24.09.2014, 10:44
Эскадра быстрого отскока
Эскадра быстрого отскокаМеждународная военная политика
Почему наши боевые корабли в Средиземном море в Пентагоне «не рассматривают как военный фактор»?

Эту новость российские информационные агентства преподнесли как большую победу отечественного флота: в минувшее воскресенье через проливы Босфор и Дарданеллы из Севастополя в Средиземное впервые вышел наш ракетный корабль на воздушной подушке (РКВП) «Самум». Таким образом, значительно усилен состав оперативного корабельного соединения ВМФ РФ в этих водах.

В принципе – все верно. «Самум» и впрямь грозная сила. Это катамаран, имеющий два узких корпуса, изготовленных из алюминиевого сплава. Несмотря на сравнительно небольшие размеры (длина 65,6 метра, ширина 17,2 метра, осадка 3,3 метра) и относительно скромное водоизмещение (всего 1050 тонн) по огневой мощи «Самум» не уступает куда более внушительным эсминцам проекта 956 типа «Современный». И у того, и у другого самое грозное оружие – по восемь самонаводящихся сверхзвуковых низковысотных противокорабельных крылатых ракет 3М80 «Москит» (по классификации НАТО - SS-N-22 Sunburn или «Солнечный ожог»), гарантированного спасения от которых вероятный противник еще не придумал. Дальность их пуска до 90 км. Вероятность попадания в цель 94-99 %. 






У РКВП вполне приличная противовоздушная оборона. Ее основа – зенитный ракетный комплекс ближнего действия «Оса-МА». А еще - одна одноствольная 76-мм автоматическая артустановка АК-176 и две шестиствольные 30-мм пушки АК-бЗОМ.

К тому же «Самум» выполнен по технологии «стелс» и в бою способен кратковременно развивать скорость до 55 узлов (свыше 100 километров час). Тогда его не успевают захватывать головки самонаведения крылатых ракет противника, приспособленных для поражение целей совсем другой резвости. Торпеды против РКПВ бесполезны по той же причине. То есть для врага «Самум» появляется почти ниоткуда и жалит неотвратимо и очень больно. Не случайно он назван в честь сильного и опасного ветра.

Казалось бы, остается лишь порадоваться за командование нашего оперативного корабельного соединения в Средиземном море. Оно получило в свое распоряжение первоклассную ударную силу. Все так, но вопросы все же появляются. Начнем с того, что в боевом составе российского флота всего два ракетных корабля на воздушной подушке – все тот же «Самум» и «Бора». Оба базируются в Севастополе, оба входят в состав 41-й бригады ракетных катеров. Первому кораблю от роду 22 года, второму и того больше – 26 лет. Если они и вправду так хороши против авианосцев 6-го американского флота в Средиземном море – отчего же раньше-то их никогда не посылали в те далекие от Севастополя воды? 




И вот тут-то и выясняется, что «Самум» и «Бора» строились вовсе не для несения боевой службы в Средиземное море. Их удел – закрытые морские театры военных действий. Такие, как Черное море, куда их совершенно справедливо и перебазировали с Балтики. Почему? Все дело в автономности плавания. У РКПВ она всего 10 суток. И определяется, главным образом, сравнительно небольшим объемом корабельных запасов. Потому что создавались эти корабли не для нанесения ударов по авианосцам в океане. Их мишени – цели поскромней. Принцип – атаковал и на полном ходу скрылся в базе.

Тогда возникают как минимум два вопроса. Первый: отправлять «Самум» на недельку в круиз по Средиземноморью и громко рапортовать, будто это реальное усиление нашей немногочисленной там эскадры – не сильное ли преувеличение и не лишние ли расходы? И второй: не проще ли было бы отправить в Средиземное море ударный корабль покрупней?

Рациональный ответ на первый вопрос в нынешних условиях может быть только таким: «Самум» покинул Черное море вовсе не на недельку. Но тогда он должен где-то базироваться. При нынешних геополитических раскладах в тех краях базирование возможно лишь в нашем пункте материально-технического обеспечения в сирийском порту Тартус.

Да, там рядом идет кровопролитнейшая и бесконечная гражданская война. Но ведь у тартуского причала практически беспрерывно стоят, сменяя одна другую, плавмастерские (ПМ) Черноморского флота. Конкретно сегодня там несет службу ПМ-56 под командованием капитана 2 ранга запаса Игоря Бакурадзе. В конце августа она сменила в порту ПМ-138, вернувшуюся в Севастополь.

За минувшие месяцы эти безоружные суда при обострении военно-политической обстановки вокруг Тартуса не раз принимали на борт весь немногочисленный российский персонал пункта материально-технического обеспечения и выходили на внешний рейд. Но потом возвращались обратно. Почему бы теперь рядом с ПМ-56 не встать и «Самуму»? Заодно усилив противовоздушную оборону города, что явно нелишне в виду начавшихся авиационных и ракетных ударов американцев по базам боевиков ИГИЛ в Сирии.

Еще проще ответить на вопрос о том, почему малоприспособленный к дальним походам «Самум» лишь на 22 году своей долгой биографии только теперь дебютирует в составе нашей Средиземноморской эскадры? А просто ничего другого нашему Главному штабу ВМФ не остается, чем отправить туда ракетный катамаран. Все дело в главной беде этого корабельного соединения, оказавшегося на переднем крае обострившегося военно-политического противостояния с Западом - в нем хронически не хватает ударных кораблей. А без таковых Средиземноморская эскадра так… Больше символ, чем реальная боевая сила.

Тут уместно мнение самого авторитетного, наверное, эксперта в этой теме бывшего командующего советской 5-й оперативной Средиземноморской эскадрой адмирала Валентина Селиванова. В разговоре со мной адмирал заявил: «Создать серьезное корабельное соединение там нам не из чего. Я уж про эскадру не говорю. Ну, хотя бы малочисленную корабельную ударную группу, способную создать хоть какую-то угрозу авианосцам. Кого в нее включать? На Черноморском флоте – ракетный крейсер «Москва». В охранении какого-нибудь сторожевого корабля или тральщика. Больше некого. Кем менять «Москву», чтобы соединение было постоянным? На Балтике ни одного ударного корабля океанской зоны у нас не осталось. Ну, можно с Севера прислать «Петра Великого», если он не в ремонте. Все».

Как раз «Москва» сейчас в Средиземном море. Более того, именно на ее борту находится штаб тамошнего оперативного объединения. Но «Москву» в те широты просто загоняли. Предыдущую боевую службу корабль завершил в конце минувшего года. Едва успел пройти хоть какой-то межпоходовый ремонт в Севастополе и 6 сентября снова отправился к берегам Сирии. Хотя через несколько месяцев черноморский крейсер должен был уйти на продолжительный ремонт и модернизацию в Северодвинск (правда, на днях появились сведения, что его ремонт состоится на 13-м судоремонтном заводе в Севастополе — прим. Интерполит.ру), на место завершающего эту процедуру своего «систершипа» - ракетного крейсера Северного флота «Маршал Устинов». 




Тогда бы эстафету флагмана Средиземноморского соединения мог принять «Устинов». Но ремонт «маршала» затянулся еще на год. И «Москвой» пришлось снова затыкать возникшую в Средиземном море оперативную пустоту. Но вернется крейсер в Севастополь и что тогда?

Та же картина с тяжелым атомным ракетным крейсером «Петр Великий». Конец прошлого года он тоже встретил в Средиземном и теперь нуждается в ремонте.

Есть, правда, еще два ударных корабля, о которых адмирал Селиванов, видимо, впопыхах забыл указать – эсминцы проекта 956 «Настойчивый» (Балтийский флот) и «Адмирал Ушаков» (Северный флот). Главное оружие то же, что и у «Самума» - по восемь противокорабельных «Москитов». В принципе они могли бы помочь в возникшей беде. Но, очевидно, не помогут.

Хотя «Адмирал Ушаков» на ходу, в мае 2014 года в Баренцевом море принял участие в ряде учений. Но, видимо, в океанское плавание пускать его небезопасно. Возможно потому, что последний серьезный ремонт этого эсминца завершился одиннадцать лет назад на северодвинском заводе «Звездочка». А это очень давно.

Похожая история и с «Настойчивым». В сентябре минувшего года он совсем уж было изготовился к походу в Средиземное море, но в последний момент пришел приказ: «Отставить!» И «Настойчивый застыл в Балтийске. По некоторым сведениям, серьезная неисправность возникла в главной энергетической установке эсминца.

Вот на фоне этой безнадеги и возникла, очевидно, идея попробовать в неизведанном прежде деле и РКВП «Самум». А что Главному штабу ВМФ оставалось делать? Тогда РКВП «Бора» приготовиться к походу?

Однако пока этот экстрим будет продолжаться, от вероятного противника мы будем слышать обидные и пренебрежительные речи. Похожие на ту, что некоторое время назад произнес на слушаниях в сенатском комитете по международным делам председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США Мартин Демпси. По его словам, российскую эскадру в Средиземном море американцы всерьез не воспринимают. «Мы не рассматриваем их (российские корабли) как военный фактор», - заверил сенаторов генерал.

Категория: В России



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.03.2017
Китай продолжает очередную масштабную реформу Народно-освободительной армии (НОАК). Вслед за реорганизацией органов центрального военного управления объявлено очередное сокращение численности НОАК. Китайцы опять режут Сухопутные войска (СВ). И опять в пользу флотской компоненты, а также ВВС. Столь последовательная и долгосрочная политика ясно показывает приоритеты Китая в направлении своего военного развития и выбора противников.
Мировой ВПК  21.03.2017
Генеральный конструктор, вице-президент по инновациям Объединенной самолетостроительной корпорации (ОСК) Сергей Коротков сообщил о том, что корпорация проводит работы по созданию перехватчика нового поколения МиГ-41, который должен прийти на смену МиГ-31. Причем самолет разрабатывают не только конструкторы РСК «МиГ», но и специалисты других компаний, входящих в состав РСК.
Геополитика  20.03.2017
8 марта 2017 года вице-председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Пол Селва в выступлении в комитете Палаты представителей Конгресса США впервые публично обвинил Россию в нарушении бессрочного Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (РСМД), заключенного в 1987 году президентом США Рональдом Рейганом и генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Селва объявил, что Россия поставила на вооружение крылатую ракету наземного базирования (в классификации НАТО — SSC-8), чем нарушила «дух и смысл» соглашения о контроле над вооружениями, сделав это с целью создать угрозу для НАТО.
Геополитика  20.03.2017
На сайте Стратегического командования США появилось сообщение о проведении учений под кодовым названием Global Lightning 2017. Мероприятие могло бы остаться рутинным, если бы не три любопытных новшества. Во-первых, в этот раз «молнию» встроили в глобальные учения Европейского командования ВС США Austere Challenge 2017, которые по сути являются командно-штабными учениями (КШУ) армий всего Североатлантического альянса. Во-вторых, как заявил глава U.S. Strategic Command генерал Джон Хиттен, они впервые за четверть века не ограничились компьютерным моделированием.
Конфликты  23.03.2017
«На границе тучи ходят хмуро…» — это сегодня про израильский Север. Про тучи, которые следует развеять, а заодно и вызванный ими туман, про назревающую грозу на северной границе. Напряжение там, ставшее очевидным после обмена ударами между Израилем и Сирией в конце прошлой недели, — не локальное кратковременное обострение ситуации, а отражение новой реальности, которая определит будущее региона в ближайшей перспективе.
Конфликты  22.03.2017
Израиль пообещал продолжить авиаудары по оружейным конвоям «Хезболлы» в Сирии. Атаки будут продолжаться в случае «возможности с разведывательной и военной точек зрения», - подчеркнул премьер- министр страны Биньямин Нетаньяху. Он отметил, что проинформировал президента России Владимира Путина о своих намерениях. Кроме того, израильский премьер опроверг сообщения о том, что Россия настаивает на прекращении Израилем военных операций на сирийской территории. «У России имеется выработанная политика (по отношению к позиции Израиля на Ближнем Востоке), и она не изменилась», - цитирует заявление Нетаньяху израильское издание The Jerusalem Post.
Конфликты  22.03.2017
Швейцарский военный ресурс «Offiziere.ch» опубликовал статью канадского военного эксперта Пола Прайса «Strategic Spillover: The Emirates in Africa» («Стратегическая экспансия Эмиратов в Африке»). Автор, ранее работавший в аналитических структурах НАТО и ОБСЭ, комментирует создание Объединенными Арабскими Эмиратами двух военных баз на территории Африки.