24.09.2014, 10:44
Эскадра быстрого отскока
Эскадра быстрого отскокаМеждународная военная политика
Почему наши боевые корабли в Средиземном море в Пентагоне «не рассматривают как военный фактор»?

Эту новость российские информационные агентства преподнесли как большую победу отечественного флота: в минувшее воскресенье через проливы Босфор и Дарданеллы из Севастополя в Средиземное впервые вышел наш ракетный корабль на воздушной подушке (РКВП) «Самум». Таким образом, значительно усилен состав оперативного корабельного соединения ВМФ РФ в этих водах.

В принципе – все верно. «Самум» и впрямь грозная сила. Это катамаран, имеющий два узких корпуса, изготовленных из алюминиевого сплава. Несмотря на сравнительно небольшие размеры (длина 65,6 метра, ширина 17,2 метра, осадка 3,3 метра) и относительно скромное водоизмещение (всего 1050 тонн) по огневой мощи «Самум» не уступает куда более внушительным эсминцам проекта 956 типа «Современный». И у того, и у другого самое грозное оружие – по восемь самонаводящихся сверхзвуковых низковысотных противокорабельных крылатых ракет 3М80 «Москит» (по классификации НАТО - SS-N-22 Sunburn или «Солнечный ожог»), гарантированного спасения от которых вероятный противник еще не придумал. Дальность их пуска до 90 км. Вероятность попадания в цель 94-99 %. 






У РКВП вполне приличная противовоздушная оборона. Ее основа – зенитный ракетный комплекс ближнего действия «Оса-МА». А еще - одна одноствольная 76-мм автоматическая артустановка АК-176 и две шестиствольные 30-мм пушки АК-бЗОМ.

К тому же «Самум» выполнен по технологии «стелс» и в бою способен кратковременно развивать скорость до 55 узлов (свыше 100 километров час). Тогда его не успевают захватывать головки самонаведения крылатых ракет противника, приспособленных для поражение целей совсем другой резвости. Торпеды против РКПВ бесполезны по той же причине. То есть для врага «Самум» появляется почти ниоткуда и жалит неотвратимо и очень больно. Не случайно он назван в честь сильного и опасного ветра.

Казалось бы, остается лишь порадоваться за командование нашего оперативного корабельного соединения в Средиземном море. Оно получило в свое распоряжение первоклассную ударную силу. Все так, но вопросы все же появляются. Начнем с того, что в боевом составе российского флота всего два ракетных корабля на воздушной подушке – все тот же «Самум» и «Бора». Оба базируются в Севастополе, оба входят в состав 41-й бригады ракетных катеров. Первому кораблю от роду 22 года, второму и того больше – 26 лет. Если они и вправду так хороши против авианосцев 6-го американского флота в Средиземном море – отчего же раньше-то их никогда не посылали в те далекие от Севастополя воды? 




И вот тут-то и выясняется, что «Самум» и «Бора» строились вовсе не для несения боевой службы в Средиземное море. Их удел – закрытые морские театры военных действий. Такие, как Черное море, куда их совершенно справедливо и перебазировали с Балтики. Почему? Все дело в автономности плавания. У РКПВ она всего 10 суток. И определяется, главным образом, сравнительно небольшим объемом корабельных запасов. Потому что создавались эти корабли не для нанесения ударов по авианосцам в океане. Их мишени – цели поскромней. Принцип – атаковал и на полном ходу скрылся в базе.

Тогда возникают как минимум два вопроса. Первый: отправлять «Самум» на недельку в круиз по Средиземноморью и громко рапортовать, будто это реальное усиление нашей немногочисленной там эскадры – не сильное ли преувеличение и не лишние ли расходы? И второй: не проще ли было бы отправить в Средиземное море ударный корабль покрупней?

Рациональный ответ на первый вопрос в нынешних условиях может быть только таким: «Самум» покинул Черное море вовсе не на недельку. Но тогда он должен где-то базироваться. При нынешних геополитических раскладах в тех краях базирование возможно лишь в нашем пункте материально-технического обеспечения в сирийском порту Тартус.

Да, там рядом идет кровопролитнейшая и бесконечная гражданская война. Но ведь у тартуского причала практически беспрерывно стоят, сменяя одна другую, плавмастерские (ПМ) Черноморского флота. Конкретно сегодня там несет службу ПМ-56 под командованием капитана 2 ранга запаса Игоря Бакурадзе. В конце августа она сменила в порту ПМ-138, вернувшуюся в Севастополь.

За минувшие месяцы эти безоружные суда при обострении военно-политической обстановки вокруг Тартуса не раз принимали на борт весь немногочисленный российский персонал пункта материально-технического обеспечения и выходили на внешний рейд. Но потом возвращались обратно. Почему бы теперь рядом с ПМ-56 не встать и «Самуму»? Заодно усилив противовоздушную оборону города, что явно нелишне в виду начавшихся авиационных и ракетных ударов американцев по базам боевиков ИГИЛ в Сирии.

Еще проще ответить на вопрос о том, почему малоприспособленный к дальним походам «Самум» лишь на 22 году своей долгой биографии только теперь дебютирует в составе нашей Средиземноморской эскадры? А просто ничего другого нашему Главному штабу ВМФ не остается, чем отправить туда ракетный катамаран. Все дело в главной беде этого корабельного соединения, оказавшегося на переднем крае обострившегося военно-политического противостояния с Западом - в нем хронически не хватает ударных кораблей. А без таковых Средиземноморская эскадра так… Больше символ, чем реальная боевая сила.

Тут уместно мнение самого авторитетного, наверное, эксперта в этой теме бывшего командующего советской 5-й оперативной Средиземноморской эскадрой адмирала Валентина Селиванова. В разговоре со мной адмирал заявил: «Создать серьезное корабельное соединение там нам не из чего. Я уж про эскадру не говорю. Ну, хотя бы малочисленную корабельную ударную группу, способную создать хоть какую-то угрозу авианосцам. Кого в нее включать? На Черноморском флоте – ракетный крейсер «Москва». В охранении какого-нибудь сторожевого корабля или тральщика. Больше некого. Кем менять «Москву», чтобы соединение было постоянным? На Балтике ни одного ударного корабля океанской зоны у нас не осталось. Ну, можно с Севера прислать «Петра Великого», если он не в ремонте. Все».

Как раз «Москва» сейчас в Средиземном море. Более того, именно на ее борту находится штаб тамошнего оперативного объединения. Но «Москву» в те широты просто загоняли. Предыдущую боевую службу корабль завершил в конце минувшего года. Едва успел пройти хоть какой-то межпоходовый ремонт в Севастополе и 6 сентября снова отправился к берегам Сирии. Хотя через несколько месяцев черноморский крейсер должен был уйти на продолжительный ремонт и модернизацию в Северодвинск (правда, на днях появились сведения, что его ремонт состоится на 13-м судоремонтном заводе в Севастополе — прим. Интерполит.ру), на место завершающего эту процедуру своего «систершипа» - ракетного крейсера Северного флота «Маршал Устинов». 




Тогда бы эстафету флагмана Средиземноморского соединения мог принять «Устинов». Но ремонт «маршала» затянулся еще на год. И «Москвой» пришлось снова затыкать возникшую в Средиземном море оперативную пустоту. Но вернется крейсер в Севастополь и что тогда?

Та же картина с тяжелым атомным ракетным крейсером «Петр Великий». Конец прошлого года он тоже встретил в Средиземном и теперь нуждается в ремонте.

Есть, правда, еще два ударных корабля, о которых адмирал Селиванов, видимо, впопыхах забыл указать – эсминцы проекта 956 «Настойчивый» (Балтийский флот) и «Адмирал Ушаков» (Северный флот). Главное оружие то же, что и у «Самума» - по восемь противокорабельных «Москитов». В принципе они могли бы помочь в возникшей беде. Но, очевидно, не помогут.

Хотя «Адмирал Ушаков» на ходу, в мае 2014 года в Баренцевом море принял участие в ряде учений. Но, видимо, в океанское плавание пускать его небезопасно. Возможно потому, что последний серьезный ремонт этого эсминца завершился одиннадцать лет назад на северодвинском заводе «Звездочка». А это очень давно.

Похожая история и с «Настойчивым». В сентябре минувшего года он совсем уж было изготовился к походу в Средиземное море, но в последний момент пришел приказ: «Отставить!» И «Настойчивый застыл в Балтийске. По некоторым сведениям, серьезная неисправность возникла в главной энергетической установке эсминца.

Вот на фоне этой безнадеги и возникла, очевидно, идея попробовать в неизведанном прежде деле и РКВП «Самум». А что Главному штабу ВМФ оставалось делать? Тогда РКВП «Бора» приготовиться к походу?

Однако пока этот экстрим будет продолжаться, от вероятного противника мы будем слышать обидные и пренебрежительные речи. Похожие на ту, что некоторое время назад произнес на слушаниях в сенатском комитете по международным делам председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США Мартин Демпси. По его словам, российскую эскадру в Средиземном море американцы всерьез не воспринимают. «Мы не рассматриваем их (российские корабли) как военный фактор», - заверил сенаторов генерал.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?
Конфликты  15.06.2017
США перебросили на базу Ат-Танф в Сирии реактивные системы залпового огня. Их местные союзники говорят о создании второй базы в Эз-Закфе. Причины спешки понятны: многомесячная эпопея движется к развязке, ставки резко возросли, и сложившуюся в Сирии ситуацию недаром сравнивают с гонкой по Европе весной 1945 года.