13.05.2015, 17:28
Европа сворачивает «Восточное партнерство»
Европа сворачивает «Восточное партнерство»Международная военная политика
Брюссель отказывается от попыток создания «санитарного кордона» вокруг России.

21-22 мая в Риге состоится саммит «Восточного партнерства», на котором будут обсуждаться отношения Украины, Грузии, Белоруссии, Молдавии, Армении и Азербайджана с Европейским Союзом. Изначально киевское руководство возлагало на саммит большие надежды – судя по заявлениям президента Украины Петра Порошенко и других политиков, «незалежной» должны были предложить если не членство в ЕС, то хотя бы безвизовый режим. Но чем ближе к саммиту, тем пессимистичней становилась риторика Киева. А 12 мая постпред Украины при ЕС Константин Елисеев прямо заявил, что мероприятие может провалиться из-за «позиции отдельных стран Восточного партнерства и отдельных стран ЕС».

Елисееву пришлось признать очевидное, потому что, учитывая заявления европейских лидеров, делать и дальше хорошую мину при плохой игре стало невозможно. Европейское издание EUObserver 13 мая проанализировало предварительный текст декларации, который должен быть принят на саммите. По сравнению с вариантом 2009 года, когда с подачи поляка Радека Сикорского и шведа Карла Бильдта и была провозглашена политика «Восточного партнерства», он гораздо более сдержан.

В 2009 Брюссель обещал помочь восточноевропейским странам с реформами, которые должны «облегчить сближение с Европейским Союзом». В 2013 на саммите в Вильнюсе в декларации прямо было сказано, что ЕС признает «европейские устремления и европейский выбор некоторых партнеров» и поддержит «тех, кто стремится к еще более близким отношениям с ЕС». Но затем случился Евромайдан и последующая гражданская война на Украине, показавшие, что «поддержка европейских устремлений» далеко не всегда приводит к положительному результату.

В итоге, в рижском варианте декларации будет сказано, что ЕС «подтверждает суверенное право каждой страны свободно выбирать уровень развития отношений с Европейским Союзом». Исчезли из текста и пункты, сулившие финансовую поддержку странам, стремящимся в ЕС. Как пишет EUObserver, все это вызвало бурные протесты украинской стороны, представившей свои поправки. Но, по информации издания, они не будут приняты из-за позиции Германии, которая твердо намерена притормозить политику «Восточного партнерства» и не поощрять пока европейские устремления стран-членов проекта.

Еще большее возмущение Киева вызвала позиция Брюсселя по имплементации зоны свободной торговли с Украиной. Хотя в документе она названа приоритетной, там сказано, что необходимо продолжать консультации в «трехстороннем формате», то есть при участии России. Не обрадовал Порошенко и фактический отказ от введения безвизового режима с «незалежной». «ЕС ждет завершения Украиной и Грузией имплементации второй фазы их планов действий по либерализации визового режима» - примерно так на дипломатическом языке звучит «никогда».

Инсайдер EUObserver в украинском правительстве сообщил, что в последнее время Евросоюз отверг 90% украинских предложений по сближению Украины и ЕС, в том числе инфраструктурные проекты. «ЕС не хочет развивать амбициозную программу «Восточного партнерства», потому что не видит будущего региона. На словах они говорят о сближении. Но если мы хотим ехать на четвертой скорости BMW, то они советуют нам пересесть на российские «Жигули», чтобы не раздражать Кремль», - заявил неназванный чиновник.

Очевидно, это касается не только Украины, но и остальных стран «Восточного партнерства». После того, как агрессивная политика расширения Евросоюза стала одной из причин хаоса и гражданской войны на Украине, в Брюсселе решили притормозить и пересмотреть свои приоритеты. Вопрос в том, повлияет ли это на нормализацию ситуации на Украине и российско-европейские отношения?

- События на Украине показали реальные проблемы, к которым приводит следование политике, навязанной Европейским Союзом, - считает руководитель Центра европейских исследований Института мировой экономики Алексей Кузнецов. - Вполне возможно, что в Брюсселе возобладали более здравые взгляды на происходящее. Сейчас происходит переоценка этой политики. Совершенно очевидно, что попытки заставить ту или иную страну сделать четкий выбор в пользу Евросоюза может привести к настоящему краху государственности.

Киев обвиняет в провале интеграционной политики Москву, справедливо ли это?

- Дело не столько в усилиях российской дипломатии, сколько в общем развитии событий. Все прекрасно видят, что происходит на Украине. Стараниями тех, кто толкал эту страну к войне, ее государственность сильно пошатнулась. И сейчас та же Белоруссия не испытывает особого восторга от того, что Евросоюз тоже имеет на нее виды.

Сейчас начнется переформатирование политики «Восточного партнерства», которая себя дискредитировала. Но это не значит, что от нее полностью откажутся. Просто она станет менее агрессивной.

— Разве в Евросоюзе не понимали, к каким последствиям может привести их политика?

- Начало гражданской войны на Украине стало неожиданностью не только для Европейского Союза, но и для России. Мы не думали, что ЕС пойдет на поддержку государственного переворота в стране и свержения законно избранного президента . Но когда этот сценарий начал реализовываться, стало ясно, что это попытка повторения югославского развития событий.

Мы привыкли, что в Евросоюзе, якобы, сидят очень умные люди, которые все просчитывают и делают в своих интересах. Но вся их политика на Украине была ошибочной. В том числе и потому, что они не учли реального экономического и политического веса нашей страны. Нас не удалось изолировать, нам не удалось нанести молниеносный экономический урон. Одновременно с этим никто в Европе не рассчитывал, что неонацисты встретят такой отпор на территории Украины.

Не секрет, что сами европейцы на бытовом уровне большие ксенофобы и, наверное, других судили по себе. Мы видим, как угнетают права некоторых нацменьшинств в Европейском Союзе. Самый яркий пример – русские в Латвии. Кроме того, эта страна-член Евросоюза и НАТО регулярно проводит марши ветеранов СС. В то же время, большинство европейских стран спокойно проигнорировали торжественные мероприятия, посвященные разгрому фашистской Германии. Европа начинает пересматривать итоги Второй мировой войны. Но в случае с Украиной дети и внуки нацистов просчитались.

— Повлияет ли пересмотр «Восточного партнерства» на наши отношения с ЕС, может, стоит развивать этот успех?

- Надо не переоценивать собственных возможностей. Нам тоже нанесен реальный экономический урон. Тактически нужно выстраивать более мирные и конструктивные отношения со странами ЕС. Конфронтация нам ни к чему. Нужно понимать, что Европа нам не друг. Но, в то же время, это наш сосед, и мы должны получать максимум от сотрудничества с ним, в том числе в экономическом плане.

«Восточное партнерство» - совершенно очевидная неоколониальная политика Евросоюза, нацеленная, в том числе, против России. Мы должны воздействовать на наших коллег, друзей и партнеров в Европе, доводя с их помощью нашу позицию, причем не методами оголтелой пропаганды, а спокойно и разумно.

Завкафедрой политики Евросоюза и Совета Европы МГИМО Олег Барабанов считает, что Брюссель готов перейти к более конструктивной линии в отношении стран Восточной Европы.

- Проект «Восточное партнерство» не закроют. Это было бы самоубийственно с точки зрения пиара для Европейского Союза. Другое дело, что воинственная риторика и попытки формирования из стран «Восточного партнерства» нового «санитарного кордона» против России, видимо, будут уменьшены. Внутри ЕС уже зреет достаточно серьезное раздражение антироссийскими подходами. Кажется, что польско-прибалтийская линия, направленная на разжигание противоречий между ЕС и Россией, подходит к концу. «Восточное партнерство» как рамка останется, но накал страстей будет меньше.

— События на Украине стали переломным моментом?

- В какой-то степени да. Кроме того, на Брюссель оказывают давление многие страны-члены ЕС, которые не намерены жестко поддерживать антироссийскую линию. Поэтому странам «Восточного партнерства» будет дан сигнал не провоцировать обстановку.

— Охлаждение отношений между ЕС и Киевом тоже следует рассматривать в русле этого процесса?

- Это не связано с «Восточным партнерством» как таковым. Дело в том, что Киев сейчас довольно жестко требует от Брюсселя предоставить Украине как можно больше привилегий – и безвизовый въезд, и дешевые кредиты – но Евросоюз к этому совершенно не готов. На последнем саммите ЕС-Украина европейское руководство четко дало понять, что этого не будет.

— Как пересмотр «Восточного партнерства» повлияет на политику стран-членов проекта?

- Страны «Восточного партнерства» тоже разные. Армения, например, вступила в Евразийский союз, а Белоруссия – член-основатель Таможенного союза. Каждая страна проводит разную политику. Но внутри «Восточного партнерства» был антироссийский блок из Украины, Грузии и в какой-то степени Молдавии, что вызывало раздражение других стран-членов.

Директор Евразийского коммуникационного центра, политолог Алексей Пилько считает, что отношения Евросоюза с Россией неизбежно будут улучшаться, в отличие от отношений с США.

- Комплекс отношений между Россией и ЕС не будет оставаться в нынешнем кризисном состоянии бесконечно. По сравнению с парой РФ-США, между Россией и Европейским Союзом намного больше экономических связей и взаимозависимости. Сегодня экономики многих стран ЕС не могут полноценно развиваться без торговых связей с Россией. Так же как и наша страна в определенном смысле испытывает ущерб от санкций.

Ситуация на Украине зашла в тупик, легкого решения не будет. Поэтому европейская фронда будет раскачивать единый антироссийский фронт, который пытаются выстроить американцы.

— С этим связан отказ от евроинтеграции Украины?

- Никакой интеграции Украины в ЕС не будет и не могло быть. Украина не просто бедное по европейским меркам государство. Она большое бедное государство. Если страны типа Боснии и Герцеговины или Албании еще можно куда-то интегрировать, то для Украины с ее 40-миллионным населением это невозможно. Это изначально был блеф. Киев может выдвигать хоть сто, хоть двести предложений, Европа их все отвергнет. Так что всё было зря – Евромайдан и последующая гражданская война, развязанная киевскими властями.

Но, даже убедившись в том, что в Европе их не ждут, украинское политическое руководство не изменит своей политики. Их риторика останется прежней, хотя прогресса никакого не будет. Прежде всего, потому, что они зависят не от Европы, а от США. Вашингтон сделал ставку на то, чтобы Украина стала яблоком раздора между Евросоюзом и Россией, и продолжают эту политику. Ни одна европейская страна влияния на Киев не имеет.

— Можно ли согласиться с тем, что Европа отказалась от политики создания «санитарного кордона» вокруг России?

- Запад хотел создать «санитарный кордон» вокруг России за счет самой же России. Дело в том, что страны «Восточного партнерства» не могут функционировать без косвенных российских дотаций. Их экономики не состоятельны. Им нужны либо поблажки в торговле, или дешевые кредиты.

Пока Россия была готова платить, а эти страны играли на противоречиях и угрожали, что уйдут на Запад, «кордон» можно было создать. Но сейчас Москва четко заявила, что не будет финансировать ни Украину, ни Молдавию, ни кого бы то ни было. И Евросоюзу пришлось отказаться от этой идеи, потому что у них нет лишних денег для ее реализации. На российские деньги они были готовы играть в игру под названием «санитарный кордон», а на свои – нет. Поэтому на скорую интеграцию в ЕС странам «Восточного партнерства» рассчитывать не стоит.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  20.02.2017
Приближение разведывательного корабля «Виктор Леонов» к побережью США – признак слабости России, а не силы, пишут американские СМИ, ссылаясь на свои источники в разведке. Источники попались с юмором, за «Виктора Леонова», охарактеризованного словом «бесполезный», даже становится обидно. Дело, однако, в том, что эти комментарии – непростительная чушь.
Мировой ВПК  20.02.2017
На англоязычном военном форуме Realitymod.com появилась информация, что некие западные компании решили создать так называемые «умные снаряды» против российского танка Т-14. Их назначение — не только обмануть активную защиту, но и поразить машину в уязвимых местах. И через несколько лет стальной кулак Путина потеряет угрожающую мощь.
Геополитика  20.02.2017
В НАТО намерены резко усилить свое военно-морское присутствие в Черном море. Об этом объявил генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг по итогам встречи министров обороны стран-союзников, завершившейся в Брюсселе. При этом генсек грозно добавил: «Диалог с позиции силы с РФ сработал в годы холодной войны, будет работать и сейчас».
Геополитика  18.02.2017
В США сенаторы и конгрессмены предложили принять закон, разрешающий начать поставки ракет средней и малой дальности (РСМД) в Европу и другим союзникам Вашингтона. По их словам, эта инициатива стала ответом на нарушения Россией двустороннего соглашения об этих вооружениях. Авторы законопроекта хотят «дать президенту Трампу инструменты», позволяющие вернуться к концепции бывшего президента США Рональда Рейгана «мир через силу».
Конфликты  17.02.2017
Российская система С-400 «Триумф» оказалась бессильна перед истребителем F-35: ЗРС не смогла ни остановить, ни распознать израильский истребитель пятого поколения в сирийской провинции Дамаск. В итоге самолет беспрепятственно поразил цели и «махнул русским крылом». Такая оценка С-400 сейчас активно раскручивается в Сети и педалируется некоторыми СМИ со ссылкой на авторитетное американское издание Defense News.
Конфликты  16.02.2017
Американское командование прорабатывает план начала сухопутной операции в Сирии. Ряд экспертов полагает, что если проект удастся провести через Конгресс, идея «маленькой победоносной войны» может заинтересовать Трампа. Как в случае начала «работы на земле» американцы будут выстраивать взаимодействие с многочисленными сторонами сирийского конфликта?
Конфликты  16.02.2017
Военнослужащие морской пехоты ВСУ, дислоцирующиеся в Широкино, всерьез ожидают наступления ополченцев ДНР на Мариуполь по льду Азовского моря. Об этом они рассказали в интервью Военному телевидению Украины. Насколько реально может быть в принципе такое наступление?