14.10.2016, 08:18
Эрдогана прикроют наши С-300
Эрдогана прикроют наши С-300Международная военная политика
Турция предложила России участвовать в тендере на закупку зенитно-ракетных систем большой дальности. Об этом на днях сообщили СМИ со ссылкой на свои источники.

Отмечается, что приглашение российского производителя открывает третий этап турецкого конкурса, при этом Анкару не смущает, что в случае выбора системы производства РФ ей придется решать вопросы по интеграции средств в единую сеть воздушной обороны НАТО, а Североатлантический альянс может на это не согласиться.

Напомним, в 2009 году Турция объявила тендер T-LORAMIDS (Turkish Long Range Air And Missile Defence System) на закупку компонентов для системы ПРО на 4 млрд. долларов, который в 2013-ом выиграла китайская система HQ-9 (по некоторым данным, эта ЗРС — китайский аналог советского/российского семейства С-300П). Помимо китайской компании CPMIEC, свои заявки представили американский консорциум Raytheon & Lockheed Martin, франко-итальянской концерн Eurosam и российский Рособоронэкспорт.

Китайская компания CPMIEC предложила цену в 3,4 млрд. долларов и, в отличие от конкурентов по тендеру, допустила производство части ракетных комплексов в Турции и передачу своих технологий турецкой стороне, однако стороны не пришли к окончательному согласию о степени участия Турции в проекте. Кроме того, объявление о победе КНР вызвало давление на Турцию со стороны ее союзников по НАТО. В ноябре прошлого года Анкара официально отменила тендер в связи с решением разработать национальный проект системы противоракетной обороны.

10 октября 2016 года турецкий телеканал NTV со ссылкой на источник в дипломатических кругах сообщил, что Турция может принять к рассмотрению предложение РФ по разработке системы ПРО.

На первом этапе тендера победили китайцы со своими системами HQ-9, но затем их исключили из конкурса. На втором этапе европейская система SAMP-T, вроде бы, уступила комплексу Patriot, но затем тендер был заморожен, поясняет научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— А теперь, возможно, в конкурс вернут всех четырех претендентов. Вообще, я не исключаю, что мы в Сирию батарею ЗРС С-300В4 («Антей-2500») перебросили специально, чтобы турки могли ее «посмотреть» на боевом дежурстве. Дело в том, что в турецком тендере реально может участвовать только эта система, поскольку другие модификации сняты с производства, а Ирану С-300ПМУ-2 поставлялись из нереализованного задела. Думаю, С-400 туркам даже нет смысла предлагать, потому что ЗРС законтрактована надолго — для Минобороны РФ, Китая и, видимо, Индии (контракт на поставку зенитных ракетных систем С-400, как сообщалось 13 октября, должен быть подписан до конца 2016 года). Так что, при всем желании, турки С-400 не скоро получат — не раньше 2020 года.

Зенитно-ракетная система С-300В4 — средство ПВО фронтового звена.

— С-300В4 обладает хорошим потенциалом нестратегической противоракетной обороны, способна эффективно бороться как с самолетами тактической и стратегической авиации, так и головными частями ракет оперативно-тактических и тактических ракетных комплексов, крылатыми ракетами. А главное — внутренний заказ на ЗРС не особо большой, на экспорт вроде бы есть контракт на «отгрузку» С-300В4 в Египет. В общем, в случае заказа ЗРС Турцией мы можем решить задачу по одновременной загрузке наших производственных мощностей.

Есть мнения, что российская номенклатура вооружений, которую мы можем предложить стране-члену Североатлантического альянса, довольно ограничена, мол, есть негласный запрет на поставку авиации, кораблей, средств ПВО натовской Турции.

— Проблема не в том, что Турция — страна НАТО. Еще неизвестно, кто у кого что должен закупать в сфере военно-морского флота с учетом их уровня. Тем более что это мы у турок гражданские сухогрузы покупали (для «сирийского экспресса»), а не наоборот. Российская авиация им также не нужна, потому что у них F-35 законтрактован. Другое дело, что мы, возможно, сами не готовы поставлять что-то Турции, например, ракеты.

Возможно, что возобновление турецкого интереса к российским системам — чисто политический шаг, чтобы позлить американцев?

— Не исключено. Турки могут нас, что называется, втемную использовать. Не надо строить иллюзии, что теперь в наших отношениях все замечательно.

В октябре 2015 года СМИ сообщили о том, что натовские Patriot были выведены с территории Турции. Известно, что страны НАТО на ротационной основе размещают на турецкой территории средства ПВО — в начале 2013 года были развернуты по две установки от Германии, США и Нидерландов.

— Не думаю, что натовские Patriot были выведены из Турции полностью хотя бы потому, что они не из любви к Турции там стоят, а прикрывают стратегическую базу Инджирлик. Не могли же они ее «голой» оставить — на одном истребительном прикрытии.

В случае победы в тендере не американских Patriot, а других систем, их сложно да и нужно ли вообще интегрировать с турецкими средствами и натовскими ЗРК — создавать командный пункт для подчинения сил и средств, отрабатывать протоколы обмена и т. д.

— Турецкая наземная ПВО не такая уж и выдающаяся (в составе старые американские комплексы большой дальности Nike-Hercules и ЗРК HAWK, английские ЗРК Rapier, также ПЗРК, в том числе на гусеничном шасси М113 — ЗРК «Атылган»). С натовскими комплексами, по-видимому, также происходит некая интеграция, поскольку одним из аргументов против закупки турками китайских HQ-9 называлось то, что таким образом КНР может получить информацию о характеристиках натовских средств ПВО. В случае с С-300В4 турки могут сказать, что это подвижная автономная система, которая «сама на себе все возит» и т. п.

С учетом непростых российско-турецких отношений, сменяющихся то «крепкой дружбой», то разоблачениями на высоком уровне, есть смысл поставлять средства ПВО стране, которую Россия, мягко говоря, не может считать своим союзником?

— Как известно, координация российских и турецких военных в Сирии восстановлена. Что касается нового возможного обострения отношений, то вообще война с Турцией — это, по сути, война с НАТО. В таком случае несколько дивизионов, проданных Турции, будет укладываться в рамки погрешности. Никто не знает, что будет через 10 лет, но деньги от Анкары придут, что называется, здесь и сейчас и, возможно, благодаря им, российский ВПК сможет сделать еще более совершенную систему. И вообще — если поставим мы, а не европейцы или китайцы, то в случае конфликта хотя бы будем знать точные характеристики системы и как ей можно противодействовать.

— В свое время — в 1996 году — Кипром было закуплено два дивизиона ЗРС С-300ПМУ1, однако принятие комплексов на вооружение было заблокировано США и Турцией, в 2006—2007 годах права на систему перешли от Кипра к Греции, — напоминает преподаватель Военного университета Министерства обороны, полковник ВВС в отставке Владимир Карякин. — В декабре 2013 года Греция «реанимировала» российские ЗРС и провела стрельбы с полигона Акротири. Это я говорю к тому, что Греция — также член НАТО, но, тем не менее, в 2015 официально сообщалось, что между РФ и Грецией идут переговоры о техническом обслуживании систем С-300, «Тор М-1», «Корнет» и других, а также о закупке новых ракет для «трехсоток». Так что, теоретически поставка российских средств ПВО в Турцию возможна. Мы поставляли им ПТРК «Корнет», а также 19 вертолетов Ми-17−1 В (15 — в десантно-транспортном варианте, два — в транспортном, два — в варианте летающего госпиталя).

Кроме того, на примере той же Греции мы видим, что разнородные средства противовоздушной обороны довольно неплохо интегрируются в национальную систему ПВО, при этом являются составной часть ПВО НАТО. Речь о ЗРК Patriot PAC-2, российских ЗРС С-300ПМУ1, а также о комплексах ближнего действия «Оса-АКМ» и «Тор-М1».

Что касается отношений с Турцией, то, на мой взгляд, тезис о том, что «ЗРС не надо поставлять Анкаре, потому что мы потенциально можем с ней начать войну», не верен. Вероятность столкновения между крупными странами сегодня довольно мала, а войны ведутся в основном на информационном и экономическом поле.

Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» РИСИ Аждар Куртов не исключает, что Турция, возобновляя тендер, пытается таким образом сбить цену на ЗРС.

— Средства ПВО — это не гаубицы и танки, а высокоточное и сложное в эксплуатации оборонительное вооружение. И если в эффективности и качестве системы есть какие-то сомнения, то в случае военных действий потери будут большими, потому ЗРС прикрывают наиболее важные объекты, а подвижные — еще группировки войск на марше, в обороне или в наступлении. Поэтому стремление сэкономить на ЗРС может иметь печальные последствия.

Турция — член НАТО, и наверняка США будут оказывать давление, чтобы в тендере победили их средства ПВО. Не только из-за коммерческой выгоды, но и по причине военного строительства — как известно, Америка пытается создать эшелонированную систему ПВО-ПРО по всему миру, а Турция — южный фланг НАТО, ключевое звено в такой системе.

Но сегодня возможности для оказания такого давления у Штатов существенно снижены — из-за попытки переворота, о котором американцы как минимум знали, из-за разногласий с Анкарой по Сирии и Ираку и т. д. Однако это не значит, что США не могут добиться своей цели. В условиях присутствия ВКС РФ в Сирии им выгодно покупка и развертывание ЗРК Patriot, потому что при определенном раскладе они могут быть использованы для перехвата российских ракет.

— Нашего сбитого Су-24 было, видимо, недостаточно, раз теперь всерьез обсуждается вопрос о продаже Турции средств ПВО, чтобы потом они ими сбили еще, — считает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — На мой взгляд, это просто неприлично, тем более что через Турцию переправляется вооружение, из которого подбивались и наши вертолеты в Сирии. Поэтому я очень надеюсь на то, что этот тендер не состоится.

Категория: Мировой ВПК



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  18.01.2017
В Польшу прибыли первые 3,5 тысячи американских военнослужащих в рамках 9-месячной миссии, которая началась 8 января. Для бронетанковой бригады США такая длительность миссии в Восточной Европе является беспрецедентной. Боевая группа 3-й бронетанковой бригады из состава 4-й пехотной дивизии выдвинулась в Жагань и Поморское, а 87 танков М-1 «Абрамс» последовали за ними на поездах.
Геополитика  18.01.2017
Российское инфопространство впало в эйфорию. Псевдопатриотическая трескотня в СМИ, многочисленные публицисты и аналитики, создающие ощущение какой-то великой победы России над международным глобализмом и либерализмом, всесилия наших спецслужб вплоть до того, что они могут по своему желанию ставить американских президентов и менять мировые элиты. Уверенность в контроле за собственным инфопространством может сыграть с нашим народом очень плохую шутку…
Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Конфликты  17.01.2017
Боевики запрещенного в России «Исламского государства» почти взяли окруженные позиции сирийских военных в Дейр-эз-Зоре. Падение гарнизона этого сирийского города даст террористам полный контроль над местными нефтяными полями и укрепит их сообщение с подконтрольными ИГ территориями Ирака. Джихадисты уже празднуют победу и заставляют жителей захваченных районов подчиняться новым порядкам.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.