04.03.2015, 15:52
Драка по-пекински
Драка по-пекинскиМеждународная военная политика
С кем собирается воевать Китай, наращивая военные расходы?

Китай на 10% увеличит расходы на оборону в 2015 году. Об этом в среду, 4 марта, сообщила официальный представитель Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) Фу Ин.

«Для такой большой страны как Китай необходимы значительные военные расходы, чтобы общественность чувствовала себя в безопасности», – отметила Фу Ин накануне церемонии открытия 3-й парламентской сессии ВСНП.

Напомним: расходы Китая на оборону на 2014 год планировались на уровне 802,2 млрд юаней (более 130 млрд долларов), что на 12,2% превышало показатель 2013 года. Теперь, получается, военный бюджет Пекина составит 145 млрд долларов в год.

Аналитики считают, что Китай вкладывает деньги в такие высокотехнологичные области военно-промышленного комплекса, как строительство подводных лодок и самолетов-невидимок, а реальный военный бюджет намного выше заявленного.

Курс Пекина на усиление военной мощи всерьез беспокоит Токио. Кроме того, японцы опасаются, что США, своим давлением на лидеров РФ и КНР Владимира Путина и Си Цзиньпина, рискуют спровоцировать появление военного союза Москвы и Пекина, или как минимум способствовать их тесному сотрудничеству. Об этом 2 марта написала японская газета The Diplomat.

«Если Вашингтон продолжит перегибать палку в том, что касается цен на нефть, Украины и расширения НАТО, и если США слишком сильно изменят баланс сил в Тихоокеанском регионе против Китая, то РФ и КНР могут действительно сделать шаги в направлении к формальному альянсу, хотя, возможно, и не в том виде, в каком они хотели бы», – отмечает японское издание.

Все это говорит об одном: в 2015 году обстановка в Азиатско-Тихоокеанском регионе будет накаляться, и дело может дойти до региональной гонки вооружений и локальных военных конфликтов.

Любопытен с этой точки зрения прогноз американской частной разведывательно-аналитической компании Stratfor, изложенный в докладе «Мир грядущего десятилетия»:

«В Азиатско-Тихоокеанском регионе развернётся игра между тремя сторонами. Россия, слабеющая сила, будет постепенно терять способность защитить свои морские интересы. Китай и Япония будут заинтересованы в том, чтобы ими завладеть. Мы предполагаем, что по мере угасания России этот конфликт превратится в главную схватку региона, и китайско-японская вражда усилится», – говорится в прогнозе Stratfor.

Как на деле будут складываться взаимоотношения в треугольнике Россия-Китай-Япония, чем грозит рост напряженности возле наших дальневосточных границ?

– Безусловно, японско-китайская конфронтация будет только усиливаться, – уверен руководитель Центра японских исследований Института Дальнего Востока РАН Валерий Кистанов. – Идет борьба между главными дальневосточными державами – Китаем и Японией – за сферы влияния, господствующие экономические высоты, возможность проецировать военную силу в регионе. До сих пор главным игроком здесь была Япония, но сейчас на первый план выходит Китай.

Рост региональной напряженности выражается в росте военных расходов. Еще раньше Китая в Японии был принят военный бюджет на новый финансовый год – он начинается с 1 апреля. В нем на оборону предусмотрено истратить рекордную сумму – около 5 миллионов йен.

— Чем обосновывает свои действия Токио?

– В Японии уже давно в ходу теория китайской угрозы. Она заключается в том, что Пекин наращивает силы, укрепляет военно-морской флот, и все дальше выходит на просторы Тихого океана. Напомню: в конце 2013 года Китай ввел новую опознавательную зону ПВО, которые захватывают спорные острова Сенкаку, и местами накладывается на японскую аналогичную зону.

Я, кстати, считаю, что в 2015 году борьба за суверенитет над Сенкаку в Восточно-Китайском море серьезно обострится. Япония считает, что притязания Китая беспочвенны, а Китай – что Япония должна вернуть острова. Сенкаку важны потому, что от них можно отсчитывать эксклюзивную экономическую зону, в которой сосредоточены и рыбные богатства, и запасы углеводородов.

Все эти шаги ведут к тому, что в Азиатско-Тихоокеанском регионе фактически разворачивается гонка вооружений.

— Какую роль в этом обострении играют США?

– Токио, чтобы ответить на военную экспансию Пекина, укрепляет военный союз с Вашингтоном. Между Японией и США подписан документ «Основные направления военного сотрудничества», который не пересматривался с 1997 года. Тогда «основные направления» были пересмотрены в свете того, что закончилась холодная война и исчезла советская угроза. Сейчас «направления» снова пересматриваются, и основной мотив – как раз китайская военная угроза.

Да и сама Япония, под руководством премьера Синдзо Абэ, держит курс на более полное использование военного фактора в своей внешней политике. Этот курс просматривается вполне отчетливо. Абэ, например, считает, что Япония – в принципе, концептуально – до сих пор обременена послевоенными ограничениями, которые были наложены по итогам ее поражения во Второй мировой (в частности, мирной конституцией, навязанной США). По мнению Абэ, теперь пришло время освобождаться от послевоенных оков, и превращать Японию в нормальную – в понимании японских правящих кругов – страну. Другими словами, в страну, имеющую собственную полноценную армию.

Синдзо Абэ последовательно проводит этот курс. Он был премьером еще в 2006-2007 годах, и тогда добился, чтобы управление Сил самообороны было преобразовано в Минобороны. Теперь он хочет сделать следующий шаг.

— Вы считаете, у Японии скоро появится полноценная армия?

– Полноценная армия – дело все еще далекое. Сейчас Абэ повышает роль военного фактора в пределах, которые позволяют нынешние реалии. В июле 2014 года японский кабмин принял новую трактовку 9-й статьи конституции, которая запрещает Японии решать международные конфликты с помощью военной силы или угрозы ее применения. Теперь в трактовке сказано, что Япония имеет право на коллективную самооборону за рубежом – и в ближайшее время эту формулировку утвердит японский парламент.

— К каким конкретно конфликтам готовится Токио?

– Скажем, если США окажутся вовлеченными в военный конфликт, японские Силы самообороны смогут прийти им на помощь.

Проигрываются и вполне определенные сценарии. Если, например, возникнет напряженная ситуация в районе Ормузского пролива, Япония сможет принять участие в военных действиях с целью обеспечения судоходства, поскольку через пролив проходит свыше 80% нефти, которую получает Япония. Или другой вариант. Япония сможет сбивать баллистические ракеты с ядерными боеголовками, которые Северная Корея якобы сможет запускать в сторону США.

Усиление сотрудничества Японии и США в сфере ПРО серьезно беспокоит Китай. Пекин понимает, что северокорейская ракетная угроза – всего лишь предлог. На деле, имеется в виду растущий ракетно-ядерный потенциал Китая.

— А России японско-американское сотрудничество угрожает?

– Конечно. Наши стратегические подводные силы с ядерными ракетами базируются в Охотском море. Получается, Япония, в случае глобального конфликта Россия-США, сможет перехватывать наши ракеты еще на траектории взлета. В итоге, Москва тоже вынуждена принимать меры к укреплению военного потенциала на Дальнем Востоке, и реагировать на действия треугольника США-Япония-Китай…

– Кризис на Украине подтолкнул рост военных расходов по всему миру, – отмечает академик Академии геополитических проблем, генерал-полковник запаса Леонид Ивашов. – Наращивают военную мощь не только Китай и Япония, но, прежде всего, США. Неслучайно Барак Обама, представляя новую стратегию национальной безопасности, утвержденную конгрессом, заявил, что сокращение военных расходов, в то время как другие страны (Обама имел в виду Россию) готовились к агрессии, – было ошибкой.

В результате, США дали новый импульс всем странам мира к наращиванию военной мощи. Китай в этом смысле не является исключением. Пекин предполагает, что глобальная схватка еще впереди, и укрепляет свои ракетные силы. Япония тоже не дремлет, и, не особо это афишируя, работает над созданием ядерного оружия.

— Скажется ли обострение ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе на России?

– В какой-то мере это затронет наши интересы. Однако прямой военной угрозы на этом направлении я пока не вижу…

Категория: Геополитика



Читайте также:

Геополитика  29.01.2018
Министр обороны США Джеймс Маттис заявил, что в 2018 году в Афганистане, Ираке, а также в недружественных странах «обычные войска будут брать на себя функции спецназа в военных миссиях». По его словам, которые приводит издание Military.com, Силы специальных операций (ССО) США перегружены, тогда как пехота, находящая в зоне боевых действий, отсиживается в укрепрайонах.
Мировой ВПК  27.01.2018
В январе начал испытательные полеты стратегический ракетоносец Ту-160М с заводским номером 8−04. Об этом сообщили в российском оборонно-промышленном комплексе. До конца этого года он будет передан ВКС России для эксплуатации в Дальней авиации.
Мировой ВПК  25.01.2018
Журнал Popular Mechanics сообщил, что более трети парка американских штурмовиков A-10 Thunderbolt II не способны подняться в воздух по причине изношенности крыльев. Ситуацию можно исправить, закупив у компании Boeing, выигравшей тендер на ремонт штурмовиков, необходимое количество крыльев.
Мировой ВПК  23.01.2018
На минувшей неделе РИА «Новости», ссылаясь на информацию, полученную от источника в судостроительной отрасли, сообщило о грядущей утилизации двух самых больших в мире атомных подводных лодок проекта 941 «Акула» — ТК-17 «Архангельск» и ТК-20 «Северсталь».
Конфликты  22.01.2018
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей.
Конфликты  12.01.2018
Основные боевые действия в Сирии переместились из восточной провинции Дэйр-эз-Зор на запад и северо-запад государства. Это связано с поражением Исламского государства. Практически полностью разгромленная группировка больше не опасна, во всяком случае, так считают в Министерстве обороны Российской Федерации. Да и последние события говорят в пользу этой версии — даже связанные с боевиками СМИ больше не публикуют столь активно новости о столкновениях с враждебными силами.
Конфликты  11.01.2018
В атаке на российские военные базы в Сирии участвовал 31 беспилотник, а не 13, как сообщалось ранее. Об этом Интерфаксу со ссылкой на свои источники заявил координатор группы дружбы парламента Сирии и Госдумы Дмитрий Саблин. По его словам, все дроны были боевыми, которыми обладают «очень ограниченное количество государств, в первую очередь, США». Саблин отметил высокую эффективность российских средств ПВО и пообещал впредь отправлять аналогичные объекты обратно — тем, кто их запускает.
Хостинг от uWeb