05.12.2015, 13:44
Эрдоган сажает Турцию на энергетическую диету
Эрдоган сажает Турцию на энергетическую диетуМеждународная военная политика
Газ из Азербайджана не заменит объёмы «Турецкого потока».

Премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу, выступая на совместной пресс-конференции с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым, заявил о том, что стороны договорились ускорить строительство Трансанатолийского газопровода (TANAP).

По словам Давутоглу, Азербайджан начнет поставки по TANAP раньше 2018 года. В случае реализации проекта Анкара сможет получать 6 млрд. кубов ежегодно. В свою очередь, Европе достанутся 10 млрд. кубов газа в год с месторождения «Шах Дениз-2», которые будут поставляться по европейскому ответвлению TAP.

Азербайджан согласился подставить братское тюркское «газотранспортное плечо» своему «большому брату», который оказался в непростом положении. Это произошло после того как министр энергетики РФ Александр Новак подтвердил приостановку проекта «Турецкий поток», на который рассчитывала Анкара, выстраивая в последние годы бездефицитную модель энергобаланса страны. В свою очередь, глава «Газпрома» Алексей Миллер высказался на этот счёт ещё более жёстко: «Если Турции нужен „Турецкий поток", пусть попросит».

Почувствовав, как далеко могут завести великодержавные амбиции «неоосманизма», нынешние турецкие элиты пытаются представить разрыв «порочных» связей с РФ в сфере «голубой энергетики», чуть ли не как «сладкую месть» Москве за ограничительные меры и отмену безвизового режима. Хотя факт, что Азербайджан не способен в полном объёме заменить поставки российского топлива, хорошо известен турецким экспертам и политикам. Лидер оппозиционной Партии националистического движения Девлет Бахчели предложил главе государства отапливать президентский дворец навозом. Такую саркастическую реакцию спровоцировали слова Реджепа Эрдогана во время перелета в Катар. 2 декабря турецкий лидер заявил, что «мы (Турция — прим. ред) не всю жизнь пользуемся природным газом — известно, когда мы его для себя открыли». «Эта нация привыкла к страданиям. И речь не идет о том, что мы пропадем без российского газа», — добавил Эрдоган.

В ответ Девлет Бахчели заметил «народ этой страны уже достаточно настрадался», и президенту следовало бы самому разделить эти страдания, а не заниматься откровенным популизмом.

— Когда ты на 60% зависишь от поставок российского газа, то неплохо бы подумать о диверсификации каналов поступления углеводородов, - говорит директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. — Конечно, жаль, что из партнёров, которые динамично наращивали товарооборот, наши страны превратились во врагов. Однако следует учитывать, что свобода манёвра Турции в энергетической сфере сильно ограничена. Собственно, как и у всей Европы.

Судя по статистике последних лет, чтобы отказаться от «энергетической зависимости» от России, Европе придётся, вообще, отказаться от газа. Несмотря на политические и экономические пертурбации, доля РФ на европейском рынке увеличивается. А вот доля потребляемого газа падает.

Получается, чтобы показать успешность заявленной стратегии, Брюсселю приходится уменьшать потребление газа, а это сказывается на конкурентоспособности европейской экономики?

— Именно так. Что касается проекта TANAP, то в нём нет ничего нового. Не секрет, что Турция уже закупает газ у Ирана и Азербайджана. Плюс у неё есть два терминала по приёму СПГ, которые заполнены где-то на 80%.

— Наши катарские конкуренты постарались?

— Разумеется. Теоретически существует возможность расширения этих поставок. Но у Катара сейчас нет лишнего газа, а расширять его производство при нынешней ценовой конъюнктуре нецелесообразно.

Возвращаясь к TANAP, мало построить трубу, нужно ведь ещё и месторождение «Шах Дениз-2» вывести на полную мощность. В этом плане 2018 год, когда планируется запустить вторую очередь ШД одновременно с проектом TANAP, — весьма оптимистичный прогноз. В своё время озвучивались совсем другие временные рамки — 2016−2017 гг. Я сомневаюсь, что Азербайджан начнёт ударную «коммунистическую стройку».

Эти 6 млрд. кубов в год уже давно учтены в энергобалансе Турции. Так же как и 10 млрд. кубов для Европы. По большому счёту, г-н Давутоглу пытается выдать старое решение за оперативный ответ России.

— В таком случае TANAP не выступает конкурентом «Турецкого потока»?

— Изначально мощность ТП планировалась на уровне 63 млрд. кубометров в год. Но затем половина была переориентирована на «Северный поток-2». В любом случае это больше 20 млрд. кубов, которые может предложить Азербайджан. По той нитке «Турецкого потока», которая должна была прийти в Турцию, предполагалось пускать не новый газ, а, идущий через территорию Украины. Объясню — половину газа Анкара получает по российскому «Голубому потоку», а половину — транзитом через Украину.

Таким образом, проблема Украины как нестабильной страны-транзитёра не решается. Мы предлагали туркам уже в следующем году получать 15,75 млрд. кубов в обход Украины по первой нитке «Турецкого потока». Для турецкой экономики, которая рассчитывает на рост, азербайджанские 6 млрд. кубов — весьма жёсткая диета.

Есть ещё проект «Апшерон», но в отношении него имеются очень большие вопросы по ресурсной базе. Когда Турция называет Иракский Курдистан в качестве источника поступления газа, мне становится смешно. Потому что вскоре может быть поднят вопрос о независимости Курдистана в целом. У меня большие сомнения, как Турция будет покупать у него газ.

— А что касается темы поставок иранского газа?

— Отношения между Анкарой и Тегераном трудно назвать иначе, как остросюжетными. Так что, проще сделать выбор в пользу России. Я думаю, что история закончится тем, что турки ещё понастроят СПГ терминалов.

— Сразу возникают два вопроса: где они возьмут газ, и сколько он будет стоить?

— Сегодня из четырёх каналов поставок — СПГ, Азербайджан, Иран и Россия, «Газпром», несмотря на постоянные склоки, устраиваемые турецким руководством, поставляет топливо по самой дешевой цене. Кстати, Азербайджан продаёт газ дороже, и Турция пытается с ним судиться, но ничего не получается.

— За счёт чего «Газпрому» удаётся выдерживать конкуренцию — ведь у газа с Ямала куда более длинное «транзитное плечо», чем у азербайджанского?

— Ответ простой — азербайджанский газ нужен Турции только в рамках реализации идеи-фикс о диверсификации энергопоставок. То есть, Баку включил в стоимость газа для Турции «диверсификационную маржу». По принципу: у вас ведь нет других вариантов, значит, платите нам больше. Потому что только так вы можете показать народу, что избавляетесь от русских энергоресурсов. Думаю, газ с «Шах Дениза-2» будет ещё дороже.

То же самое касается поставок тех 10 млрд. кубов для европейцев, которые заключены по цене, более выгодной для продавца. Такова цена надуманного вопроса об «избавлении от энергетической зависимости» от России.

— В случае улучшения «политической погоды», возможно возвращение к проекту «Турецкий поток»?

— Не знаю, есть ли смысл в европейском продолжении TAP. Потому что ёмкий итальянский рынок мы «запитаем» на «Северный поток-2». Изначально рассматривалась идея расширения TAP для того, чтобы поставлять по этой трубе газ с двух ниток «Турецкого потока» на рынок Италии. Но после расширения «Северного потока» это становится излишним.

Сейчас актуален вопрос, как Турция будет забирать российский газ, который поступает через Украину. Второй момент - как мы будем поставлять «голубое топливо» в Грецию и на Балканы. Есть вариант вернуться к модели «Турецкого потока» с двумя нитками.

Директор Центра изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин согласен с коллегой, что проект TANAP никакого влияния на поставки российского газа не окажет.

— Когда принималось предварительное решение о строительстве «Турецкого потока», азербайджанский проект учитывался не в качестве конкурирующего, а, скорее, дополняющего.

Если TANAP реализуют на год раньше, это не изменит ситуацию кардинальным образом. Когда Россия доведёт до Турции свой поток по дну Чёрного моря, то мы сразу же готовы вывести его на полную мощность. Если же труба привязана к перспективному, но ещё до конца не освоенному месторождению (ожидаемый общий объём добычи со второй стадии — 16 млрд. кубов в год), здесь могут возникнуть риски.

Ничего нового мы не услышали, например, что будут увеличены объёмы поставок и мощности по транспортировке.

— Потенциал TANAP может быть увеличен за счёт подключения к этому проекту третьих стран?

— Это будут уже совсем другие проекты. Мощности азербайджанской трубы и её европейского продолжения TAP не подразумевают, что в них дополнительно закачают 10 или 20 млрд. кубометров в год. Для этого придётся прокладывать новую трубу, например, от иракской территории.

Любой газопровод строится, исходя из проектной мощности. Делать его в два раза мощнее, это, условно говоря, израсходовать в два раза больше металла, строить дополнительные компрессорные станции. Это экономически нецелесообразно.

Допустим, не закладывали же мы трубу с пропускной способностью 63 млрд. кубов газа в год, когда предлагали строить «Турецкий поток». Нет, мы предложили построить одну ветку, если увидим, что нужны дополнительные объёмы — прокладываем другую. Так строятся все трубопроводы: учитывается диаметр трубы, компрессорные мощности. Делать проект «с запасом», значит, существенно увеличить затраты на него.

— Для азербайджанского газа были сделаны исключения из Третьего энергопакета — только он будет поставляться по газопроводам TAP и TANAP, и только Баку имеет гарантии заполнения трубы. «Газпром» работает в Европе в более жёстких условиях. Это проявление пресловутых «двойных стандартов»?

— На территорию Турции, которая не имеет членства ЕС, не распространяются требования Третьего энергопакета. А вот, что касается TAP, то здесь налицо шаг навстречу Азербайджану. В настоящее время реализуется несколько проектов по строительству сети трубопроводов внутри Европы. В отличие от «Газпрома», который хотел входить в число пайщиков европейской сети, TANAP реализуется в рамках консорциума. Его участники — Государственная нефтяная компания Азербайджана (58%), турецкая госкомпания Botas (30%) и британская BP (12%). А в разработке месторождения «Шах Дениз-2» принимают участие BP — 25,5%, Statoil — 25,5%, Total — 10%, ЛУКОЙЛ — 10% и азербайджанская государственная нефтяная компания SOCAR — 10%.

Поскольку участников много, владельцем газа и труб выступает не азербайджанская сторона, а разные компании. А различные игроки пользуются трубопроводом, здесь уже нет никаких ограничений. Третий энергопакет запрещает одной компании полностью загружать мощности.

— Анкара не прочь откусить у РФ ещё один кусочек энергорынка ЕС, запустив в Европу туркменский газ.

— Здесь вопрос упирается в статус Каспия — Россия не даст разрешения на прокладку транскаспийской трубы. Да и Иран, наверное, тоже использует своё право вето. Второй момент, а есть ли у самой Туркмении свободный газ? У Ашхабада есть серьезные контракты с Китаем, существуют проблемы с разработкой новых месторождений.

Возвращаясь к заявленной теме, азербайджанский газ не составляет нам серьёзную конкуренцию. Проблема в том, что резко возросли геополитические риски, связанные с Турцией. Мы хотели заместить ненадёжный украинский транзит более стабильным турецким. Но оказалось, что Турция это ничуть не более безопасное транзитное звено. Мы уже потратили деньги на подведение «Турецкого потока» к нашему черноморскому побережью. Есть опасение, что потраченные деньги просто закопаны в землю.

Ещё до инцидента со сбитым российским самолётом в российско-турецких отношениях за последнее время произошло несколько серьёзных обострений. Первое было связано с заявлением нашей дипломатии относительно геноцида армян. После чего Турция подняла тему нарушения прав крымских татар и даже провела специальный конгресс по этому поводу. Затем турецкий посол выразил серьёзное недовольство Москве по поводу нашей поддержки сирийских курдов. Тогда нам, собственно, и заявили, что это может повлиять на перспективы «Турецкого потока».

Это были чёткие сигналы о том, что энергетические проекты с Турцией могут стать заложниками политической обстановки. Проблема в том, что турецкое руководство только избрано. А заявления и шаги, которые были сделаны с обеих сторон, будет трудно отыграть назад.

— У России есть альтернативные варианты, чтобы не продолжать «ломиться в закрытую турецкую дверь»?

— В первую очередь, это «Северный-поток-2», мощностью 55 млрд. кубометров газа в год. Во вторую — расширение газопровода «Ямал-Европа». Помимо этого речь идёт о расширении балтийских терминалов СПГ, а также СПГ на Ямале. Здесь всё надо тщательно взвесить. В своё время мы готовились к росту поставок вплоть до 220 млрд. кубометров в Европу, сейчас утверждаем, что и 150 млрд. в год было бы неплохо на падающем рынке, что сопровождается усилением конкуренции.

Поэтому торопиться не стоит — если мы решим проблему с пропускной способностью OPAL (ответвление от «Северного потока» на территории Германии — прим. ред.). Европейский регулятор может выставить на аукцион 50% незадействованных мощностей этого трубопровода, и «Газпром» приобретёт право заполнить эту трубу на 100%.

Плюс наша корпорация активно практикует проведение аукционов по продаже газа на выходе из России. В такой ситуации украинский транзит становится менее актуальным. У нас уже нет такой логистической зависимости, которая была ещё лет 10 назад.

Категория: Экономика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  10.12.2016
Председатель совета по кораблестроению коллегии Военно-промышленной комиссии России Владимир Поспелов, вернувшийся вместе с российской делегацией из Чили после международного военно-морского салона «Экспонаваль-2016», ответил на вопросы военного обозревателя Михаила Ходаренка о состоянии российского кораблестроения.
Геополитика  09.12.2016
Вице-адмирал Джеймс Фогго, командующий 6-м флотом ВМС США, дислоцированном в Средиземноморье, сделал весьма примечательное и очень обязывающее заявление. По мнению Фогго, «длительность патрулирования американских боевых кораблей в Черном море может быть увеличена примерно до четырех месяцев». Кроме того, «если вызовы в этом регионе станут более срочными» то, считает адмирал, возможно наращивание у берегов России и численности таких кораблей.
Геополитика  08.12.2016
Спецоперация «Потрясти мир продажей пакета акций «Роснефти»» успешно завершена. Произведенный эффект превзошел все ожидания. Но за экономическими деталями соглашения скрывается не менее интересный политический подтекст. Трудно найти более знаковые структуры, нежели Glencore и Суверенный фонд Катара, символизирующие новое качество России как великой державы. Продажа 19,5% акций «Роснефти» международному консорциуму имела все признаки сложнейшей спецоперации.
Мировой ВПК  08.12.2016
На днях немецкие СМИ разразились настоящей истерикой, через которую явно проглядывается постепенно нарастающее паническое состояние. Поводом к этому стали недавние испытания российского боевого железнодорожного комплекса (БЖРК) «Баргузин», или, попросту говоря, ядерного поезда. Так, журналисты влиятельного немецкого издания Die Welt заявили, что «Баргузин» – это российское оружие, которое, пожалуй, больше всего внушает страх Западу со времен окончания Холодной войны.
Конфликты  10.12.2016
Пальмира, некогда освобожденная от ИГИЛ с помощью ВКС РФ, находится сейчас под угрозой, причем наиболее опасной за последнее время. Другое дело, что есть угроза еще опаснее. Судя по всему, США настроились на раздел Сирии в той или иной форме. По крайней мере, они резко увеличили поддержку тех сил, цель которых не свержение Асада, а отделение от него. На фоне приостановки (по гуманитарным соображениям) операции сирийской армии в Алеппо, резко обострилась обстановка в провинции Хомс, конкретно – в районе Пальмиры. Подразделения ИГИЛ предприняли весьма успешную попытку наступления на этот город сразу с нескольких направлений.
Конфликты  09.12.2016
Коалиция во главе с США в иракском Мосуле нанесла воздушный удар по больнице, которую боевики террористической организации «Исламское государство» использовали в качестве штаба. Об этом сообщила газета The Guardian со ссылкой на центральное командование вооруженных сил США. Отмечается, что за часть сооружений комплекса несколько дней шла ожесточенная борьба иракской армии с террористами, после чего солдаты запросили авиационную поддержку коалиции.
Конфликты  08.12.2016
Рамзан Кадыров не стал опровергать факт отправки чеченских бойцов в Сирию, выступив с подробным, но несколько расплывчатым заявлением по этому поводу. Ранее в Сети появился видеоролик под заголовком «Военные из Чечни отправляются в Алеппо». Военные аналитики предположили, какую именно роль в Сирии могли бы сыграть военнослужащие из Чечни. Глава Чечни Рамзан Кадыров в четверг выступил с пространным заявлением, поводом для которого стали сообщения о том, что в Сирию направлен чеченский спецназ - бойцы батальонов Минобороны «Восток» и «Запад».