Конечно, у Брюсселя может быть свое мнение, точнее, не очень свое, на этот счет, но объективная реальность такова, что через «Северный поток» проблематично доставить газ в Грецию или в Болгарию. Поэтому здесь нужны дополнительные мощности через Турцию», – отмечает Алексей Гривач.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.