07.04.2015, 09:02
Эрдоган может открыть Ирану нефтяное окно в Европу
Эрдоган может открыть Ирану нефтяное окно в ЕвропуМеждународная военная политика
Президент Турции Реджеп Эрдоган во вторник посетит Иран. Поездка пройдет на фоне напряженности в отношениях между странами из-за ситуации в Сирии и Йемене, а также жестких заявлений самого Эрдогана. Однако политические противоречия не помешают странам договориться о поставках энергоносителей, что необходимо не только ИРИ и Турции, но и всей Европе, старающейся избавиться от энергетической зависимости от РФ.

Официальный визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Иран запланирован на вторник. Как говорится в официальном заявлении, турецкий лидер прибудет в Тегеран по приглашению президента Хасана Роухани, но также будет принят духовным лидером Исламской Республики – аятоллой Али Хаменеи. Последний раз Эрдоган посещал Иран в январе прошлого года в ранге премьер-министра. 


«Могут подтолкнуть нас к любым решениям»

Впервые информация о предстоящем визите президента Турции появилась в конце марта и была встречена волной протеста со стороны иранских политиков. Это связано главным образом с жестким заявлением турецкого президента 26 марта, когда тот сказал, что «происходящее в Йемене начало испытывать границы терпения». «Иран пытается увеличить свое доминирование в регионе. Позволительно ли это? ИРИ нужно пересмотреть свои взгляды, вывести все имеющиеся в Йемене, Ираке и Сирии военные подразделения», – потребовал Эрдоган.

Через несколько дней политик заявил, что не собирается отказываться от визита в Иран, но Анкара наблюдает за действиями Тегерана по отношению к Йемену, потому что развитие событий в этой стране «очень важно для нас». «Возможны действия (Ирана), которые могут подтолкнуть нас к любым решениям. Мы уважаем территориальную целостность Йемена, и вмешательство изнутри или извне не является правильным аспектом для ее сохранения. Тем, кто проводит это вмешательство, нужно оттуда уйти», – заявил тогда Эрдоган.

Напомним, 26 марта международная коалиция с участием Саудовской Аравии и других стран Персидского залива, а также Египта, Иордании и Судана начала в Йемене военную операцию против сторонников движения «Ансар Алла» (хуситов), контролирующих большую часть территории страны, в том числе столицу Сану. Цель операции – заставить хуситов и примкнувших к ним сторонников экс-президента Али Абдаллы Салеха вернуть власть законному лидеру страны и правительству. Действующий президент Абд Раббу Мансур Хади находится сейчас в столице Саудовской Аравии Эр-Рияде.

Анкара поддерживает операцию международной коалиции. А Тегеран расценил воздушные удары по Йемену как «военную агрессию, которая лишь усугубит кризис в стране». Президент Турции твердо призывал Иран прекратить поддержку шиитских повстанцев-хуситов в Йемене.

Другим сильным раздражителем в отношениях Анкары и Тегерана остаются позиции по поводу сирийского конфликта. Турция – союзник США и выступает за отстранение от власти президента Башара Асада, поддерживает оппозицию Сирии и принимает на своей территории беженцев из этой страны. Иран же считает Асада одним из своих ближайших союзников. 


Депутаты против

Решение Эрдогана посетить Тегеран не одобрили несколько депутатов иранского меджлиса. Они даже пригрозили издать особое распоряжение парламента, которое обязывало бы министерство иностранных дел страны предпринять меры по отмене визита. Но в итоге они ограничились призывом к Роухани в ходе встречи в категоричной форме заявить Эрдогану о неприемлемости таких заявлений.

Резкие высказывания президента Турции не оставил без внимания и иранский МИД. «В нынешних условиях усилия каждой страны должны быть направлены на сохранение стабильности и безопасности в регионе», – говорил глава иранского МИДа Мохаммад Джавад Зариф, одновременно осудивший поддержку Анкарой ударов саудовской авиации по территории Йемена, приведших к массовой гибели мирного населения.

МИД ИРИ также вручил официальную ноту протеста временному поверенному Турции в делах Ирана с требованием дать пояснения относительно заявлений Эрдогана. При этом пресс-секретарь иранского внешнеполитического ведомства Марзие Афхам подчеркнула, что ИРИ по-прежнему рассматривает Турцию как своего стратегического партнера. «Стратегический подход Ирана к решению региональных вопросов и к развитию отношений со своими соседями основывается на стабильности, сотрудничестве и взаимном уважении. И мы считаем, что ирано-турецкие отношения имеют достаточный потенциал для развития дальнейшего сотрудничества на этой основе», – подчеркнула Афхам.

Страны всячески стараются поддерживать отношения, особенно в сфере экономики и энергетики. Анкара ежедневно импортирует около 200 тыс. баррелей нефти, что составляет 7% от всего экспорта иранского черного золота. А суточный объем поставок природного газа составляет около 28 млн кубометров – более 10 млрд кубометров в год (четверть всех турецких потребностей в газе).

Закупки Турцией иранского газа и нефти имеют для страны стратегическое значение. Именно скидка на газ для Турции станет одной из главных тем переговоров Эрдогана в Тегеране. Как передает ТАСС, об этом в понедельник сообщил министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз, который будет сопровождать президента в поездке. По некоторым данным, нынешняя цена превышает стоимость импортируемого республикой российского и азербайджанского топлива.

Ранее Анкара обращалась в международный суд в связи с невозможностью в двустороннем порядке урегулировать вопрос с ценами на топливо. «К маю этот процесс, как мы ожидаем, должен завершиться. В связи с этим мы ждем от Ирана новых предложений по ценам. Этот вопрос будет обсуждаться в рамках визита», – сказал Йылдыз.

В 2005 году Турция подала первый иск в международные судебные инстанции и получила 16-процентную скидку и 900 млн долларов компенсации от Ирана. Сейчас республика намерена добиться скидки в 25%.

Кроме этого, по словам Йылдыза, стороны обсудят перспективы транспортировки иранского газа через Турцию в Европу. Такая возможность открывается в связи с позитивными сдвигами в переговорах между международной «шестеркой» и Ираном по его ядерному досье, что в итоге должно привести к снятию санкций с ИРИ. Так что вопрос о поставках топлива теперь особенно актуален не только для Турции и Ирана, желающих заработать на этом, но и для стран ЕС, ищущих замену российским энергоносителям.

Добавим, что последний раз президенты обоих стран виделись в начале лета прошлого года, во время официального визита Роухани в Турцию. Эта встреча произошла впервые с 1996 года. Роухани провел переговоры с тогдашним президентом Турции Абдуллой Гюлем и Эрдоганом, который занимал пост премьера.
Тогда Роухани назвал отношения с Анкарой «приоритетными». А Эрдоган призвал искать общие политические позиции на Ближнем Востоке, в частности по Сирии. «Иран стремится преодолеть наши разногласия, и – что важно – это обоюдное стремление. Думаю, как в этом, так и в следующем году нас ждут кардинальные перемены, и особенно – если мы будем добиваться поставленных задач совместно», – говорил Эрдоган.

Единственным фактором, который омрачал визит, стал отказ Роухани посещать мавзолей основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка. Мавзолей Ататюрка, согласно церемониалам, должны посещать иностранные должностные лица во время официальных визитов. Но Роухани поступил так же, как бывший президент Ирана Хашеми Рафсанджани, который в 1996 году воздержался от посещения усыпальницы. Причина в том, что Иран видит общие черты у Ататюрка и последнего шаха Ирана Резы Пехлеви, который, как и Ататюрк, боролся с исламом.


Непрошеный гость

Директор исследовательского центра «Ближний Восток – Кавказ» Станислав Тарасов считает Эрдогана «непрошенным гостем» в Иране, прежде всего из-за недавнего жесткого заявления в адрес Тегерана. Поэтому главная интрига заключается в том, сделает ли турецкий президент примирительные заявления, полагает Тарасов. При этом эксперт обратил внимание на то, что одновременно в Саудовскую Аравию отправился президент Азербайджана Ильхам Алиев. «Складывается впечатление, что формируется турецко-азербайджанский блок вместе с Саудовской Аравией против Ирана», – сказал эксперт.

При это Тарасов считает, что не стоит возлагать больших надежд на предстоящий визит, потому что «никакие прорывы невозможны». «Сейчас мы видим фиксацию полного провала внешней политики Турции на всех направлениях. Турция разругалась с Сирией, Египтом. Она не по сценарию «арабской весны» сработала в отношении Йемена. Сейчас Саудовская Аравия имеет конфликт у своих границ, хотя они предпочитали дистанционно управлять процессами на Ближнем Востоке... Появился фактор ИГИЛ, сближения американцев с Ираном. Также США заявляют о готовности вести диалог с президентом Сирии Асадом. Геополитика резко изменилась», – поясняет эксперт.

Тарасов полагает, что визит необходим Эрдогану не только с связи с необходимостью договориться в энергетической сфере, но и в свете предстоящих в июле в Турции выборов. «Оппозиция критикует Эрдогана за провал во внешней политике. Ему необходимо преподнести Ирану нечто такое, чтобы сгладить эти противоречия», – уверен политолог, добавляя, что вряд ли Иран пойдет на уступки по скидке на энергоресурсы для Турции.


Восточная политика

«У Турции особый подход к взаимоотношениям с рядом своих партнеров, в том числе и с Россией, – напомнил директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров. – В экономическом плане Анкара максимально хочет получить выгоду. Как они работают с Россией? Мы строим газопровод по дну Черного моря, мы строим им за свои деньги атомную электростанцию, открыли им свой рынок для сельскохозяйственной продукции. В то же время господин Эрдоган и премьер Давутоглу заявляют о необходимости мониторить, как поживают крымские татары в Крыму. При этом заезжать туда они хотят через Киев. Согласитесь, это нонсенс», – отмечает эксперт.

Такую же политику Эрдоган проводит в контактах с Ираном, считает Багдасаров. «У Турции есть к ИРИ конкретный интерес – это договор по поставке газа. У них был договор в 1996 году, который зашел в тупик из-за цены, хотя труба была уже выведена на территорию Турции. Проект был заморожен. Потом, в прошлом году, Роухани был в Турции, где встречался с Эрдоганом. Была договоренность реанимировать этот проект и даже приступить к постройке новой трубы. С другой стороны, Турция считает себя суннитской страной. Эрдоган – это Партия справедливости и развития, это «Братья-мусульмане». Они выступают в суннитской солидарности, обвиняя Иран в экспансии ряда государств. В первую очередь Турцию напрягает ситуация по Ираку, где они с Ираном находятся по разные стороны баррикад. Не секрет, что Турция тайно поддерживает ИГ, спонсируя суннитов, а Иран, наоборот, поддерживает шиитов», – напомнил эксперт.

При этом Иран сейчас заинтересован в том, чтобы наладить с Турцией взаимодействие, считает Багдасаров. «Ситуация у иранцев сейчас напряженная. И Тегеран заинтересован в реализации проектов по поставкам газа Турции. Ведь если санкции будут сняты к лету, если соглашение по ядерной программе страны будет подписано, то Иран вынужден будет идти на сотрудничество с Турцией. Это крайне важное для них с географической точки зрения государство, через которое они хотят поставлять газ в Европу и на этом зарабатывать. Что, кстати, играет не в нашу пользу», – поясняет собеседник.

При этом политических договоренностей между Ираном и Турцией быть не может, и все будет упираться в сугубо экономические вопросы, уверен Багдасаров. «Иран будет делать все, чтобы снизить суннитское влияние в Ираке. А Эрдоган борется за влияние в суннитском мире. Поэтому смягчение его позиций в отношении Ирана исключается, – подчеркнул он. – Могут быть красивые декларации, что они якобы договорились (по ряду политических вопросов – прим.), но это восточный вариант политики. В реальности ничего не изменится», – уверен эксперт.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Мировой ВПК  15.06.2017
Близится к завершению одна госпрограмма вооружения — ГПВ-2020, грядет следующая — ГПВ-2025. Мы поговорили с президентом Объединенной судостроительной корпорации Алексеем Рахмановым о том, как обстоят дела с гособоронзаказом, финансированием и смежниками.
Мировой ВПК  14.06.2017
Дальневосточный вояж заместителя министра обороны Юрия Борисова ежедневно приносит новости о том, как продвигается перевооружение российской армии. И каким образом совершенствуется военная техника, даже успешно пройдя государственные испытания. На днях Борисов, выступая в Комсомольске-на-Амуре во время посещения авиационного завода им. Гагарина, заявил о необходимости доработки истребителя Су-35С.
Мировой ВПК  14.06.2017
Продукция корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) в ходе проведения операции в Сирии хорошо зарекомендовала себя и показала высокое качество. Такое мнение высказал вице-премьер Дмитрий Рогозин на юбилее знаменитой не только в нашей стране корпорации в подмосковном Королёве. «Это только начало большой работы, которая сейчас проходит испытания в Сирии, где все то, что производится вами, или большая часть того, испытывается, дорабатывается, доводится до ума, но показывает высокий класс. Это фактически переводит нашу армию, наш флот в другую лигу», — сказал Рогозин.
Мировой ВПК  14.06.2017
Радиотехнические войска ВКС планируют провести модернизацию радиолокационного комплекса «Небо-М», сообщил начальник РТВ генерал-майор Андрей Кобан. Комплекс достаточно молод, пришел в войска всего лишь пять лет назад, однако, как заявил Кобан: «У нас задан ряд работ по модернизации вооружения, которое имеется. Мы понимаем после 3−5-годичной технической эксплуатации, какой у нас имеется модернизационный потенциал — простым языком говоря, что можно было бы улучшить. На сегодняшний день такая работа активно ведется».
Конфликты  26.06.2017
В понедельник противостояние между ЦАХАЛ и некими вооруженными силами на сирийской территории продолжилось. В ход вновь пошла артиллерия, есть погибшие и раненые. Обстоятельства этих инцидентов, как и всех предыдущих, крайне запутаны. В то же время геополитики в них гораздо меньше, чем принято считать.
Конфликты  20.06.2017
Судя по сводкам, авиация коалиции США больше не пересекает линию, за которой ее самолеты станут целями российских средств ПВО. Впервые со времен «броска на Приштину» США пришлось уступить под нажимом российских военных. Австралия и вовсе отказалась поднимать свои самолеты в сирийское небо. Теперь вопрос в том, будут ли зоны военного влияния в Сирии совпадать с политическими.
Конфликты  19.06.2017
Минобороны объявило, что «любые воздушные объекты (включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции), обнаруженные западнее реки Евфрат, будут приниматься на сопровождение российскими наземными средствами ПВО в качестве воздушных целей». Это решение – следствие уничтожения американским самолетом сирийского Су-22. Что оно означает с практической точки зрения?