28.12.2015, 19:37
Эрдоган идет ва-банк
Эрдоган идет ва-банкМеждународная военная политика
Чем закончится для Анкары попытка создать «зону безопасности» на территории Сирии?

В воскресенье, 27 декабря, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган огласил планы по обустройству «зоны безопасности», которую он предлагает создать на территории Сирии. В интервью телеканалу Al Arabiya он сообщил, что в зоне смогут обосноваться беженцы, которые живут в лагерях в Турции и хотят вернуться в Сирию.

«На первом этапе зона протянется вдоль границы на 98 км и будет удалена вглубь территории Сирии на 45 км, при этом мы можем ее расширить. Это будет зона, свободная от террора, и там смогут жить внутренне перемещенные лица и те, кто находятся в лагерях в Турции», — сказал Эрдоган.

По его мнению, турецкое правительство могло бы начать кампанию по сбору средств на реализацию этого проекта. В частности — на строительство в буферной зоне жилья для беженцев.

Можно сказать, Эрдоган продолжил заочную дискуссию с американцами. В начале декабря пресс-секретарь Белого дома Джошуа Эрнест заявил, что создание подобных зон «потребовало бы существенных ресурсов». «Дело не обошлось бы несколькими истребителями, патрулирующими этот район. Для защиты такой территории понадобились бы существенные ресурсы на земле. А выделение сухопутных сил прямо противоречит стратегии, которую изложил президент Барак Обама», — подчеркнул Эрнест.

Надо сказать, на счет необходимости выделения «немалых сухопутных сил» со стороны США пресс-секретарь слукавил. Напомним: в начале августа замглавы МИД Турции Феридун Синирлиоглу заявил, что Вашингтон дал «добро» на создание «зоны безопасности», и что ее защиту будут совместно обеспечивать Вооруженные силы Турции и США.

«У нас с США есть общее понимание вопроса о создании зоны безопасности. В этой зоне будет находиться арабское население и туркоманы (тюркская народность, проживающая в Сирии). Все они будут под защитой ВВС в случае возможных атак «Исламского государства», курдской Партии демократического единства или сил режима Асада», — заявил Синирлиоглу.

Правда, турецкий дипломат не сказал прямо, планируется ли направлять в «зону безопасности» турецкий сухопутный контингент. Он, кроме того, дал понять, что вопросами защиты населения в зоне будет заниматься сирийская оппозиция.

Вашингтон слова замглавы турецкого МИДа опроверг: мол, стороны договорились об использовании американцами турецкой базы Инджирлик — и только. На деле, видимо, вопрос о создании «зоны безопасности» тоже обсуждался, но американцы от конкретных договоренностей уклонились.

И вот — Эрдоган снова заговорил о создании сирийской зоны. И надо понимать: на этот раз, возможно, Анкара будет действовать решительно. Ситуация в Сирии меняется на глазах, правительственная армия начинает теснить боевиков ИГИЛ. Не исключено, что дело дойдет до раздела Сирии на зоны оккупации. В этой ситуации Турции важно застолбить свои интересы, а «зона безопасности» занимает среди них одно из ключевых мест.

Что стоит за нынешними заявлениями Эрдогана, может ли турецкий президент пойти на создание «зоны безопасности» явочным порядком?

— Эрдогану сейчас нужен крупный внешнеполитический успех, — уверен ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН Алексей Фененко. — Последние два месяца для турецкого президента были крайне неудачными. Ссора с Россией привела к крупному кризису на туристическом рынке и на рынке легкой промышленности Турции. Попытка вторжения в Ирак окончилась неудачей, которая завершилась бесславным выводом турецких войск. Наконец, у турок снова возникли трения в отношениях с Грецией, которая почувствовала фору в условиях российско-турецкого конфликта.

Именно этот негативный фон подталкивает Эрдогана к немедленному действию.

Турецкий лидер действительно может решиться на создание «зоны безопасности»?

— Боюсь, именно эту попытку Эрдоган и предпримет. Как известно, нет никого бесстрашнее политика, загнанного в угол. Когда подпирает полоса неудач, политик такого типа, как Эрдоган, вполне может решиться на резкий бросок.

Как это может выглядеть технически?

— Однажды утром турки займут сирийскую территорию, и заявят, что отныне здесь будет зона безопасности. И кто с ними в этом случае будет затевать «горячую» войну?!

А дальше начнутся переговоры и дипломатические увещевания, что с точки зрения Анкары будет выглядеть как безусловная победа. Я, повторюсь, сильно опасаюсь, что турки пойдут именно на такой вариант.

Как на это будут реагировать США?

— Точно так же, как в случае с вторжением турецких войск в Ирак: будут смотреть, что получится из действий Анкары. Если Россия и Сирия начнут нажимать, и вынудят турок отступать, американцы сделают вид, что ничего и не было. Если же Москва — в силу разных причин — нажимать не будет, Вашингтон охотно признает турецкую зону.

А мы будем нажимать или нет?

— Все зависит от предварительных договоренностей с Анкарой. Думаю, все-таки будем, потому что наши отношения с Турцией обострились очень резко. И надо понимать: в этом случае одних авиаударов российских ВКС будет недостаточно.

Нам нужно будет четко продемонстрировать защиту территориальной целостности Сирии. Думаю, для этого могут пригодиться зенитно-ракетные системы С-400, которые Россия предусмотрительно перебросила на сирийскую авиабазу Хмеймим.

Это значит, риск опосредованной военной конфронтации России и Турции сегодня налицо…

— Заявления Эрдогана о готовности создать «зону безопасности» делались в разное время и при разных обстоятельствах, — напоминает директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Изначально турки предлагали создать буферную зону на севере Сирии с целью повторения ливийского сценария. Это значит, что на территории Сирии — государства, против которого работает Турция — турки намеревались разместить не только лагеря беженцев, но и сформировать временное оппозиционное сирийское правительство. Это правительство приобретало бы в глазах Анкары легитимность, и, в конце концов, выступило бы в качестве стороны переговоров о будущем Сирии.

Однако этот план Анкары провалился. Закрепиться на сирийской территории протурецкие силы сирийской оппозиции так и не смогли — против них эффективно сработали турецкие курды. Мало того, на своей собственной территории Анкара не сумела создать работоспособный аппарат будущих марионеточных сирийских властей.

Вторично к идее о зоне безопасности Турция вернулась, когда в Сирии появились российские войска. Анкара тогда выступила с идеей объявить территории Северной Сирии бесполетной зоной, чтобы не дать возможность оказывать поддержку с воздуха уже сирийским курдам.

Но этот проект отвергли США. Проблема для турок заключалась в том, что Вашингтон начал работать с курдами — иракскими, турецкими и сирийскими — что называется, напрямую. И тем самым связал туркам руки.

В третий раз обстоятельства изменились, когда турки сбили российский Су-24М. Одним из важнейших последствий этого инцидента для Анкары стало требование сначала России, а потом и Запада перекрыть то самое «окно» в 98 километров на турецко-сирийской границе, через которое в Сирию беспрепятственно проникали боевики «Исламского государства». Турция тогда заявила, что физически не может перекрыть границу. Якобы для этого нужно 30 тысяч военнослужащих, плюс инфраструктура в виде частых пограничных вышек.

Надо сказать, через «окно» на границе Анкара снабжала оружием определенные группы на сирийской территории. В первую очередь — туркоманов, которые открыто поддерживают Турцию и воюют против курдов. А это шло вразрез с планами США. Поэтому американцы предложили взять под контроль проблемный участок границы с помощью миротворческого контингента коалиции.

Вот тут Эрдоган всерьез испугался. Дело в том, что миротворческий корпус, в случае необходимости, мог бы вмешаться в ход событий внутри Турции. Например, не позволить турецким регулярным частям бить по турецким же курдам в восточных вилайетах. А такое вмешательство чревато развалом уже самой Турции.

Получается, турки за что боролись, на то и напоролись?

— Можно сказать и так. Анкара до сих пор действует, исходя из сценария развала Сирии и Ирака. Но расклад изменился, и сейчас протурецкие силы в Сирии теснят и российская коалиция, и западная во главе с США.

Другими словами, сейчас туркам никто не позволит создавать зону безопасности в Сирии. Сами по себе турки, я считаю, в Сирию не полезут. В конце концов, там стоит сирийская армия, и ее укрепляют российские ВКС. Кроме того, в случае турецкой интервенции к Дамаску могут примкнуть курды.

Проблема, повторюсь, в том, что Анкара все поставила на развал Сирии, а когда события стали развиваться по другому сценарию, оказалась к нему абсолютно не готова. Именно поэтому сейчас любые заявления и попытки Турции создать вопреки всему буферную зону, выглядят глубоко ошибочными.

Значит ли это, что усилия двух коалиций обеспечат территориальную целостность Сирии?

— Нет. Но раздел Сирии с большой вероятностью не позволит сохранить и территориальную целостность самой Турции. Скажу больше, по моим оценкам, точка невозврата на этом направлении для Анкары пройдена.

Да, Анкара попытается отыграться. Скорее всего, отступающих боевиков «Исламского государства» турки будут принимать на своей территории, и направлять в сторону Южного Кавказа.

Для России, кроме того, опасность заключается в том, что Турция, вслед за собой, затягивает в геополитическую воронку своих союзников, и прежде всего Азербайджан. Напомню, что Баку выстраивал всю свою политику на стратегическом альянсе с турками, игнорируя любые другие предложения. В результате есть опасность, что новые конфликты вспыхнут вблизи южных рубежей РФ…

Категория: Конфликты



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  23.08.2016
Редкий по своей недипломатичности публичный упрек получила Россия от министра обороны Ирана. «Доля хвастовства и бесцеремонного поведения» – такими словами он охарактеризовал комментарии российских коллег по поводу использования иранской авиабазы нашими ВКС. Чем вызвано крайне резкое заявление главы иранского оборонного ведомства и насколько оно обоснованно?
Геополитика  23.08.2016
Член комитета Государственной думы по обороне Максим Шингаркин обратился к Минобороны РФ (запрос имеется в распоряжении «Русской Планеты») с просьбой рассмотреть возможность размещения российского ядерного потенциала на Кубе в ответ на нарушения Вашингтоном Договора о нераспространении ядерного оружия. Шингаркин предостерег США от агрессивной политики и опасности игр с ядерным оружием.
Мировой ВПК  22.08.2016
Посол Украины в США Валерий Чалый в интервью телеканалу «112 Украина» заявил о крайней желательности для его страны, чтобы Вашингтон согласился на совместное производство на украинской территории «летального оружия». — Я знаю, что вопрос предоставления летального оружия — это чувствительный вопрос. И, по правде говоря, важны не сами поставки, а сигнал… Это моя идея, у которой есть шанс на осуществление, — производить оружие в кооперации с американцами на украинской территории, — так объяснил свою позицию г-н Чалый в эфире телеканала.
Мировой ВПК  22.08.2016
Генеральный директор корпорации «Тактическое ракетное вооружение» (КТРВ) Борис Обносов в интервью порталу Rambler выразил уверенность в том, что к 2020 году в России будут разработаны гиперзвуковые ракеты, имеющие скорость 6−7М. Он считает, что такие ракеты существенно ослабят возможности сил ПРО вероятного противника: «Ясно, что с такими скоростями, когда ракеты будут иметь возможность летать в атмосфере со скоростью в 7−12 раз превышающей скорость звука, все системы защиты от них достаточно ослабеют».


Конфликты  24.08.2016
В конце прошлой недели в Сирии впервые были применены высокоточные управляемые снаряды «Краснополь». В характеристике на них значится: «предназначены для поражения бронированных целей и военных объектов с первого выстрела». Это, конечно, гипербола. Однако она не столь и далека от истины. Вероятность поражения цели, удаленной на расстояние до 25 километров, достигает 97%. При этом не требуется никакой предварительной пристрелки. Все решает автоматика.
Конфликты  24.08.2016
Турецкая армия вошла на территорию Сирии и начала наступление на пограничный город Джараблус. В операции под названием «Щит Евфрата» используются танки и боевая авиация. Это сигнализирует о тектонических изменениях в процессе урегулирования сирийского кризиса и новой структуре взаимодействия между Анкарой, Москвой и Вашингтоном. Операция началась около 4 утра 24 августа. По данным официальной Анкары, турецкий спецназ и авиация при поддержке военных самолетов западной антитеррористической коалиции и сирийской вооруженной оппозиции начали наступление на сирийский Джераблус. Наступление проводится против присутствия террористического «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России).
Конфликты  23.08.2016
По словам Петра Порошенко, назначенный на среду военный парад призван продемонстрировать врагу украинскую мощь, а союзникам и партнерам – «то, что мы сделали за два года». Впрочем, для того, чтобы знать, что продемонстрировать Киеву нечего, парад смотреть не нужно. Что, однако, не отменяет риска возобновления полномасштабной войны в Донбассе. По мере приближения 25-летней годовщины со дня провозглашения независимости Украины от СССР ежедневно увеличивалось количество информационных вбросов о «силе и мощи новой украинской армии», а также о возможных датах начала крупномасштабных боевых действий в Донбассе.