11.12.2014, 17:58
Европа начинает «крымскую войну»
Европа начинает «крымскую войну»Международная военная политика
Чем грозят России новые санкции Брюсселя?

Евросоюз расширит антироссийские санкции в отношении Крыма. Об этом в четверг, 11 декабря, сообщило Reuters со ссылкой на проект документа. По данным агентства, европейским компаниям запретят вести туристический бизнес в Крыму. Кроме того, граждане ЕС лишатся возможности приобретать или финансировать частные компании, зарегистрированные на полуострове. Плюс к тому, Брюссель обсуждает возможность запрета на продажу РФ технологий для разведки и добычи нефти и газа.

Днем ранее, 10 декабря, журнал EUobserver сообщил, что новые санкции могут быть утверждены 15 декабря – на заседании Совета ЕС по иностранным делам. Текст постановления, по данным издания, уже согласован с членами Евросоюза.

Напомним: в июле ЕС ввел санкции против Крыма и Севастополя в сферах торговли и инвестиций. В частности, был установлен запрет на инвестиции в инфраструктурные, транспортные, телекоммуникационные и энергетические секторы, а также на поставку оборудования для этих секторов и оказание для них финансовых и страховых услуг. Тогда же Евросоюз установил запрет на покупку более 250 наименований крымских товаров, среди которых полезные ископаемые минералы и углеводороды.

Казалось бы, куда больше? Но нет – европейцы расширяют «крымский» санкционный список. Понято, откуда дует ветер. В начале декабря Госсекретарь США Джон Керри ездил в Европу, чтобы, как писал Reuters, обсудить со своими европейскими союзниками возможное ужесточение санкций против России. Союзники, если верить Reuters, ужесточения не очень хотели. Но, видимо, господин Керри все же заставил ЕС плясать под дудку США.

Насколько новые санкции окажутся болезненными для Крыма и России?

– Новые санкции логичны: против России ведется экономическая война, – отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов.– Сегодня они принимаются против компаний, которые работают в Крыму, а завтра, не исключено, будут приниматься в отношении компаний, вообще работающих в России.

В этой ситуации как чрезвычайное событие следует воспринимать не действия Запада, а отсутствие конструктивной реакции со стороны российской власти. Потому что и выступление президента Владимира Путина перед Федеральным собранием, и ответы премьера Дмитрия Медведева ряду ведущих телеканалов показывают, что наша власть не собирается никак реагировать на внешние вызовы. Меня это волнует больше всего.

Повторюсь: действия Запада очевидны – экономическая война против России ведется в различных формах на протяжении века. По сути, это продолжение Крымской войны – просто в XIX веке Запад действовал против России чисто военными методами, а сейчас использует целый комплекс мер: военных, экономических, информационных.

Конечно, Крым для нас – не только некое сакральное понятие, как сказал президент. Это еще и прецедент восстановления России, которая была разодрана на клочья 20 с лишним лет тому назад. И если мы действительно хотим восстанавливать свою страну, мы ее должны восстанавливать, в том числе, территориально.

Именно поэтому Крым – прецедент, на котором мы должны учиться и, если хотите, тренироваться. Но, к сожалению, пока я не вижу ни малейшего желания российских властей предпринимать какие-то шаги в этом направлении.

— В чем конкретно могли бы заключаться эти шаги?

– Необходимо принимать меры по мобилизации нашей экономики. Против нас, повторюсь, ведется экономическая война. Возможно, и власть это прекрасно понимает, но из-за роста «пятой колонны» предпочитает нейтрализовывать народную энергию.

Между тем, мобилизационная модель экономики нам жизненно необходима. А она предполагает сворачивание либеральной идеологии и либерально-экономической политики, суть которой – фактическая передача страны под внешнее управление. Кроме того, мобилизационная модель предполагает введение государственной монополии внешней торговли, введение валютной монополии, реальную борьбу с оффшорам, а также введение запретов на трансграничное движение капиталов. Кстати, главная причина нынешнего падения рубля – это бегство капиталов из России.

Мобилизация экономики представляет собой целостную программу, а наша власть предпочитает реализовывать из нее отдельные кусочки, которые больше напоминают пиар-акции.

Скажем, Владимир Путин, выступая перед Федеральным собранием, говорил правильные слова. Но вызывает беспокойство фраза «будем расширять своё присутствие в тех регионах, где снимают барьеры для торговли, для обмена технологиями и инвестициями, для свободного передвижения людей». Как можно проводить так называемое импортозамещение в условиях полной экономической открытости? Напомню: та же самая Великобритания проводила свою промышленную революцию в условиях высоких защитных таможенных пошлин.

Безусловно, нам тоже необходима экономическая защита. И не просто протекционизм, а именно государственная монополия внешней торговли. Иначе, при желании, наш геополитический противник может преодолеть любые барьеры – например, используя демпинговые механизмы. Введение госмонополии должно включать запрет на импорт и экспорт ряда товаров, а также предусматривать состыковку внешней торговли с планами внутреннего развития экономики. Но, повторюсь, пока об этом и речь нет…

– Со стороны ЕС массированным потоком идут заявления, что европейцы будут отслеживать эффективность санкционных режимов, оценивать вероятность, что Россия поддастся давлению, и в зависимости от этого будут принимать дальнейшие решения, – отмечает руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников. – Думаю, у ЕС эта «зондирующая» позиция сохраняется, и главным критерием эффективности антироссийских санкций, с точки зрения европейцев, остается нормализация ситуации на Юго-Востоке Украины: сворачивание боевых действий, размежевание воюющих сторон по разделительные линии.

Кроме того, Европа рассматривает вариант, при котором Россия будет активно участвовать, условно говоря, в конференции доноров для Украины. Ситуация в украинской экономике, с учетом тяжелой наступающей зимы, близка к коллапсу, и Киеву до конца 2014 года требуется не менее 15 млрд. долларов, чтобы предотвратить суверенный дефолт.

Все это укладывается в нынешнюю политико-дипломатическую игру Брюсселя, цель которой – попытка оказать дополнительное давление на Москву.

— Будет ли 15 декабря Совета ЕС по иностранным делам ужесточать антироссийские санкции?

– Велика вероятность, что европейцы пойдут на – как они это называют – «оптимизацию» санкций. Например, уточнят санкционные позиции в сфере нефти и газа, чтобы эти позиции полностью совпадали с американскими. Сейчас у ЕС и США имеются некоторые расхождения, скажем, в документах по европейским санкциям отсутствует определение «глубоководное бурение». В результате «оптимизации», по каким-то пунктам будет ужесточение, по другим – ослабление санкционного режима. Но в целом, кардинально для российской нефтегазовой отрасли ничего не изменится.

— А Крым от новых санкций пострадает?

– Европейцы уже предприняли определенные демонстративные шаги по Крыму. Недавно, например, исполком УЕФА запретил крымским клубам играть в соревнованиях под эгидой Российского футбольного союза. Новые демонстративные шаги по части экономических санкций, на мой взгляд, тоже весьма вероятны.

Другой вопрос, насколько результативными будут эти действия? Уже после введения первых антироссийских санкций наплыв зарубежных туристов не рассматривался как панацея при решении вопроса развития туристско-рекреационного комплекса Крыма. Неслучайно практически сразу после референдума по присоединению Крыма российские власти заявили, что развитие полуострова – наше внутреннее дело, и надеяться в нем на помощь кого-то извне не следует.

А поскольку на зарубежных туристов не было особых надежд, то и жестких последствий от новых санкций ожидать трудно. Ущерб он них будет чисто символическим. Его – теоретически – можно оценить лишь в плане упущенной выгоды в неопределенном будущем. Но кто считал эту выгоду, и кто под нее «закладывался» в своих экономических планах?!

— Получается, с новыми санкциями ЕС выстрелит вхолостую?

– По большому счету, да. Тем не менее, намерение Совета ЕС по иностранным делам «оптимизировать» санкции не радует. Такие действия не способствуют поиску взаимоприемлемых, взвешенных путей для урегулирования ситуации. В европейской «санкционной» повестке все свалено в кучу – и крымский вопрос, и вопрос Юго-Востока, – хотя это разные вещи.

Я, честно говоря, ожидал от европейцев другого: более-менее внятных намеков, что можно выйти на новый формат, который я условно называю «Хельсинки-2». Суть его в том, чтобы договориться о новых правилах международной игры, и признать геополитические реалии, которые к настоящему моменту сложились в Европе.

Думаю, если бы Брюссель двинулся в этом направлении, это бы куда более ощутимо стимулировало поиск компромиссных стратегических решений, чем намерение ужесточить санкционные режимы.

Да, право ЕС – делать такой выбор. Но европейцам неплохо отдавать себе отчет, что результат новых санкций будет нулевым. Он не изменит геополитическую обстановку, и не нанесет решающего ущерба ни Крыму, ни России.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Геополитика  07.12.2016
Слова президента Казахстана о колониальном прошлом страны вызвали бурную реакцию в России и были расценены как антироссийские. Безусловно являясь таковыми по сути, они отражают крайнюю сложность ситуации, в которой оказался и Назарбаев, и его молодое государство. Как Россия должна относиться к подобным высказываниям?
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».
Конфликты  08.12.2016
Если раньше Алеппо «умирал, но не сдавался», то теперь даже пропагандистские СМИ джихадистов сменили репертуар: да, мы вынуждены отступить, но «война только начинается». В этом с боевиками согласен Госдеп, и война действительно «началась»: атаковав анклавы шиитов, исламисты нарушили режим перемирия в Идлибе и оформили тем самым новый серьезный вызов сирийской армии.