05.01.2015, 00:53
Две трактовки одной встречи
Две трактовки одной встречиМеждународная военная политика
5 января в Берлине пройдет встреча представителей МИД России, Германии, Франции и Украины. В Киеве утверждают, что на ней будут говорить об Украине, тогда как Москва надеется на более конструктивные темы.

У украинской и российской стороны принципиально разные трактовки повестки дня. Так, представитель украинского МИД Евгений заявил, что на встрече будет обсуждаться «минский протокол и имплементация минских договоренностей». Тем самым, Киев дает понять, что нормандский формат фактически подменяет минский как основную площадку для ведения переговоров о перемирии. Украинской стороне это крайне важно, поскольку в рамках нормандского формата сторонами конфликта являются Россия и Украина, а в рамках Минского - Украина с одной стороны и ДНР с ЛНР с другой (что автоматически превращает конфликт на Украине в гражданский).

Именно поэтому Петр Порошенко долгое время отказывался от минского формата, а когда Джозеф Байден лично прибыл в Киев и заставил Порошенко согласиться, то украинский президент упорно называл эти переговоры трехсторонними (между Украиной, Россией и ОБСЕ). Москва же выступает за сохранение минского формата, и устами замминистра иностранных дел РФ Григория Карасина дает понять, что в рамках берлинских переговоров 5 января будет обсуждаться целый спектр вопросов, в том числе и те, которые связаны с соблюдением минских договоренностей.

Весьма вероятно, что основным пунктом повестки дня берлинских переговоров и всех последующих встреч в «нормандском формате» будет выработка дорожной карты для восстановления отношений между Россией и Евросоюзом. По крайней мере все предварительные условия для начала таких переговоров выработаны.

Так, удалось более-менее заморозить гражданскую войну на Украине. Не столько через договоренности на минских переговорах сколько через осознание сторонами бесперспективности наступательных действий. Москва понимает, что наступление на Харьков и даже на Мариуполь вызовет новую волну санкций и укрепление киевского режима. В свою очередь Порошенко осознает, что его попытка совершить блицкриг окончится военным крахом и контрнаступлением ополченцев на Мариуполь и даже Харьков. А контрнаступление - это не наступление. Порошенко сделают виновным за провоцирование ответа со стороны ополченцев, он потеряет поддержку Запада.

Именно поэтому несмотря на громкие заявления президента о «готовности ответить на провокации», с украинской стороны уже проводятся меры по оформлению «замороженного статуса» конфликта. Например, Украина берет Новороссию в транспортную блокаду. «Для проведения комплексных антитеррористических мероприятий пересечение через линию соприкосновения в зоне АТО будет ограничено до 7 транспортных коридоров, а все остальные пути будут перекрыты», - заявил секретарь СНБО Александр Турчинов.

В свою очередь, власти ЛНР и ДНР перешли от удержания контроля над территориям к консолидации власти и ликвидации непокорных или чересчур радикальных полевых командиров. В частности, в ЛНР (славящейся разгулом «махновщины») был убит известный полевой командир Александр Беднов. К самой ликвидации можно относиться по-разному (как к попытке предотвратить возможный переворот или как к элементу банального передела собственности), но вряд ли главе ЛНР Игорю Плотницкому позволили пойти на этот шаг если бы оставалась угроза украинского вторжения. Однако ему не только позволили ликвидировать Беднова, но и, по всей видимости, дали карт-бланш на продолжение зачистки ЛНР от недовольных. В частности, от неподконтрольных казачьих подразделений.

Еще одним необходимым условием для переговоров между Россией и ЕС было осознание европейцами бесперспективности санкционного пути в деле изменения российских красных линии по Донбассу. И это осознание уже пришло - всем понятно, что Путин готов на определенные компромиссы по статусу Донбасса, но он не позволит Украине в нынешней ее форме взять этот регион. Автономия в рамках федеративной Украины либо «приднестровский вариант» - вот то, на что согласна Россия, и от чего она не отступится под давлением. Поэтому в Европе все больше политиков призывает отказаться от бесполезных санкций и перейти к диалогу с Россией. Об этом говорят даже чиновники в окружении Ангелы Меркель - лидера антироссийского лагеря в ЕС. И не исключено, что в самое ближайшее время таких невольных адвокатов России наберется на критическую массу.

Наконец, подвижки возникают и в ключевом долгосрочном условии для урегулирования украинской авантюры - статусе Крыма. Всем очевидно, что Крым вошел в состав России и условием любого пакетного соглашения по Украине станет фиксация этих изменений. Между тем, ЕС не может пойти на такое признание до тех пор, пока Киев официально не заявит о том, что смирился с утратой полуострова. Украинские власти же боятся общественной реакции.

И вот последние опросы показывают, что народ о Крыме стал забывать. Так, за возврат полуострова готовы воевать лишь 18,5% украинцев, а более 20% признают, что Крым потерян навсегда. Еще примерно столько же считают, что Крым «можно вернуть в случае превращения Украины в развитое демократическое и экономически привлекательное государство». Таким образом, их можно фактически приплюсовать к тем 20% пессимистов, поскольку при выбранной модели развития Украина не станет ни экономически развитым, ни демократическим государством. В чем-то она сейчас стала напоминать Армению с Азербайджаном - общество воспитывается в атмосфере ненависти и презрения к соседу, что автоматически ведет к деградации гражданского сознания. И не только его - в отличие от двух южнокавказских республик, украинцев принуждают ненавидеть соседа, на которого завязаны все остатки украинской экономики.

Подобное развитие украинского общества угрожает не только интересам России, но и ЕС - Брюсселю не нужен рассадник радикализма возле своих границ, не говоря уже об источнике потенциального конфликта с Россией. Поэтому чем раньше Брюссель и Москва заключат пакетную сделку по Украине и вместе займутся спасением остатков этой страны1, тем лучше.

Категория: Геополитика



Mediametrics.ru

Читайте также:

Геополитика  16.01.2017
Избранный президент США Дональд Трамп намекнул на возможное снятие санкций в обмен на взаимное сокращение ядерных вооружений. Многим возможность равного сокращения смертоносных для всей планеты арсеналов, да еще в обмен на снятие экономических санкций, может показаться весьма конструктивным предложением. Пока официальный представитель президента России Дмитрий Песков не стал давать оценку этим заявлениям и призвал «набраться терпения», дождавшись официального вступления Трампа в должность.
Геополитика  13.01.2017
Большинство внешнеполитических прогнозов начинается с констатации факта высокой неопределенности международной среды. Это удобно – за неопределенностью можно спрятаться, избегая ответственности за прогноз. Но если мы действительно хотим получить ориентиры на будущее, необходимо давать представления о «коридорах определенности». В 2017 году подобные коридоры вполне просматриваются. Они далеко не радужны и говорят о потребности в принципиально новых решениях накопившихся проблем.
Геополитика  12.01.2017
Новый год начался с весьма интригующих процессов, начало которым, впрочем, было заложено в году минувшем. В частности, вице-премьер Турции Вейски Кайнак заявил, что Анкара ставит под сомнение дальнейшее пребывания сил коалиции во главе с США на турецкой авиабазе Инджирлик, участвующих в воздушной операции против запрещенного, в том числе и в РФ, «Исламского государства».
Мировой ВПК  11.01.2017
Сколько стоит все атомное оружие в мире, каковы реальные военные «ядерные» бюджеты стран, которые обладают этим видом ОМУ? Наверное, это самый сложный вопрос на сегодняшний день, потому что точного ответа на него дать не может никто. Тем не менее, на Западе обнародован доклад нескольких влиятельных международных неправительственных организаций о предположительных тратах ядерных стран — официальных и неофициальных — на содержание, модернизацию старых и разработку новых видов ядерного оружия. Как утверждается в нем, в течение следующих десяти лет правительства заинтересованных государств используют на эти цели, по крайней мере, триллион долларов. Это сто миллиардов ежегодно и 12 миллионов ежечасно.
Конфликты  16.01.2017
Несмотря на то что силы ИГИЛ на отдельных участках сирийского фронта объективно истощены, террористы активно контратакуют, а в некоторых местах резко сменили тактику, нацелившись на крайне болезненные для сирийской армии точки. В то же время террористы теряют позиции под Пальмирой – сирийские войска готовы реабилитироваться за недавний позор.
Конфликты  13.01.2017
Новости, приходящие с линии разграничения сторон в Донбассе, гласят: эта линия меняется, причем, в пользу ВСУ. Прямое подтверждение – новые жертвы и новые обустроенные позиции украинцев. Нужно понимать, что речь в данном случае идет давней стратегии на дальнюю перспективу. И перспектива эта – окружение Донецка.
Конфликты  11.01.2017
Военная операция Qadimun Ya Naynawa («Мы идем, Ниневия») по освобождению Мосула, начатая 16 октября 2016 года, освещается крайне скудно, как независимыми западными СМИ, так и пресс-службами коалиции. Напомним, что сейчас город насчитывает примерно 1,5 миллиона жителей, многие из которых и